Машинный перевод: ru en kk ky uz az de fr es zh-CN cs sk he ar tr sr hy et tk ?

Деловой Ливан

Polpred Обзор СМИ. На 23.05.2022 Важных статей 3071, из них 146 материалов в Главном в т.ч. 39 интервью 32 Персон. Банковские отчеты из ближневосточного центра. Как пользоваться. Всего статей с Упоминаниями 21159. На карте. Платный интернет-доступ, Ливан 12 месяцев с любого дня, ежедневное пополнение, архив 20 лет, 69 тыс. руб. Подписка.

ОтраслиАвиапром, автопром статей 35 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 23.5.2022 читателями скачано статей 212Агропром 89 / 1083Алкоголь 1 / 3Армия, полиция 859 / 6513Внешэкономсвязи, политика 1335 / 10345Госбюджет, налоги, цены 107 / 1174Легпром 2 / 76Леспром 1 / 2Медицина 27 / 347Металлургия, горнодобыча 4 / 20Миграция, виза, туризм 130 / 864Недвижимость, строительство 36 / 127Нефть, газ, уголь 157 / 1153Образование, наука 33 / 90Приватизация, инвестиции 18 / 58СМИ, ИТ 91 / 523Судостроение, машиностроение 4 / 18Таможня 2 / 7Транспорт 37 / 464Финансы, банки 46 / 178Химпром 3 / 47Экология 28 / 407Электроэнергетика 22 / 346

Федокруга РФ, страны, территории, регионы
Топ
Алфавит


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Ливан» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 23.05.2022 размещено 146 Важных статей, в т.ч. 32 VIP-автора, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны


Погода:

Точное время:
Бейрут: 17:20

lebanon.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (134)

Экономика (13) • Агропром (2) • Внешняя торговля (23) • Законодательство (4) • Инвестиции (4) • Книги (5) • Культура (1) • Медицина (2) • Недвижимость (4) • Образование, наука (13) • Политика (1) • СМИ (6) • Строительство (2) • Таможня (2) • Транспорт (2) • Туризм, виза (19) • Финансы (29) • Экология (1) • Энергетика (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловой Ливан»

Экономика и связи Ливана с Россией

Тексты всех ежегодников есть в архиве «Новости. Обзор СМИ», кнопка в меню слева. Пользоваться базой данных значительно удобнее, чем pdf. Ежегодники (бумага, pdf) мы делаем только на заказ. • Том 5, 2009г. (164с.) • Том 4, 2005г. (24с.) • Спецвыпуск. Том 3, 2005г. (45с.) • Том 2, 2004г. (12с.) • Том 1, 2002г. (24с.)

Новости Ливана

Полный текст |  Краткий текст |  Рубрикатор поиска


Ливан. США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 2 марта 2022 > № 3989084

Насралла обвинил «ошибочное доверие к США» в украинском кризисе

Генеральный секретарь ливанского движения сопротивления «Хизбалла» Сайед Хасан Насралла во вторник указал на конфликт в Украине и заявил, что «США не заслуживают доверия,и те, кто полагаются на Вашингтон, проиграют».

Генеральный секретарь ливанского движения сопротивления "Хезболла" Сайид Хасан Насралла выступил во вторник в Бейруте с речью по случаю 30-летия мученической смерти 2-го генерального секретаря движения "Хизбалла".

В начале своего выступления он поздравил с Курбан-Байрамом, днем, когда Пророк Мухаммед (мир ему и благословение) был избран посланником Бога для всех мусульман мира.

Лидер «Хизбаллы» заявил, что события, происходящие между Украиной и Россией, опасны.

Насралла раскритиковал двойные стандарты международного сообщества в отношении событий на Украине.

Как международное сообщество отреагировало на войны в Ираке, Афганистане, Палестине, Сирии и Йемене? - спросил он.

Он добавил: «В этом мире прославляют сильнейших, а самых слабых угнетают».

США виноваты в кризисе на Украине, Вашингтон подстрекает и работает над этим сценарием в течение нескольких недель, сказал Насралла далее о войне на Украине, добавив: «Это судьба тех, кто сдает свое оружие и полагается на «фальшивые гарантии».

«США не заслуживают доверия, те, кто надеется на Вашингтон, проиграют», — заключил лидер «Хизбаллы».

Ливан. США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 2 марта 2022 > № 3989084


Ливан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > oilcapital.ru, 23 ноября 2021 > № 3915356

Главы МИД РФ и Ливана обсудили вопросы модернизации терминала «Роснефти» в порту Бейрута

Создание условий для начала работ по модернизации и расширению терминала «Роснефти» по хранению нефтепродуктов в порту Бейрута обсудил в Москве министр иностранных дел РФ Сергей Лавров с главой МИД Ливана Абдаллой Бу Хабибом. «Большой проект реализуется в компании „Роснефть“, которая владеет терминалом по хранению нефтепродуктов в порту Бейрута. Есть уже конкретные планы по модернизации и расширению этого терминала. Сегодня мы обсуждали с нашими коллегами, какие шаги необходимо предпринять, чтобы как можно скорее подготовить условия для начала соответствующих работ. По линии министерства энергетики Ливанской Республики поступят соответствующие предложения, на которые мы отреагируем», — сказал Лавров в понедельник на пресс-конференции по итогам переговоров.

Лавров сообщил также, что компания НОВАТЭК, «которая занимается разведкой и добычей в Ливане углеводородов и планирует очередную скважину бурить на шельфе в начале следующего года».

По словам Лаврова, он обсудил с ливанским коллегой деятельность компаний «Роснефть» и НОВАТЭК по развитию ливанского энергетического сектора.

Из-за проблем с поставками мазута государственная электрическая компания Ливана, отмечает ТАСС, уменьшила в летний период до минимума энергоснабжение населения — была остановлена работа двух из четырех ТЭС. Ситуация усугубилась после решения Центробанка Ливана 12 августа отменить госсубсидии на горюче-смазочные материалы из-за сокращения валютных резервов, что вызвало волну уличных протестов и длинные очереди у автозаправочных станций.

22 сентября Министерство по делам энергетики и водных ресурсов Ливана объявило о поднятии цен на ГСМ на 15%. В августе рост цен на бензин и мазут составил 66%.

Ливан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > oilcapital.ru, 23 ноября 2021 > № 3915356


Ливан. Израиль. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 22 ноября 2021 > № 3915025

Глава МИД Ливана обсудит демаркацию границы с Израилем в Москве

На переговорах в Москве глава МИД Ливана Абдалла Бу Хаббиб обсудит тему переговоров с Израилем по демаркации морской границы в контексте реализации проекта с участием НОВАТЭКа по разработке газового месторождения в Средиземном море, сообщил «Интерфаксу» посол Ливана в России Шауки Бу Нассар. «Важным представляется вопрос демаркации морской границы между Ливаном и Израилем, который затрагивает разработку ливанских газовых месторождений в Средиземном море — в этот проект вовлечены российская компания НОВАТЭК, итальянская Eni и французская Total», — отметил посол. По его словам, «на этот счет продолжаются консультации между ливанской и израильской делегацией под эгидой ООН и при посредничестве США».

«Я полагаю, что сейчас главная задача договорится с Израилем о демаркации, и я думаю, этот вопрос будет обсуждаться с нашими российскими друзьями, чтобы помогли сохранить наши газовые месторождения», — заявил Бу Нассар.

В октябре 2017 года, напоминает «Интерфакс», в рамках первого лицензионного раунда НОВАТЭК совместно с Total и Eni подал тендерное предложение на два шельфовых блока в Ливане. В декабре 2017 года правительство Ливанской республики приняло решение присудить блоки 4 и 9 консорциуму и одобрило подписание соглашений о разведке и добыче, которые и были подписано в 2018 году. Доля участия НОВАТЭКа в соглашениях составляет 20%, Total и Eni — по 40%, оператором проекта является Total.

Блок 9 Израиль считает спорной территорией. По словам главы НОВАТЭКа Леонида Михельсона, на спорной территории бурения не планируется, поскольку эта площадь не представляет интереса с геологической точки зрения.

На блоке 4 партнеры пробурили скважину глубиной 4190 метров в феврале–марте 2020 года.

Ливан. Израиль. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 22 ноября 2021 > № 3915025


Ливан > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > oilcapital.ru, 1 ноября 2021 > № 3886953 Лаури Хайтаян

Ливан: война за развалившийся энергетический рынок

Когда в начале октября закрылись две крупнейшие электростанции Ливана, страна погрузилась в темноту. Всемирный банк назвал ее кризис одним из крупнейших с 1850 года в мире. В стране наблюдается жесткое нормирование электроэнергии, отключения достигают до 22 часов в день. Легальный импорт топлива практически невозможен. Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) разбирается в том, чем живет сегодня энергетика Ливана и какие страны используют энергетический кризис этой страны в своих интересах.

Дефицит энергии парализовал жизнь ливанского населения и многих ключевых секторов экономики. Если источник финансирования для топлива не будет найден или если топливо для выработки электроэнергии не будет предоставлено стране бесплатно, Ливан в любой момент может погрузиться в абсолютную тьму.

За прошедшие годы большинство людей нашли альтернативную сеть генераторов электроэнергии. Но, учитывая цены на топливо, которые снова выросли, частные сети обязательно исчезнут одна за другой.

Помощь из-за рубежа

В такой ситуации у Ливана нет никаких альтернатив, как закупать топливо из-за границы. В сентябре 2021 года нефтяной танкер из Ирана пришвартовался в сирийском порту Банияс, чуть ранее еще один танкер выгружал топливо в том же порту. Ожидается, что оттуда нефть незаконно перешла через границу в Ливан.

Но транспортировка нефти из Ирана в Сирию является нарушением двух пакетов санкций. Один направлен против Ирана запрещает Тегерану продавать нефть кому-либо. Другой направлен против Сирии, был введен в 2019 году президентом США Дональдом Трампом и запрещает деловые отношения с сирийским режимом, включая поставки нефти из Сирии в Ливан или любую другую страну.

«Хезболла» у нефтяных кранов

Скорость, с которой поступает нефть, и ее объемы недостаточны для восстановления ливанской электросети. Скудные запасы топлива находятся в руках ливанской армии.

Ситуацией уже вовсю пользуется «Хезболла», которая взяла под свой контроль часть нефти. Она также контролирует точки распространения и теперь может претендовать на увеличение политического влияния. Дополнительные баллы «Хезболле» дает то, что при поставках нарушается ряд американских санкций в отношении Ирана, Сирии и самого движения, а это очередной щелчок по носу Вашингтона.

Лаури Хайтаян, ливанский эксперт по нефти и газу в Ближнем Востоке и Северной Африке, считает, что сектор электроэнергетики разрушился еще до нынешнего кризиса:

«В течение многих лет после окончания гражданской войны в 1990 году власти не могли модернизировать электроэнергетический сектор. Коммунальное предприятие Électricité Du Liban (EDL) в течение многих лет было убыточной компанией с неэффективным управлением. Сеть не модернизировалась в течение многих лет. Технические и нетехнические потери составляют более 40%. Под нетехническими потерями мы подразумеваем плохую систему сбора платежей. Жители элементарно воруют электроэнергию», — заявила в интервью ИРТТЭК Лаури Хайтаян.

Кроме того, существующие электростанции нуждаются в обновлении, а для удовлетворения растущих потребностей населения необходимы новые электростанции. А эти электростанции используют топливо и дизельное топливо, которые являются дорогостоящими и экологически вредными, а также влияют на здоровье населения, живущего вблизи этих электростанций.

Лаури Хайтаян также ответила корреспонденту ИРТТЭК на вопросы об энергетике Ливана.

— В каком состоянии находится сейчас энергетика Ливана?

Сегодня система электроснабжения полностью разрушена, а частные генераторы, которые раньше восполняли нехватку EDL, не в состоянии работать в течение длительного времени, а если и в состоянии, то для населения это очень дорого.

— Какие решения предлагаются?

Есть краткосрочные решения, которые требуют от правительства закупки топлива для EDL, чтобы увеличить количество часов работы. Правительство смогло договориться с иракским правительством о покупке иракского топлива. Иракские власти не требуют оплаты прямо сейчас и даже предложили расплачиваться товарами и услугами. Иракское топливо содержит большое количество серы и будет поступать еще целый год, но это не решит проблему. По-прежнему существует нехватка топлива. Кроме иракского топлива, в настоящее время ливанское правительство ведет переговоры с египетским правительством о поставках газа по Арабскому газопроводу (который проходит из Египта в Иорданию, Сирию и затем на север Ливана к электростанции Дейр Аммар). Газ будет оплачен Всемирным банком, также будут оплачены все восстановительные работы на трубопроводе, особенно с сирийской стороны. Мы не знаем, когда газ поступит на электростанцию. Кроме того, правительство ведет переговоры с Иорданией о покупке электроэнергии, которая также будет поступать из Сирии. Опять же, все расходы покрывает Всемирный банк, и мы не знаем, когда именно поступит электроэнергия.

— Будет ли достаточно этих объемов для обеспечения всей страны?

Если иракское топливо будет поступать вместе с египетским газом и иорданской электроэнергией в сеть, мы сможем увидеть определенное увеличение часов электроэнергии, поставляемой EDL, если же нет, то мы не почувствуем разницы.

Однако самым важным является необходимость начать с институциональных реформ: создать независимый орган регулирования электроэнергетики, обновить и модернизировать сеть, запустить конкурентный и прозрачный тендер для компаний на строительство необходимых электростанций на газе и, самое главное, привлечь инвестиции в сектор возобновляемых источников энергии.

— Как различные страны и другие группы используют энергетический кризис в Ливане в своих интересах?

«Хезболла» воспользовалась кризисом в Ливане, чтобы ввезти в страну дизельное топливо Ирана, находящегося под санкциями. Это дизельное топливо не решает проблему на национальном уровне, но оно помогло «Хезболле» сохранить лицо перед своей общиной. Политически это позволило «Хезболле» показать силу и бросить вызов США. Подорвать санкции, наложенные на нефтегазовый сектор Ирана, и получить возможность ввозить дизельное топливо в Ливан без какой-либо реакции со стороны США.

Кроме того, Египет и Иордания извлекают выгоду из кризиса, находя новые рынки сбыта для своего газа и электроэнергии соответственно. Однако это может закончиться хорошо, потому что это создаст больше связей в регионе. Кроме того, эта инициатива Египта и Иордании выгодна сирийцам, которые будут получать газ и электроэнергию вместо платы за транзит за пропуск газа и электроэнергии через их земли и сети.

— Какие риски для Ливана несет покупка нефти и газа в нарушение санкций США против Ирана или «Хезболлы»?

До сегодняшнего дня «Хезболле» удалось получить две партии иранского дизельного топлива и, как говорят, третью партию с бензином, опять же из Ирана. Иранские танкеры разгружаются в Сирии, а дизельное топливо поступает в Ливан на грузовиках контрабандой. Это делается открыто на глазах у ливанских властей. «Хезболла» делает вид, что делает это для того, чтобы предотвратить любые санкции против ливанского государства, однако его действия подрывают суверенитет страны.

В общем, как мы видим, разные силы вроде «Хезболлы», а также страны-изгои вроде Ирана и Сирии пользуются энергетическим кризисом в Ливане, чтобы усилить свои позиции и обойти международные санкции. В проигрыше в данной ситуации оказывается только одна сторона — сам Ливан.

Текст: Михаил Вакилян / ИРТТЭК

Ливан > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > oilcapital.ru, 1 ноября 2021 > № 3886953 Лаури Хайтаян


Ливан > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 16 августа 2021 > № 3809179

28 человек погибли при взрыве хранилища с мазутом в Ливане

28 человек погибли в ночь на воскресенье в Ливане в результате взрыва резервуара с 60 тыс. литров мазута в районе Аккар на севере Ливана, сообщило агентство AFP, ссылаясь на Минздрав этой ближневосточной страны. Поначалу местная организация Красного Креста полагала, что взорвался танкер-газовоз, однако затем стало ясно, что взрыв произошел именно на хранилище для нефтепродуктов.

Взрыв прогремел в 03:30 мск, затем вспыхнул сильный пожар, который, по словам очевидцев, удалось относительно быстро локализовать. Очаг взрыва находился далеко от жилых домов, на пустыре, из построек на котором был лишь склад.

Тем не менее телеканал Al Arabiya со ссылкой на местные СМИ сообщает, что в ЧП пострадали до 100 человек. По словам руководителя Ливанского общества Красного Креста Джорджа Кеттане, несколько человек пропали без вести. «Причина взрыва остается неизвестной, на месте работают 24 бригады скорой помощи, которые доставляют пострадавших в больницы города Триполи, у большинства из них ожоги различной степени тяжести», — отметил Кеттане в Twitter, добавив, что большинство пострадавших пытались забрать топливо.

В связи со взрывом бывший премьер-министр Ливана Саад Харири призвал ливанского президента Мишеля Ауна уйти в отставку. «Если бы это была страна, которая уважает граждан, официальные лица ушли бы в отставку, начиная с президента республики и заканчивая последним человеком, ответственным за пренебрежительность», — заявил Харири, слова которого приводит телеканал Al Arabiya.

В связи с трагедией соболезнования президенту Ливана выразил Владимир Путин, передают СМИ.

Ливан > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 16 августа 2021 > № 3809179


Ливан. МВФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > russarabbc.ru, 14 июля 2021 > № 4043332

МВФ планирует предоставить Ливану кредит в размере 860 миллионов долларов

#Политика

Исполнительный директор МВФ Махмуд Мохьеддин объявил, что фонд выделит Ливану 860 миллионов долларов в рамках программы на 650 миллиардов долларов, которая будет распределена между 190 странами в течение следующих двух месяцев.

Заявление Мохиуддина прозвучало после встречи с президентом Ливана Мишелем Ауном, где Аун подчеркнул, что после формирования нового правительства Ливан готов реализовать план экономического развития и приветствует любую поддержку, оказываемую фондом.

Ливан находится в правительственном вакууме с момента отставки правительства после взрыва в порту Бейрута почти год назад.

В Ливане существует региональное и международное движение, которое стремится положить конец нынешней политической стагнации, усугубляющей экономический кризис в стране, что совпадает с политическим кризисом в свете неспособности политических партий договориться о формировании нового правительства во главе с Саадом Харири после отставки предыдущего правительства во главе с Хасаном Диабом

На фоне этих кризисов Всемирный банк причислил ливанский кризис, который продолжается уже более полутора лет, к трем худшим в мире с 1850 года.

Источник: «Аль-Арабия»

Ливан. МВФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > russarabbc.ru, 14 июля 2021 > № 4043332


Ливан > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > rg.ru, 1 июля 2021 > № 3765250

Заработать на еду

Ливанские военные будут возить туристов

Текст: Константин Волков

Ливанская армия с 1 июля предлагает туристам полеты на вертолете Robinson R44 Raven ВВС Ливана. В рекламе на своем сайте военные предлагают "15-минутные полеты... Ливан с высоты". Вертолет берет на борт троих пассажиров, стоимость на троих - 150 долларов США, допускаются дети от трех лет. Чтобы купить тур, надо заполнить анкету на сайте, после чего военные свяжутся с клиентами.

Ливанские военные пошли на этот шаг не от хорошей жизни - Всемирный банк описывает экономическую ситуацию в стране как худшую с 1850-х годов, из-за чего финансирование вооруженных сил оказалось сильно урезано. С середины 2020 года армия даже отказалась кормить солдат мясом, потому что оно сильно подорожало.

Кстати, военный туризм (проект "Вир Ятра") еще в 2016 году был запущен в Индии по инициативе Корпорации отставных военных штата Махараштра. В планах поездок - посещение военных баз, госпиталей и даже постов на границах с Пакистаном и Китаем. Правда, в отличие от Ливана, это было сделано, чтобы создать рабочие места для отставных военных и вдов погибших при исполнении. С 2012 года туристам за деньги доступно посещение некоторых военных частей на севере Таиланда. В США можно записаться на экскурсию по Пентагону. А в Японии есть возможность посетить базу ВМС Сил самообороны Майдзуру недалеко от Киото.

Ливан > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > rg.ru, 1 июля 2021 > № 3765250


Ливан. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 4 июня 2021 > № 3743670

Оригинальность и новаторство

Москвичи взяли «серебро» на международном конкурсе проектов реконструкции порта в Бейруте

Проект реконструкции разрушенного взрывом порта в Бейруте (Ливан), разработанный командой «НИиПИ Градплан города Москвы», занял второе место в международном конкурсе, проведенном премией Phoenix, учредителем которой является ассоциация IDAR-Jerusalem. Первое место досталось палестинскому бюро M.A.D Architects, третье — у итало-ливанского коллектива FAT Atelier. Также в конкурсе принимали участие творческие команды из США, Польши, Израиля, Саудовской Аравии, Нидерландов, Бахрейна, Португалии и Китая.

Участникам конкурса ставилась задача — превратить территорию порта из «пространства пустоты и риска в пространство доверия». Конечная цель — дизайн портовой зоны, которая будет «источать оригинальность и новаторство». Проект российской команды полностью соответствовал поставленным задачам. Представленная москвичами на конкурс концепция соединяет символическое и практическое начала.

Проект призван не только помочь городу сформировать комплексное видение прибрежной территории, но и принять современность, не потеряв традицию. Важным образным решением проекта стало использование слова «жизнь» в написании арабской вязью в качестве элемента, структурирующего план мемориального парка. Кроме того, одним из акцентов береговой панорамы стала законсервированная руина взорвавшейся силосной башни. В то же время предполагается использование прогрессивных технологий в грузовой части порта. В рамках повестки устойчивого развития предложено учредить исследовательский центр водной экосистемы, для него на набережной предусмотрено здание. Также предусмотрены использование солнечных батарей, снижение скорости катеров и регламент по бережному сбору устриц и ответственному рыболовству.

Столичные архитекторы выделили семь специфических зон, среди которых мемориальный парк, социальное жилье, многоуровневый контейнерный терминал и водоочистные сооружения. Таким образом, порт превращается в мультифункциональный хаб, в том числе отвечающий за международную торговлю и политику. Сделаны экономические выкладки постадийной реализации проекта с прогнозом по затратам и окупаемости.

Дина Саттарова, директор «НИИПИ градплан города Москвы»:

«Нам кажется важным работать с такими гуманитарными задачами. Наши специалисты смогли использовать свои знания о функционировании прибрежных территорий при осмыслении большой и сложной городской структуры и применить наработанную практику междисциплинарного взаимодействия при градостроительном проектировании»

№21 04.06.2021

Автор: Оксана САМБОРСКАЯ

Ливан. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 4 июня 2021 > № 3743670


Ливан. Россия > Медицина. Транспорт. Образование, наука > ria.ru, 10 февраля 2021 > № 3648798 Александр Рудаков

Александр Рудаков: Россия обсудит участие в восстановлении порта Бейрута

Посол России в Бейруте Александр Рудаков рассказал в интервью РИА Новости о том, будет ли РФ помогать Ливану в борьбе с коронавирусом и поставлять этой стране вакцину от COVID-19, намерена ли российская сторона участвовать в восстановлении бейрутского порта и других стратегических объектов, пострадавших в прошлом году от мощного взрыва, и поделился видением Москвы нынешней непростой ситуации в Ливане.

– Александр Николаевич, что российская сторона думает о нынешней ситуации в Ливане?

– Я не столь давно заступил на должность посла России в Ливане, но за несколько месяцев пребывания здесь вижу, насколько интересна и самобытна эта страна. Земля Ливана – это и колыбель древнейшей финикийской цивилизации, и часть Святой земли для христиан, и страна, неразрывно связанная с мусульманским миром.

Россия неизменно выступает за то, чтобы Ливан, переживший жесткую гражданскую войну, оставался домом для всех восемнадцати этноконфессиональных общин страны. На международных площадках, в двустороннем общении наша страна постоянно отстаивает принцип суверенитета и стабильности Ливана, выступает против вмешательства в ливанские дела.

– Как вы считаете, что может помочь урегулированию кризиса в этой стране?

– По нашему глубокому убеждению, решение всех вопросов ливанской жизни может отталкиваться от осознания необходимости взаимного уважения, стремления искать общие решения возникающих проблем. Только ливанский народ обладает правом определять свою судьбу и решать, как и куда ему двигаться дальше.

– Экономический кризис в Ливане усугубился с пандемией коронавируса. Может ли Россия в той или иной степени поддержать ливанскую сферу здравоохранения?

– Сейчас повседневная жизнь расколота на два этапа – до пандемии коронавируса и после. Мировая эпидемия затронула все стороны человеческого быта. Важно, что даже в этих непростых условиях не прерывалась нужная для российско-ливанских отношений работа по их дальнейшему поддержанию и развитию. Трудно всем, это не секрет. Тем не менее Россия ищет пути и возможности помочь. Первыми предложили Бейруту организовать поставки российских антикоронавирусных препаратов.

– Когда можно ожидать "Спутник V" в Ливане? Поставки планируются по государственной линии или через частные компании?

– Есть хорошее продвижение – принят соответствующий закон, правительство Ливана легализовало ввоз и использование вакцин, в том числе нашего отечественного "Спутника V". Надеемся, что результаты переговоров как по государственной линии, так и коммерческих структур позволят как можно быстрее помочь ливанцам в борьбе с COVID-19.

– После взрыва в порту Бейрута Ливан нуждается в ресурсах и мощностях для его восстановления. Ряд стран уже предложил свое партнерство. Будет ли у России какая-то роль в данном процессе?

– В ближайшее время планируем обсудить с ливанскими партнерами вопросы российского участия в восстановлении порта Бейрута и других перспективных инфраструктурных проектах. Продолжается реализация в Ливане соглашений с участием российских компаний НОВАТЭК и "Роснефть". Придаем большое значение – как только позволит ситуация – активизации работы Межправительственной комиссии и Российско-ливанского делового совета.

Россия одной из первых оказала дружескому Ливану помощь после ужасного взрыва в морской гавани Бейрута. Российские спасатели и медики незамедлительно прибыли в ливанскую столицу, где был развернут аэромобильный госпиталь, передвижной пункт тестирования на коронавирус. Круглосуточно на месте аварии трудились сотрудники МЧС в надежде обнаружить и спасти выживших.

– Как изменилась культурная, научная и общественная жизнь русскоговорящей диаспоры спустя год после начала пандемии коронавируса? Упал ли интерес к обучению в РФ или наоборот?

– Не могу не отметить устойчивую тенденцию к росту популярности российского образования в Ливане. Да, коронавирус многие планы по образовательному, культурному, научному и духовному общению заставил отложить. Конечно же, не насовсем. Продолжим отбор студентов, открытие новых центров изучения русского языка и литературы. Отдельно хотелось бы отметить активность российской общины, соотечественников в Ливане. Представительство Россотрудничества в Бейруте в координации с посольством развивает связи с ливанскими вузами, организует онлайн-конференции, выставки, круглые столы и показы кинофильмов. Ливанские власти проявили искренний интерес к регистрации отделения Православного императорского палестинского общества. Память о его деятельности до сих пор жива в Ливане, и мы готовы принять эстафету поколений. Девятого мая, в светлый праздник Победы наш культурный центр в Бейруте вел прямую трансляцию виртуального шествия "Бессмертного полка" и поздравлений российского руководства.

Ливан. Россия > Медицина. Транспорт. Образование, наука > ria.ru, 10 февраля 2021 > № 3648798 Александр Рудаков


Ливан. Сирия. Венесуэла > Финансы, банки > russarabbc.ru, 20 января 2021 > № 3646503

Ливан занимает второе место в мире, а Сирия - четвертое по уровню инфляции

Согласно классификации эксперта, на первом месте оказалась Венесуэла с годовым уровнем инфляции 2133%, на втором месте Ливан с показателем 365%, а затем Зимбабве 358%.

Что примечательно в классификации, так это то, что Сирия, истощенная войной в течение последних лет и подвергшаяся суровым санкциям Запада, заняла четвертое место (287%), за ней следует Судан (223%).

Эксперт прокомментировал вопрос о подъеме Ливана на второе место в рейтинге, отметив, что Ливан обогнал Зимбабве и стал вторым по величине в мировой инфляции. Эксперт добавил: «Шокирует то, что ливанским политикам безразлична ситуация, в то время как Бейрут горит».

Ссылка: https://ar.rt.com/p7tp

Ливан. Сирия. Венесуэла > Финансы, банки > russarabbc.ru, 20 января 2021 > № 3646503


Ливан > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 18 ноября 2020 > № 3563744

Ливан вводит антидемпинговые пошлины на алюминиевую продукцию

Согласно официальным данным ливанских властей, правительство Ливана опубликовало итоговое решение Министерства экономики и торговли по результатам антидемпингового расследования поставок в страну алюминиевой продукции. Согласно данному решению, вводится трехлетняя антидемпинговая пошлина на алюминиевую продукцию из Китая, ОАЭ, Египта и Саудовской Аравии.

Антидемпинговые тарифы для Китая составят 28% на первый год, 25% – на второй год и 20% – на третий год.

Ливан > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 18 ноября 2020 > № 3563744


Ливан. Израиль. ОАЭ. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 29 сентября 2020 > № 3515364 Лаури Хайтаян

Эксперт: Сближение с Израилем — это подготовка стран Персидского залива к пост-нефтяной фазе

Соглашение о нормализации отношений между Израилем, ОАЭ и Бахрейном укрепит коалицию, которая была сформирована в Восточном Средиземноморье

В сентябре Израиль, ОАЭ и Бахрейн подписали соглашение о нормализации отношений. Лаури Хайтаян, известный ливанский эксперт по нефти и газу на Ближнем Востоке и в Северной Африке, считает, что это соглашение не только ставит политические цели и направлено на изоляцию Ирана в регионе, но и свидетельствует о подготовке стран Персидского залива к переходу к пост-нефтяной фазе. Материал подготовлен специально для «НиК».

— Как сближение Израиля с ОАЭ и Бахрейном повлияет на энергетический рынок Ближнего Востока?

— Есть много идей, которые крутятся вокруг энергетического сотрудничества между Израилем и ОАЭ, переговоров и первоначальных дискуссий о возможностях транспортировки нефти Персидского залива по трубопроводу из ОАЭ в Саудовскую Аравию, а затем в порты Израиля. Цель — обойти Ормузский пролив или другие «слабые» места в различных морских коридорах в регионе по соображениям безопасности, связанным с напряженностью между странами Персидского залива и Ираном, и небезопасной обстановкой в зоне других проливов, по которым нефть Персидского залива транспортируется в Средиземное море. В настоящее время это всего лишь идеи.

В ближайшее время ничего конкретного не произойдет, по крайней мере, до тех пор, пока Саудовская Аравия не подпишет мирное соглашение с Израилем. Но сделка между Израилем и ОАЭ укрепит коалицию, которая была сформирована в Восточном Средиземноморье через Восточно-Средиземноморский газовый форум (EMGF) между Египтом, Израилем, Грецией, Кипром, Палестиной, Иорданией и Италией, который поддерживается ЕС и особенно Францией. Поскольку существует сотрудничество между Египтом, Францией и ОАЭ в Ливии, это новое мирное соглашение поможет укрепить отношения между странами Персидского залива и Восточного Средиземноморья. Следовательно, страны Персидского залива могут помочь инвестировать во многие общие проекты, которые намечает Восточно-Средиземноморский газовый форум.

— Есть мнение, что, инициировав переговоры о нормализации отношений между Израилем, ОАЭ и Бахрейном, США оказывают давление на Иран и его нефтяную промышленность. Вы как считаете?

— Определенно, это мирное соглашение является стратегическим политическим шагом, направленным на изоляцию Ирана в регионе. Это имеет больше политических последствий и последствий для безопасности, чем экономических.

Он не нацелен на нефтегазовый сектор Ирана, но нацелен на то, чтобы остановить угрозу Ирана для Персидского залива и Израиля.

— Связано ли каким-то образом сближение арабских стран с Израилем с кризисом в этих странах после падения цен на нефть?

— Сделка не связана напрямую с падением цен на нефть. Она скорее связана с созданием новой политической коалиции, как я уже сказала, против амбиций Ирана в регионе и открытием дверей для новых экономических возможностей, которые появятся на Ближнем Востоке благодаря нормализации, которая свяжет Восточное Средиземноморье с Персидским заливом и превратит их в центр торговых взаимоотношений между рынками Европы и Азии.

Странам Персидского залива будет очень важно подготовиться к переходу к пост-нефтяной фазе. И, определенно, это плюс для президента Трампа. Даже если он не добьется успеха на предстоящих выборах, он определенно будет заинтересован в инвестировании в эти страны, как бизнесмен, в качестве жеста признания того, что эти страны помогли ему достичь части его мирного плана для Ближнего Востока, что было названо «сделкой века».

— Что происходит со странами Ближнего Востока при нынешних ценах на нефть? Какие меры предпринимают нефтедобывающие страны?

— Как мы знаем, многие страны Ближнего Востока зависят от нефти и газа, как основного источника доходов, поэтому низкие цены повлияли на их бюджеты, а также на их расходы и проекты, которые они уже запланировали. Разные страны использовали разные инструменты для жизни в новой реальности. Многие страны были вынуждены сократить расходы, например, Алжир и Оман. Другие, такие как Саудовская Аравия, использовали свои фонды национального благосостояния и повысили налоги. Катар предпочел взять деньги в долг.

— Как «дружба» Китая с Ираном и полулегальные закупки сырья Пекином отражаются на Ближнем Востоке?

— Любое соглашение, особенно соглашение по нефти и газу между Китаем и Ираном, вызывает беспокойство у других стран, особенно у тех, кто продает сырье в Китай, потому что всегда существует конкуренция за долю на рынке, а Азия является основным потребителем, особенно для производителей Персидского залива. Никто не любит конкуренции.

— Ближневосточные страны ОПЕК возвращаются к политике скидок на свою нефть после слабого летнего сезона. Поможет ли это как-то улучшить ситуацию со спросом?

— Единственный способ улучшить ситуацию со спросом — это восстановление экономики и преодоление кризиса в области здравоохранения из-за Covid-19, который оказывает прямое влияние на экономику во всем мире. V-образное восстановление, которое ожидалось во всем мире, не случилось. Напротив, мы наблюдаем разнонаправленные движения экономик: одни открываются, другие закрываются. Ни восстановление, ни меры по предотвращению второй волны Covid-19 не синхронизированы, и в связи с неопределенностью вокруг вакцины ожидаемого быстрого восстановления не произойдет. Следовательно, спрос будет оставаться слабым, что бы ни случилось.

Мы все еще находимся в ситуации, когда спрос контролирует цены на нефть.

— Миллионы непроданных баррелей остаются в танкерах. Нефтетрейдеры сталкиваются с дилеммой: либо продлить хранение, зафрахтовав суда и превратив их в «плавучие канистры», либо попытаться продать их, рискуя обрушить цены на хрупком рынке. Что правильнее в этой ситуации?

— Китай покупал, чтобы накопить побольше, но и он уже не покупает больше, потому что переживает экономический подъем. Мы видели, что спрос со стороны Китая рос летом, но нефть покупалась больше для хранения, чем для использования в экономике. Рынки очень хрупкие, и именно поэтому мы стали свидетелями встречи ОПЕК+ на прошлой неделе, на которой министр энергетики Саудовской Аравии снова очень жестко отнесся к соблюдению требований и подчеркнул, что все должны подчиняться, нет места несоблюдению, потому что рынок все еще хрупкий.

Необходимо учитывать, что теперь существует вероятность того, что от 200 тыс. до 300 тыс. баррелей ливийской нефти могут вернуться на рынок. Мы все ждем конца года, чтобы увидеть, где окажутся рынки. Все прогнозы таковы, что рынки не восстановятся должным образом, и поэтому будет интересно посмотреть, как будет действовать ОПЕК+. Будет ли реализовано то, что было согласовано в апреле 2020 года, или будет решено сохранить сокращения на текущем уровне до тех пор, пока рынок не восстановится? Увидим.

Зарубежный корреспондент ИРТТЭК Михаил Вакилян

Ливан. Израиль. ОАЭ. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 29 сентября 2020 > № 3515364 Лаури Хайтаян


Ливан. Россия > Армия, полиция. Экология. Медицина > ria.ru, 24 августа 2020 > № 3486839 Игорь Акмаев

Игорь Акмаев: в Бейруте собаки-спасатели научились искать погибших

Мощный взрыв произошел в районе порта ливанского Бейрута 4 августа. Были уничтожены или повреждены сотни домов, автомобилей, во многих кварталах столицы были выбиты стекла, часть построек разрушена полностью. Как сообщили власти, причиной стала детонация 2750 тонн аммиачной селитры. Погибли свыше 170 человек. Российские спасатели первыми развернули в пяти километрах от центра взрыва аэромобильный госпиталь отряда "Центроспас" для оказания помощи пострадавшим и приступили к поисково-спасательной операции на месте трагедии.

О работе спасателей в Бейруте, о сложностях, с которыми пришлось столкнуться, в интервью РИА Новости рассказал заместитель начальника Государственного центрального аэромобильного спасательного отряда МЧС России ("Центроспас") Игорь Акмаев. Беседовала Марина Найденкова.

— На позапрошлых выходных группировка МЧС России в полном составе вернулась из Ливана, завершив миссию по спасению и оказанию помощи пострадавшим в результате взрыва в Бейруте. Что было самым сложным при проведении спасательной операции?

— В Бейруте стояла жара. Ночью температура превышала +30°С, днем фиксировали и +44°С. При этом место, где располагался наш базовый лагерь, и бетонные плиты накалялись до +50° градусов. Все это при высокой влажности воздуха было тяжело переносить. Одежда мгновенно становилась влажной и просто липла к телу, доставляя неудобства.

На фоне такого климата пробки были просто изнуряющими. Дело в том, что от лагеря, а он располагался на открытом стадионе, до места проведения работ нам нужно было ехать минут 10, в пробках это расстояние увеличивалось в три-четыре раза.

— Какая техника использовалась при проведении поисково-спасательных работ?

— В командировку мы взяли с собой шансовый гидроинструмент, который мы обычно используем при проведении такого рода поисково-спасательных работ. Спецоборудование располагалось на базе аварийного автомобиля – была важна его мобильность. Также на вооружении наших спасателей были приборы поиска и беспилотный летательный аппарат. Приходилось все время мониторить обстановку, потому что работали мы в самом сложном районе – в 50 метрах от эпицентра взрыва. Над спасателями нависала часть бетонной плиты, оторванная взрывом от основной конструкции, любое движение могло спровоцировать ее падение. Приходилось следить визуально, так сказать, за ее "поведением", пока спасатели работали под нависшей угрозой. С воздуха для оценки разрушений мы применяли квадрокоптер.

— Вблизи зоны ЧС в Бейруте был развернут аэромобильный госпиталь: какую медицинскую помощь чаще всего оказывали наши медики?

— За десять дней работы в ливанской столице наши медики приняли порядка 600 пострадавших. К примеру, в хирургическом отделении делали первичные хирургические обработки и перевязки, а также снимали швы. При этом четверым пациентам понадобился общий наркоз. В травматологическом отделении оказывалась помощь пострадавшим, у которых были ранения, ушибы, переломы и вывихи. Также пациенты принимались терапевтическим профилем.

— Скольким детям оказали медицинскую помощь наши спасатели?

— В педиатрическом отделении помощь оказана 39 детям в возрасте от трех до 18 лет. Около сотни человек обратились за помощью к психологам МЧС России. Люди жаловались на кошмары, бессонницу и переживания горя утраты родного человека.

— В поисково-спасательных работах участвовали кинологи. Как проявили себя собаки в работе в другом климате? Были ли сложности?

— В составе российской группировки от отряда "Центроспас" в Бейруте работали пять кинологов и шесть собак, из них пять собак, обученных на поиск людей, одна – взрывоопасных предметов. Когда мы прибыли на место работ, первым делом обследовали территорию при участии собаки на предмет взрывоопасных предметов и убедились в их отсутствии. Сразу после этого приступили к поиску пострадавших. К сожалению, найти живых нам не удалось. Из-под завалов были извлечены 10 погибших. Их нашли наши четвероногие питомцы, которые до этого занимались поисками только живых людей. В Бейруте они прекрасно себя проявили. Обнаружив под завалами погибших, собаки садились и начинали скулить. По такой реакции кинологи делали безошибочные выводы о том, что именно в этом месте нужно разбирать завал. Мы не ошиблись ни разу. Вообще, только в составе российской группировки были кинологи.

Собакам приходилось работать в трудных климатических условиях. Жара была для них изнуряющей. Кинологи постоянно купали и поили собак, чтоб исключить перегревание питомцев. Пришлось даже попросить пожарную машину, чтобы каждые полчаса поливать собак. Но, несмотря на такие трудности, наши питомцы хорошо отработали.

— Каким образом в таких трудных условиях был устроен быт и отдых спасателей? Кто и как обеспечивал российских спасателей питанием, водой в базовом лагере?

— В подобных командировках мы всегда работаем в автономном режиме – запасов воды, питания и всего необходимого, даже корма для собак, у нас предусмотрено на 10 дней. Полная автономия! Именно так мы работали и в Бейруте: круглосуточно, без перерывов, сменяя друг друга по графику и не останавливая поисков ни на минуту. Правда, из-за жары был большой расход воды, ее нам довозили.

— Было ли у спасателей время позвонить родным?

— Сотовая связь была слабая, конечно, но нам удавалось направлять сообщения родным – сообщать, что все у нас в порядке, чтоб не беспокоились.

— Как провожали ливанцы российских спасателей на родину по завершении поисково-спасательных работ?

— Местные жители и руководители ливанской стороны нас благодарили. Приезжали и в лагерь, и на завалы. Было сказано много слов признания.

Нам помогала русскоязычная община, которая в Ливане многочисленна. Граждане, знающие несколько языков, помогали общаться с пострадавшими и коллегами из других стран – переводили быстро и четко, передавая нюансы. Они как волонтеры, очень помогали. Это было очень важно.

— Игорь Владимирович, поговорим об отряде. Сколько на сегодняшний день трудится спасателей в "Центроспасе"?

— В настоящее время численность отряда "Центроспас" 570 человек, из которых более 300 человек оперативно-выездного состава.

— Сколько человек в этом году были спасены сотрудниками отряда?

— В текущем году отрядом проведено более тысячи аварийно-спасательных работ, спасено более 250 человек.

— Планируется ли оснащение "Центроспаса" в этом году новой техникой и оборудованием?

— В 2020 году запланировано оснащение отряда новой техникой и оборудованием: аварийно-спасательными машинами, комплектами гидравлического аварийно-спасательного инструмента, техническими средствами для обеспечения аварийно-спасательных работ. На вооружение спасателей поступит спецтранспорт высокой проходимости.

— Кто он — человек, приходящий работать в отряд? Как и кто может стать частью команды?

— Сегодня в "Центроспас" приходят уже готовые спасатели не ниже второго класса до 35 лет. У всех кандидатов высшее образование. Времени на обучение нет – надо сразу втягиваться в работу.

Ливан. Россия > Армия, полиция. Экология. Медицина > ria.ru, 24 августа 2020 > № 3486839 Игорь Акмаев


Ливан > Транспорт. Армия, полиция > newizv.ru, 21 августа 2020 > № 3474858

Житель Бейрута рассказал «НИ», что происходит в ливанской столице после взрывов

Вечером 4 августа в порту Бейрута, где хранились 2750 тонн аммиачной селитры, произошла серия мощных взрывов, разрушивших город. Жители ливанской столицы убеждены, что последствия трагедии будут преследовать страну еще много лет.

Как рассказал «Новым известиям» ливанский журналист Самир Меккауи, в семь минут седьмого 4 августа все городские птицы Бейрута взмыли в небо. Через несколько секунд на территории порта произошла серия из трех взрывов, стерших с лица земли множество зданий.

Повреждения затронули гигантскую территорию, на которой проживает миллион человек. В результате взрывов в столице погибли более 170 человек. Около 5000 получили ранения и более 100000 оказались без крова.

«При первом взрыве люди по всей ливанской столице и в окрестностях ощутили себя в эпицентре землетрясения. Второй удар еще был громче, третий оказался гигантским и мощным. Все длилось минуты две, не больше. Некоторые здания рухнули и превратились в обломки, некоторые были частично повреждены, а в некоторых были разбиты стекла, погнуты двери, изрешечены занавески», - вспоминает очевидец.

Разрушения оказались настолько масштабными, что справиться с последствиями ЧП своими силами страна оказалась не в силах. Гуманитарную помощь Ливану предложили правительства более двадцати стран, включая США, Россию и Францию.

«Страны-друзья предоставили еду, лекарства и полевые госпитали. Они вызвались помочь в проведении расследования и в спасательных работах. Сейчас официальная ливанская группа по расследованию и поисково-спасательным операциям состоит из офицеров американского ФБР, французских офицеров, российских и турецких офицеров», - отмечает Самир Меккауи.

Трагедия, потрясшая Бейрут, заставила ливанский народ разувериться в правительстве. События последних дней показали, что страна оказалась совершенно не готова к ликвидации катастроф. Для этого в Ливане нет ни квалифицированного персонала, ни спасательного оборудования.

Через несколько дней после взрывов на фоне начавшихся народных волнений правительство Ливана подало в отставку, а четырнадцать сотрудников порта и три высокопоставленных госчиновника попали в тюрьму.

Серьезные изменения произошли в обществе. Почувствовав единый порыв, жители столицы объединились. Они вместе начали разбирать завалы, вызвались помогать нуждающимся, многие стали волонтерами.

«К счастью, до организации палаточных лагерей у нас дело не дошло. Люди, оставшиеся без крова, размещены в отелях, и средства на оплату их проживания выделяют благотворительные организации. Но проблема заключается в том, что скоро все друзья, которые оказывают нашей стране поддержку, вернутся домой, и Ливан снова будет предоставлен местным чиновникам. А они будут приносить стране все больше и больше бедствий, поскольку заботятся только о своих собственных интересах и любой ценой», - убежден ливанский журналист.

По мнению Самира Меккауи, основная причина проблем с безопасностью и политических сложностей в Ливане кроется в коррупции, охватившей страну.

Ливан > Транспорт. Армия, полиция > newizv.ru, 21 августа 2020 > № 3474858


Ливан > Транспорт. Армия, полиция > newizv.ru, 21 августа 2020 > № 3474857

Взрывоопасный груз: что связывает аммиачную селитру, бизнесмена Гречушкина и Хизболлу

В первые дни после взрыва в порту Бейрута стало известно, что опасный груз прибыл в Ливан на борту судна, принадлежащего бизнесмену Игорю Гречушкину. Но журналистское расследование показало, что Гречушкин был только прикрытием, следы истинных владельцев корабля и груза ведут к Хезболле - всесильной шиитской милиции.

В сентябре 2013 года восемь украинцев и один русский вышли из Батуми на сухогрузе, как было сказано, в Мозамбик. Судно было не в лучшем виде, с течью, с неработающей сигнализацией, без спасательного оборудования. Зато груз был примечательный: 2750 тонн концентрированной аммиачной селитры, которая используется для изготовления взрывчатки со степенью обогащения азота в 35%.

Следователи пытаются реконструировать последний рейс "Rhosus", чтобы понять, как это судно вообще оказалось в Бейруте? И кто был истинным заказчиком селитры? До сегодняшнего дня было известно, что сухогруз принадлежал российскому бизнесмену Игорю Гречишникову, который живет на Кипре. Фрахт принадлежал мозамбикской фирме Fabrica de Explosivos de Mosambique, или FEM.

Журналистская расследовательская организация OCCRP "Проект по расследованию организованной преступности и коррупции" начала разбираться со всеми неясными моментами. Расследования показали, что истинным владельцем судна был не Игорь Гречишкин, а киприот Караламбос Маноли, связанный с банком Хезболлы в Ливане. Также стало известно, что значительная часть того груза селитры, которая была складирована в потру Бейрута, на самом деле, перед взрывом исчезла.

Кипрский владелец судна Маноли тщательно скрывал свою причастность к судну. Одна из его фирм получила регистрацию для Rhosus" в Молдавии. Его другая фирма в Грузии получила разрешение на выход в море. Русский бизнесмен Гречишкин зафрахтовал его через свою фирму Teto Shipping, зарегистрированную на Маршалловых островах.

Сначала Маноли утверждал, что он продал судно Гречишкину. Потом он признал, что Гречишкин только хотел купить "Rhosus". Затем он перестал выходить на связь.

Гречишкин действительно набирал команду и отдавал ей приказания. Именно он отдал команду зайти в порт Бейрута. Объяснение было тоже примечательное, якобы, у него не было денег, чтобы оплатить проход через Суэцкий канал. Поэтому на борт в Бейруте должен быть загружен дополнительный фрахт. Как сказано в отчете ливанского министерства транспорта, речь шла о "12 больших и 15 маленьких грузовиках, 40-футовом контейнере и двух 20-футовых контейнерах". Все это нужно было загрузить на палубу. Но когда первый грузовик был погружен на борт, он снес дверь, поэтому погрузку остановили.

После этого "Rhosus" остался в Бейруте. Как минимум две фирмы, которым Маноли был должен, потребовали не выпускать судно из Бейрута. Властям Ливана не было известно, кто истинный владелец судна. Имя киприота в многочисленной переписке нигде не всплывало. При этом у Маноли, в отличие от Гречишкина, были хорошие связи в Ливане. Из протоколов суда известно, что Маноли получил в 2011 году кредит на 4 миллиона долларов от танзанийского банка FBME для покупки еще одного судна "Сахалин".

Банк FBME - не простой банк. Американские следователи обвиняют его в отмывании денег для Хезболлы. Еще одним клиентом этого банка была сирийская фирма-однодневка, которая участвовала в программе по производству химического оружия для режима Асада. Именно этому банку Маноли был должен. Первый же платеж по кредиту Маноли не заплатил. Тогда он предложил банку "Rhosus" в качестве залога. В банке узнали, что Маноли хочет продавать судно, поэтому залог не приняли, но заморозили его недвижимость на Кипре.

По внутренним документам банка, на октябрь 2014 года Маноли был должен банку 962 тысячи евро. Маноли отрицает всякую связь между долгами и остановкой сухогруза в Бейруте. Однако анонимный источник в следственной бригаде утверждает, что этот банк известен тем, что требует от должников неких услуг, как, например, помощи для Хезболлы.

Официальный покупатель селитры также известен юстиции. 95 процентов FEM принадлежат компании, против которой велось следствие по делу об исламистских взрывах в Мадриде в 2004 году. Осудить никого не смогли, но следователи нашли 785 килограммов неучтенной взрывчатки.Владельцы фирмы не гнушаются никакими гешефтами. Эксперт по контрабанде оружия Кати Лин Остин долгое время расследовала их деятельность. Они поддерживают тесные связи с правящей верхушкой Мозамбика. Но 2750 тонн селитры. оставшейся в Бейруте, мозамбикские бизнесмены ни разу не затребовали назад, хотя официально ливанские власти груз не конфисковывали. Маноли также не предпринял ни одной попытки вернуть себе судно, которое затонуло в 2018 году недалеко от порта.

Подставной владелец Игорь Гречишкин от комментариев также отказался.

Азотная селитра была как "летучий голандец": кто ее оплатил, неизвестно, после ее выгрузки в порту Бейрута она стала никому не нужна.

Шесть лет селитра пролежала в доке 12 в порту. Власти порта все время предупреждали о необходимости вывезти взрывоопасный груз из порта. Вот только заявления они слали не в те суды, причем, раз за разом. Юристы думают, что это делалось специально. Последняя проверка груза Службой Госбезопасности Ливана проходила в феврале 2020 года. В сохранности груза были большие сомнения: одной створки ворот не было вообще, в стене на южной стороне зияла большая дыра. Но и служба безопасности не потрудилась пересчитать мешки с селитрой. Тем не менее, отчет оказался у генпрокурора. Тот приказал навести порядок и обеспечить безопасность. Служба госбезопасности направила тот же самый отчет о проверке президенту и премьер-министру. Ответа не последовало.

Какое количество селитры взорвалось, не понятно. Европейские спецслужбы, участвующие в расследовании, говорят, что взорвались от 700 до 1000 тонн. Куда делись 2000 тонн аммиачной селитры, должны выяснить следователи.

Ливан > Транспорт. Армия, полиция > newizv.ru, 21 августа 2020 > № 3474857


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 17 августа 2020 > № 3493726 Алистер Крук

БЫЛ ЛИ «БЕЙРУТ» ТОПОРНЫМ АКТОМ СДЕРЖИВАНИЯ?

АЛИСТЕР КРУК

Директор Conflict Forum, небольшого геополитического и геофинансового консалтингового агентства, советник ряда более крупных геофинансовых организаций. Ранее был советником по ближневосточной проблематике Хавьера Соланы, главы внешнеполитического ведомства ЕС. Проработал на Ближнем Востоке тридцать пять лет, обеспечивая контроль за выполнением соглашений о прекращении огня на оккупированных территориях от имени Евросоюза и работу по освобождению заложников.

И вновь о событиях в Ливане – весьма своеобразный взгляд автора с богатым опытом работы на Ближнем Востоке, в частности в Бейруте. Алистер Крук склонен к некоторой замысловатости оценок, но регион таков, что там всё возможно. Мнение есть мнение.

Доктор Узи Рубин, основатель и первый директор Организации по ракетной обороне Израиля, которая разработала первый щит для защиты Израиля от угрозы ракетных ударов, писал после атаки на Абкайк (НПЗ компании «Сауди Армко»): «Блестящая военная акция – точная, тщательно выверенная, опустошительная и вместе с тем бескровная – образец хирургической операции… Её планирование и осуществление было безупречным… Два формирования атакующих беспилотников, каждое из которых достигло намеченной цели, двигаясь разными маршрутами, не были обнаружены авиадиспетчерской службой Саудовской Аравии и системами её ПВО. Они также не были обнаружены системами воздушного контроля США, развёрнутыми в этой местности, и американскими спутниками… Это не означало, что системы противовоздушной и противоракетной обороны имели серьёзные изъяны или недоработки – просто они не были предназначены для предотвращения наземных угроз или выявления низколетящих дронов. Попросту говоря, иранцы перехитрили системы ПВО».

Рубин не нарисовал чёрно-белую картину того, что произошло, но вряд ли это было необходимо. Его вывод заключался в том, что у Израиля нет защиты от атаки в стиле той, которая обрушилась на Абкайк, и что система израильской ПВО не способна защитить страну в случае массированной ракетной атаки «Хизбаллы», в распоряжении которой десятки тысяч ракет.

Во время написания данного материала неизвестно, был ли «Бейрут» атакой или несчастным случаем (преступная халатность и коррупция в порту маловероятны). Президент Трамп несколько раз упомянул мнение своих генералов, что это была атака («бомба или что-то в этом роде»). Аналогичную мысль высказал министр обороны Марк Эспер, выступая в выходные по каналу Fox. Для Вашингтона крайне необычно высказываться в таком духе, поскольку подобные заявления могут быть истолкованы только как явный намёк на участие в этом происшествии израильских спецслужб.

Взрыв в Бейруте – это важное геополитическое событие (независимо от того, имел ли место несчастный случай или умышленный взрыв), потому что в любом случае в таких происшествиях есть определённая закономерность. И эта закономерность – гораздо более красноречивый фактор, чем любые другие противоречивые объяснения.

В 2005 г. взрыв в Бейруте привёл к гибели премьер-министра Рафика Харири. Это событие позволило «мировому сообществу» безапелляционно настаивать на том, что независимость Ливана возможна только в случае «выдавливания» Сирии из Ливана. Оно преуспело в достижении этой цели. Затем была предпринята попытка не допустить дальнейшего военного усиления «Хизбаллы» (война 2006 г.). Она провалилась, когда «Хизбалла», получив заблаговременное предупреждение, вынудила Израиль провести запланированную операцию на два месяца раньше (солдаты ЦАХАЛа, Сил обороны Израиля, были взяты в заложники).

После 2006 г. Джон Ханна, советник по вопросам национальной безопасности вице-президента США Дика Чейни, принял участие в совещании, где описал, как шеф саудовской разведки принц Бандар убедил Чейни, что Сирия – слабое звено в цепочке «Иран – “Хизбалла”», которое может распасться вследствие мятежа исламистов (его как раз и собирался устроить Бандар). Чейни, настроенный поначалу скептически, затем уступил доводам Бандара.

И что же мы имеем теперь, после нового взрыва в Бейруте на прошлой неделе? Мы слышим, как бывший министр обороны Израиля Моше Яалон возглавил кампанию «мирового сообщества», заявившего, что Ливан сможет «обрести полную независимость», лишь избавившись от «Хизбаллы». Это сопровождается попытками разжечь «фитну» (вражду в гражданском обществе) и устроить протесты в Ливане при помощи социальных СМИ – как внутри страны, так и тех, которые финансируются странами Персидского залива. Мишенью кампании является «Хизбалла», а главная её цель – свержение нынешних властей Ливана во главе с президентом Мишелем Наимом Ауном. Бывшая колониальная держава Франция требует политических перемен и реформ в качестве цены за внешнюю финансовую поддержку. Макрон сказал, что напишет свой план будущего политического устройства страны и обещал вернуться в Бейрут 1 сентября, предупредив, что финансовая помощь будет обусловлена проведением реформ.

Большинство ливанцев действительно хотят реформ: их гнев реален и оправдан. Однако цена реформ Международного валютного фонда под руководством Запада – жёсткая экономия, повышение налогов, конец субсидиям и изгнание «Хизбаллы» со всех ответственных постов в стране – совершенно неприемлема для любого правительства, поскольку в этом случае 44% населения Ливана окажется у черты бедности. И, конечно же, большинство населения не согласится с вводом, по сути, нового колониального правления.

Что произойдёт дальше? Попытка разжечь фитну (вражду среди гражданского населения) вряд ли будет в полной мере успешной, несмотря на тысячи людей на улицах Бейрута, которые требовали отставки правительства. В ответ на эти требования премьер-министр предложил свой уход с занимаемого поста (и ушёл) и проведение внеочередных парламентских выборов. В любом случае, если бы были проведены выборы при нынешнем электоральном раскладе сил, их исход мало что изменил бы с точки зрения состава нового парламента. Чтобы добиться нового расклада сил в Ливане, скорее всего, придётся вести многолетние переговоры с разными партиями.

Однако расклад сил принципиально изменился по сравнению с 2005 г.: «цаим» («племенные» элиты) больше не имеют того контроля над ресурсами, то есть ополчением, который когда-то имели. А экономика разрушена, несмотря на союз между суннитами и христианами после обретения независимости. Необходимо возродить действенную бизнес-модель Ливана – это задача правительства. Следовательно, силы, противостоящие «Хизбалле», значительно слабее, хотя и поднимают шум.

Конечно, разогреть обстановку снова попытаются 18 августа, когда Особый трибунал вынесет приговор членам «Хизбаллы» за убийство премьер-министра Рафика Харири в 2005 году. Израиль воспользуется возможностью лоббирования в тех европейских странах, которые пока ещё не включили «Хизбаллу» в список террористических организаций, чтобы они это сделали. Нет сомнений в том, что некоторые из них уступят давлению Израиля.

Что бы ни раскопал следственный комитет, расследующий обстоятельства взрыва в порту, вердикт неизбежно будет намеренно туманным и расплывчатым. «Хизбалла» и её региональные союзники смогут правильно прочесть руны и сделать собственные выводы.

Прожив в Бейруте девять лет, я знаю, как и большинство ливанцев, что Бейрутский порт всегда был «активом» суннитов и источником их грабежа. Это означает, что заявления Сайеда Хасана Насраллы о том, что в порту нет ни одного боекомплекта, похожи на правду.

Закономерность с 2005 г., и далее она вполне очевидна: неоднократные и неустанные попытки «упразднить» «Хизбаллу». Сегодняшний контекст также весьма недвусмыслен: начиная с непрекращающихся ударов Израиля по Сирии, усиливающегося давления на Ирак, финансового удушения Ливана и осады Ирана – повсюду события говорят об эскалации со стороны США и Израиля с целью ослабления «Хизбаллы» и Ирана. Ещё один явный сигнал – назначение Элиота Абрамса на должность спецпредставителя США по Ирану. А связь этой эскалации с быстро захлопывающимся «окном возможностей» в преддверии ноябрьских выборов в Соединённых Штатах – очевидная ниточка, за которую следует ухватиться «Оси сопротивления» (шииты от Ирана до Йемена – прим. ред.).

Мысль тут следующая: «Ось» подобна гибкому и ловкому боксёру в ринге, которому противостоит грузный и неповоротливый верзила. Он не должен позволить своему мощному оппоненту первому донести удар – ведь если он пропустит сильный удар в начале боя, это может сказаться на его выносливости, и он может не выдержать все восемь раундов. Гибкий и ловкий боксёр делает ставку на то, что верзила изнурит себя, гоняясь за ним – ловким, танцующим и дразнящим его оппонентом – по всему рингу. «Хизбалла» будет бороться с инстинктами Павлова: она понимает, что такое провокация, и знает политическое расписание в США.

Итак, вернёмся к доктору Рубину. По сути, он написал, что прошлогодний сентябрьский удар по Абкайку разоблачил невозможность Израиля сдерживать Иран на восточном фронте, а также то, что было уже хорошо известно – на его северном фронте.

Что же делать? Был ли акт этого года изначально призван предупредить Иран и «Хизбаллу», что у Израиля всё же есть какие-то возможности сдерживания? Может быть, просто акт предостережения был выполнен настолько топорно, что ударная волна от взрыва оказалась гораздо сильнее, чем это прогнозировалось?

Если бы в порту Бейрута появилась одна глубокая воронка от взрыва где-то в море и взрыв не затронул бы городские кварталы Бейрута (и удалось бы избежать жертв, как в случае с Абкайком), тогда предупреждение было бы очень убедительным. Естественно, это просто умозрительные спекуляции…. Независимо от того, что установит следствие, взрыв в Бейруте – крупное геополитическое событие. Трамп и Эспер могут попытаться обезопасить США от возможных политических последствий, но смогут ли Вашингтон и европейцы полностью проигнорировать это событие с учётом колоссального ущерба и множества жертв среди мирного населения? Убийство боевиков «Хизбаллы» или «шиитского ополчения» в Сирии может вписываться в правила игры, но уничтожение трети Бейрута, тысячи раненых и много убитых среди гражданского населения – это совсем другая история.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 17 августа 2020 > № 3493726 Алистер Крук


Ливан. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Химпром > redstar.ru, 17 августа 2020 > № 3477634 Александр Фролов

Гулкое эхо Бейрута

Застарелые проблемы Ливана дают о себе знать во всём Ближневосточном регионе.

Взрыв в порту Бейрута, чудовищные масштабы разрушений, беспорядки в ливанской столице, отставка правительства – эти сообщения информационных агентств оказались в центре внимания мировой общественности. О том, что происходит в этом маленьком средиземноморском государстве и чем это чревато для всего Ближнего Востока? На эти темы наш обозреватель побеседовал с ведущим научным сотрудником Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН имени Е.М. Примакова, арабистом, доктором политических наук Александром Фроловым.

– Александр Владимирович, взрыв в порту превратил значительную часть столицы Ливана в руины. С момента трагедии прошло уже две недели, но многие её обстоятельства всё же до сих пор не ясны…

– Вскоре после взрыва я получил много видеороликов из Бейрута. На начальных кадрах совершенно чётко видно, как что-то горит, поднимается огромный столб дыма и огня, потом начинают рваться петарды. Люди, снимавшие всё это на видео, не предполагали, что дальше произойдёт. Страшный взрыв, когда буквально на многие десятки километров содрогнулась земля, был для них шоком.

Взрывной волной было разрушено множество зданий, портовых сооружений, повреждено здание международного аэропорта. 300 тысяч жителей Бейрута лишились крова. Материальный ущерб составляет несколько миллиардов долларов. От взрыва на месте хранилища на причале образовался заполненный водой кратер диаметром 124 метра и глубиной свыше 40 метров.

Это – результат детонации 2 750 тонн нитрата аммония, который больше известен миру как «аммиачная селитра». Она попала в морской порт Бейрута с задержанного в 2013 году судна, следовавшего под молдавским флагом из Грузии в Мозамбик. Из-за нарушения правил эксплуатации судна оно было арестовано в порту и брошено владельцем. Селитру выгрузили и поместили в ангар, где она и хранилась до самого пожара. Причиной же его стало попадание искры в ходе проведения сварочных работ.

Я не склонен думать, что взрыв связан с некими с политическими целями, какими-то экстремистскими группировками. Хотя в западных СМИ и высказывается немало конспирологических версий. Так, один из авторитетных итальянских экспертов по взрывчатым веществам обратил внимание на то, что при взрыве нитрата аммония возникает серое облако, а на имеющихся видео из Бейрута в дополнение к расширяющейся белой сфере виден столп оранжевого, переходящего в красный дыма. Это, по его мнению, типично при взрывах веществ с содержанием лития, который имеется в составе топлива для ракетных двигателей.

– Ещё одна загадка…

– Скорее всего, взрыв произошёл из-за банального головотяпства и халатности, распространённой в арабском мире. А если смотреть глубже, то из-за коррупции, которой пронизана все ливанская система. Пока аммиачная селитра хранилась на складе, она потихоньку разворовывалась. В Ливане за это время сменилось несколько правительств, и ни одно из них не позаботилось о том, что убрать этот сверхопасный груз с морского порта.

За несколько недель до взрыва, как утверждает агентство Reuters, главное управление общей безопасности Ливана предупредило президента и премьер-министра об опасности, которую представляет хранившаяся в порту селитра. Докладная записка, подписанная генпрокурором, была передана руководству государства 20 июля. Они предупреждались, что взрыв аммиачной селитры сотрёт Бейрут с лица Земли.

– Взрыв в порту и последовавшие затем протестные акции жителей ливанской столицы до предела осложнили политическую обстановку в стране. Как складываются сейчас ситуация?

– Обстановка в Ливане остаётся крайне напряжённой. Но, будем объективны, эта средиземноморская страна пребывает в ней практически на протяжении всего своего существования как государства. Ливан, напомню, получил независимость от Франции в 1943 году. Неслучайно, в экспертных кругах, да и многие политики, называют Ливан failed state – несостоявшимся государством. Лишь небольшой отрезок времени – с конца 1950-х до начала 70-х годов – Ливан мог относительно спокойно развиваться. Более того, ему удалось стать финансовой и столицей арабского мира, за что получил неофициальное название «Ближневосточная Швейцария».

– А в чём корни нестабиль­ности?

– Дело в том, что в этно-конфессиональном плане Ливан представляет собой лоскутное одеяло из представителей разных этносов и конфессий. Самая древняя из них – христиане-марониты. Они – практически из первых христиан Византийской империи. В XII – XIII веках земли нынешнего Ливана стали частью Иерусалимского королевства кресто­носцев.

Есть мусульмане-сунниты, мусульмане-шииты, друзы, алавиты, армяне, греки, евреи и многие иные. Некоторые специалисты ведут речь о 18 основных религиозных группах. В попытке обеспечить их мирное сосуществование была установлена система, которая называется конфессиона­лизмом.

Наша справка. Население Ливана – около 4,1 млн человек. Кроме того, на территории страны около 880 тыс. беженцев из Сирии, 470 тыс. палестинцев. Около 6 процентов населения исповедуют ислам, 39 процентов – христианство. Мусульмане-шииты сейчас являются крупнейшей общиной – более трети населения. В Ливане проживает восьмая по численности армянская община в мире (порядка 150 тыс.).

Государственная система организована так, чтобы обеспечить более – менее равный доступ верховной власти для всех религиозных конфессий. Так, президент страны – христианин-маронит, премьер-министр – мусульманин-суннит, председатель парламента – мусульманин-шиит, а в правительстве должны быть поровну представлены христиане и мусульмане.

Но эта система оказалась малоэффективной, поскольку каждая из религиозных групп больше волнуется за интересы своей общины, игнорируя нужды всего государства. К тому же этнически состав населения меняется, отдельные группы набирают больший вес в жизни страны, другие, наоборот, теряют, что порождает неизбежные противоречия, которые выплёскиваются на улицы.

– Чего добиваются участники нынешних протестных акций?

– Ливан находится в глубоком социально-экономическом кризисе. Страна пребывает на третьем месте в мире по размеру госдолга к ВВП, безработица достигла 25 процентов, а треть населения оказалась за чертой бедности. Пандемия ещё больше усугубила ситуацию, поставив ливанцев буквально на грань выживания. Всё это спровоцировало массовые протесты, начавшиеся ещё в апреле. Люди требовали от властей компенсаций за карантинные меры, отсрочки выплат по кредитам и роспуска правительства и парламента.

Жертвы и разрушения в Бейруте только подлили масла в огонь. Десятки тысяч оставшихся без жилья и средств к существованию ливанцев вновь вышли на улицы, призывая к переустройству политической системы, которую считают виновной в своих неурядицах. Появились даже призывы передать Ливан под контроль ООН.

– На фоне протестов правительство ушло в отставку. Что дальше?

– Правительство Хасана Диаба, сформированное только в начале этого года, пыталось вывести страну из кризиса. Были начаты переговоры о помощи с Международным валютным фондом. Ливан рассчитывает получить 9–10 млрд долларов в течение четырёх ближайших лет и пустить эти средства на реконструкцию промышленности и создание новых рабочих мест. Но переговоры провалились. По словам самого Диаба, виной нынешнего положения является система коррупции, которая оказалась сильнее ливанского государства.

Когда появится новое правительство, неизвестно. Полагаю, что многое будет зависеть от позиции «Хезболлы» («партии Аллаха»), которая очень популярна среди шиитов, особенно Южного Ливана, и располагает собственными вооружёнными формированиями. Это движение вместе с союзными ей партиями обладает большинством в парламенте и существенным влиянием на исполнительную власть в Ливане.

– События в Ливане вызвали широкий международный резонанс. Наибольшую активность проявляет Франция…

– Ну, это объяснимо. Франция имеет давние связи с Ливаном. Многие ливанцы, прежде всего христиане, в своей культуре всегда ориентировались на представителей этой европейской страны. Французский язык в Ливане – фактический второй после арабского. Сейчас в ходе протестных акций их участники потребовали вернуть страну под управление Франции. Появилась даже петиция с подобным призывом, которую подписали более 100 тыс. человек. Париж пытается воспользоваться моментом.

Вскоре после взрыва в Ливан приехал президент Франции Эммануэль Макрон, который на донорской видеоконференции сумел собрать 250 млн долларов для разрушенного Бейрута. Но эти деньги, по его словам, Ливан получит только после запуска политических реформ, направленных на создание правительства национального единства, борьбу с коррупцией, возвращение порядка в экономику и банковскую систему. При этом Макрон заявил, что если местные силы ничего не смогут сделать сами, он «возьмёт ситуацию под свою ответственность». В СМИ были сообщения, что ливанским политикам дали время для размышлений до 1 сентября.

– А какова позиция других геополитических игроков? США, Израиля?

– Израиль впервые в истории предложил гуманитарную и медицинскую помощь Ливану. При этом израильское руководство сразу дало понять, что никакой причастности к взрыву в порту не имеет. Очевидно, ему не безразлично, как будут развиваться дальнейшие события. Израильтяне опасаются дальнейшего усиления «Хезболлы», связанной с Ираном. Южный Ливан потенциально является удобным плацдармом для ракетных пусков.

Американский президент поначалу высказал версию о взрыве бомбы, о «чудовищной» атаке. Позже, получив разъяснения от Пентагона, он дезавуировал свою первоначальную оценку и предложил помощь Ливану. При этом Вашингтон надеется, как написала газета «Уолл-стрит джорнэл», воспользоваться ситуаций в Ливане и «перетряхнуть» его политические элиты этой страны. Разумеется, в своих собственных интересах. Главные усилия будут направлены, очевидно, на ослабления влияния «Хезболлы» и Ирана.

Владимир Кузарь, «Красная звезда»

Ливан. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Химпром > redstar.ru, 17 августа 2020 > № 3477634 Александр Фролов


Ливан. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 15 августа 2020 > № 3541927

Будет ли большая война?

Израиль и США против Ливана

Анастасия Ежова

Страшный "гриб" от мощного взрыва, громыхнувшего в порту Бейрута, потряс сознание ливанцев и всего мира. Вой сирен разодрал плотный морской воздух вмиг искореженной, израненной ливанской столицы. Счет погибших пошел на сотни, раненых - на тысячи, десятки людей пропали без вести, 300 тысяч человек остались без жилья, уничтожено 90 % запасов продовольствия и медикаментов Ливана. Странных совпадений так много, что в ливанских СМИ не без оснований озвучивается версия об американо-израильском и саудовском следе. Мы расскажем вам о предыстории бейрутской трагедии и той серьезной эскалации, которая ей предшествовала...

Ливан, отмечающий в эти дни 14-ю годовщину победы над Израилем, сотрясается от внутренних кризисов и внешних вызовов. Рост доллара, падение курса ливанского фунта, коронавирус, безработица, разорение предприятий и увольнения сотрудников, урезание зарплат до мизера, пустые холодильники и переполненные улицы, протесты и акции, вплоть до погрома магазинов и актов насилия, — всё это стало результатом целенаправленной политики США и рабской привязанности экономики Ливана к доллару.

Прекрасный, живописный Ливан, окутанный вкусным дымом терпких кальянов, запахом кофе с кардамоном и дуновением морского бриза, с его петляющими промеж камней и кедров горными серпантинами, с его уютными кафе на набережных, с его красными черепичными крышами, усеянными золотыми знамёнами "Хизбаллы", ныне полыхает, и запах едкого дыма этого пожарища будоражит людей, заставляя их не на шутку беспокоиться о будущем своей страны, за которую они проливали кровь, приносили в жертву лучших сыновей, которую они трудом и потом отстроили заново после того, как израильская военная машина оставила от её доброй половины груду руин. Иран тогда, кстати, на 70% профинансировал это рекордно быстрое восстановление.

Я помню Ливан меланхолично-лощёным, изысканно-небрежным: 10 лет назад его улицы ещё не были безнадежно замусорены, но потом стараниями внешних сил загорелась в огне войны соседняя Сирия, и в Ливан потекли чумазые, неприкаянные сирийские беженцы, которые начали клянчить мелочь, воровать на улицах, возводить незаконные постройки и спускать в бирюзовые воды Средиземного моря потоки зловонной канализации, из-за чего в черте Бейрута стало невозможно купаться. Увы, все ливанцы знали, чьи это жёны и дети: правительство Башара Асада снабжало лишившихся крова сирийцев каким-никаким жильём, а в Ливан бежали члены семей боевиков. Ливанцы — люди добрые: они не стали распространять на них отношение к их мужчинам. Однако проблема сирийских беженцев до сих пор стоит очень остро, ибо они служат источником преступности и угрозы: попрошайки, которым сегодня по 10 лет, всего лишь через 5 лет созреют, чтобы держать в руках оружие. Ливанские патриотические силы, включая "Хизбаллу", давно лоббируют вопрос, чтобы беженцев организованно вернули в Сирию, гарантировав им безопасность, и чтобы переговоры об этом велись на уровне двух правительств: ливанского и сирийского. Но кое-кто упорно саботировал этот процесс.

Этот же кое-кто настырно добивается натурализации других беженцев — палестинских; хотя сами обездоленные палестинцы не горят желанием делить маленький Ливан с ливанцами, а десятилетиями мечтают о возвращении на украденную у них родину — в Палестину. "Марш Возвращения" в Газе, в ходе которого израильские военные безжалостно отстреливают безоружных женщин и подростков, медиков и журналистов, зародился именно под сенью ливанских кедров. Палестинско-ливанское братство выдержало испытание сирийской мясорубкой: искренним сторонникам Сопротивления враждовать незачем, будь они суннитами или шиитами — как бы кое-кто ни старался вбить между ними клин.

Кое-кто меняет имена и лица, порой высказываясь открыто, а порой действуя через местных лоббистов. И этот кое-кто — посольство США в Ливане.

Госпожа посолка

Новоприбывший посол (или как теперь положено говорить по митушному фэн-шую? Послиха? Послица? Посолка?) Дороти Ши лихо, словно под звуки залихватской ливанской дабки, принялась костерить "Хизбаллу" в СМИ, обвинив её во всех бедах Ливана. В интервью саудовскому гостелеканалу "Аль-Хадат" она заявила, что "Хизбалла" "взяла Ливан в заложники" и якобы выкачивает деньги из госбюджета на свои нужды. Приятную слуху многих ливанцев антиамериканскую риторику "Хизбаллы" Ши с ужасом назвала "устрашающей".

В ответ госпожа посолка получила неожиданную для себя жёсткую отповедь со стороны ливанского МИД и президента Мишеля Ауна лично. Министр иностранных дел Ливана Нассиф Хитти напомнил ей про Венскую конвенцию о дипломатических отношениях 1961 года, согласно которой посол иностранного государства не должен вмешиваться во внутренние дела другой страны. Высказался и депутат парламента от "Хизбаллы" Хасан Фадлалла: он назвал интервью Ши "возмутительным актом агрессии в отношении суверенитета Ливана и его национального достоинства".

"Когда посол США Ши жонглирует фактами, инкриминируя "Хизбалле" плоды социально-экономической агрессии её собственной страны, Америки, против Ливана, это не способно убедить никого, и никто не поверит этому. В администрации США разразился конфликт между госсекретарем Помпео, его помощником Шенкером и этим послом. Он вспыхнул, когда в адрес Америки посыпались обвинения, связанные с обнародованием факта, что именно США стоят за попытками удушить Ливан экономически, повысить курс доллара и предотвратить приток валюты в Ливан", — заявил заместитель лидера "Хизбаллы" шейх Наим Касем.

"Вишенкой на торте" стала массовая антиамериканская протестная акция в Бейруте: Ши снискала достойную порцию хайпа в ответ на свой словесный харрасмент. Но дальше — больше: судья Мухаммад Мазех из города Тир, что на юге Ливана, нашёл в интервью Ши разжигание религиозной и социальной розни, а потому запретил ливанским СМИ брать у госпожи посолки интервью. Запрет введен сроком на год, и точно такой же длительности тюремный срок светит нарушителям. Подобного американцы явно не ожидали: они привыкли, что арабы пресмыкаются и отплясывают перед ними с саблями. Нарушителей этого бедуинского ритуала вносят в "списки террористов", но добро бы так повела себя одна лишь "Хизбалла", которая и так занимает в этом американском списке почётное место — но чтобы "с крючка сорвалось" всё ливанское государство? И как тут не подвергнуть его коллективному наказанию, сознательно ограничив приток наличной валюты в Ливан, который из-за долларизации экономики остро в ней нуждается?

Наглость — неотъемлемая часть американской политики и дипломатии. Как вы думаете, какими "благородными мотивами" США оправдывают свои действия? Правильно: снова "виновата" "Хизбалла" — она якобы скупает доллары, чтобы отправлять их в Сирию и Иран, помогая "жутким террористическим режимам" обходить санкции. И на это обвинение лидер "Хизбаллы" сейид Хасан Наср-Аллах ответил колко и жёстко: "Во время официальных заседаний некоторые чиновники заявили, что 20 млрд. долл. были выведены из нашей страны за рубеж в период между сентябрем 2019 г. и февралем 2020 г. Но занимались этим вовсе не "Хизбалла" и не "Амаль" — и попали эти деньги отнюдь не в Сирию и не в Иран. Кто "увёл" 20 млрд. долл. из ливанских банков за границу? Есть специальный банк, который занимается этим… Ситуация с долларами — заговор, направленный против Ливана, против ливанского народа, против нашей экономики, против ливанского фунта и только в последнюю очередь — против Сирии. Сирия для них — лишь предлог. Спросите главу ливанского Центробанка, ушел ли хоть один доллар из тех самых 20 млрд. в Сирию, и сколько она получила из этой общей суммы".

Вспомним "Акт Цезаря" — введённый США пакет санкций против Сирии, содержащий в себе беспрецедентные законодательные инновации, в соответствии с которыми санкции против Сирии, Ирана и "Хизбаллы" распространяются отныне не только на американцев, а на всех жителей Земли, — и картина заговора будет полной.

"Поворот на Восток"

Вопреки козням США, "Хизбалла" подготовила программу выхода Ливана из экономического кризиса, которую её лидер обозначил как "поворот на Восток": "Если доллар — это инструмент давления, который используется против нас даже в том, что касается наших базовых потребностей, как мы можем ослабить нужду в долларе? Ведь доллар нужен нам, чтобы оплачивать бензин, газ, дизельное топливо, муку. Чтобы покупать лекарства, медицинское оборудование, сырьё для производства, нам нужен доллар. Если у Центробанка нет достаточного количества долларов, чтобы покрыть все эти запросы, — то это лишь потому, что он не хочет иметь проблемы с американцами… Можем ли мы найти дружественную нам страну, которая может пойти нам навстречу? Например, Иран… Могут найтись и другие страны, которые согласятся вести с нами бизнес, чтобы мы при этом рассчитывались не в долларах, а в ливанских фунтах.

Исходя из нашего опыта, нам придётся сперва убедить в этом ливанские власти, а потом уже обращаться к иранцам или к кому-либо ещё… В прошлом, когда наш брат Мухаммад Фнейш был министром энергетики, я ездил в Иран, где обсуждал с министром энергетики Ирана и другими иранскими чиновниками ситуацию с электричеством в Ливане. Мы привезли предложение по этому поводу и представили целый проект — но он не был утверждён в Ливане…

Ещё одна альтернатива — бартер. Страна может не взять ливанскую валюту в обмен на топливо, но мы в состоянии расплачиваться с ними нашей продукцией, сельскохозяйственной либо промышленной. Так мы сможем вести торговлю и с Ираном, и с другими странами… Это будет стимулировать ливанское производство, придаст импульс экономике, поможет создать новые рабочие места и снизит потребность в долларе — и в результате курс местной валюты возрастёт. В самом начале доллар всё ещё будет востребован, но постепенно его важность будет уменьшаться, а курс ливанской лиры — расти. Это поможет снизить зависимость Ливана от Америки. Мы будем в состоянии обеспечивать себя всем необходимым без доллара и прочих "твёрдых" валют. Это во многом оздоровит Ливан…

Я также прошу ливанцев помочь мне убедить в этом ливанских чиновников, которые могут отказаться, опасаясь давления со стороны США. Если они боятся американцев, должны ли мы испытывать страх перед ними? Американцы к нам безжалостны. Бояться их — неприемлемо…

У меня есть чёткая информация, что китайские компании готовы делать инвестиции в нашу экономику, несмотря на все сложности, существующие в Ливане. Это не мы будем давать им деньги — это они будут привозить их в нашу страну. Что, если будет реализован проект строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали из Триполи в Накуру? Разве это не принесёт прибыль в нашу страну? Это выгодная для Ливана инвестиция. А разве это не создаст рабочие места и не приведёт к колоссальным сдвигам в экономике и обществе, позитивно сказавшись на уровне жизни? Я официально объявляю, что китайские компании готовы помочь нам. Они также готовы построить электростанции по схеме СЭП (строительство—эксплуатация—передача) — причём от ливанского государства не требуется никаких вложений, ибо китайцы готовы всё взять на себя. Мы также обсуждали с китайцами, могут ли они построить тоннель между Бейрутом и долиной Бекаа. Китайские компании готовы инвестировать в эти проекты на основе схемы СЭП".

Лидер "Хизбаллы" обозначил три страны, которые могут стать для Ливана основными партнёрами: это Иран, Китай и Россия.

Вражеские провокации

Меж тем, становится неспокойно и на внешних рубежах Ливана. Вечером 23 июля в сирийском небе американские военные самолёты F-15 позволили себе опасное сближение с иранским пассажирским бортом Mahan Air, что чуть не привело к катастрофе. На фоне вспыхнувшего скандала, жалобы Ирана в ИКАО и возмущения ООН вновь всплыл наболевший вопрос: а что вообще боевая авиация США делает в небе Сирии? Сирийское руководство не давало им на это разрешения. И если раньше они оправдывали свои действия "борьбой против ИГИЛ*", то теперь, после победы Сирии, это хлипкое алиби и вовсе перестало работать.

Мой добрый знакомый Фади Бу Дийа, главный редактор аффилированного с "Хизбаллой" журнала "Аль-Марайя", прокомментировал это так: "Объявленное военное соглашение между Ираном и Сирией вызывало серьёзную обеспокоенность у израильского военного руководства — особенно в связи с тем, что это соглашение существенно укрепит возможности ПВО Сирии противостоять израильским атакам. Это привело нас к мысли, что израильская армия нанесёт удар, узнав о последствиях этого соглашения" (из заявления для Russia Today от 19 июня 2020).

"Сионистский враг ударил по Дамаску, в результате которого был убит боец "Хизбаллы", и официально взял на себя ответственность за это.

"Хизбалла" чётко и недвусмысленно указала на необходимость отреагировать на это в соответствии с программным заявлением её лидера сейида Хасан Наср-Аллаха, что его организация не оставит без ответа гибель кого-либо из наших братьев.

И мы объявили, что страх Израиля перед нашим ответом приведёт к военной эскалации. Это усилит давление на руководство Сопротивления в свете кризисов, от которых страдает Ливан, где уже ведутся разговоры о нормализации и нейтралитете" (из интервью на канале OTV от 3 и 22 июля 2020 и из интервью на канале "Аль-Джадид" от 23 июля 2020).

"На следующий день израильская армия подвергла бомбардировке объекты на Голанах и в Кунейтре. Был перехвачен иранский гражданский пассажирский самолёт, следовавший из Тегерана в Бейрут, который совершил вынужденную посадку в Международном аэропорту имени Рафика Харири.

Возникает вопрос: чем обусловлена эта израильская эскалация? Каков её фон?

Эта эскалация спровоцирована США, которые объявили об экономической блокаде Сирии и Ливана, чтобы обеспечить победу на выборах Трампу и Нетаньяху.

Эта эскалация отражает явные разногласия в сионистском истеблишменте при составлении "дорожной карты" для управления ситуацией.

Некоторые израильские спецслужбы повелись на агентурные донесения, в которых их призывают усилить давление, полагая, что у "Хизбаллы" сейчас неподходящий момент для открытия фронта на юге. Кроме того, налицо явная попытка заманить Иран за стол переговоров с американцами, основанная на ошибочном предположении, будто иранское руководство ещё не оправилось от последствий убийства Касема Сулеймани, и, кроме того, озабочено распространением коронавируса и экономической ситуацией внутри Ирана.

Все эти ложные донесения возвращают нас к ситуации в канун израильской агрессии 2006 года, которая закончилась провалом их планов и поражением Израиля в Ливане. На данном же этапе их ложные калькуляции приведут сионистское образование к неизбежному поражению. Возможно, открытие фронта в неожиданном месте принесёт свои плоды, и американцы ничего не смогут предпринять, помимо сильного давления, призванного нивелировать следы их поражения.

Следовательно, вполне реалистичен сценарий, что реакция "Хизбаллы" будет новой по своему стилю и способу исполнения, что отражает силу и готовность "Хизбаллы" противостоять любой израильской агрессии, ибо враг находится под неусыпным военным наблюдением Сопротивления".

В этой заметке содержится намек на то, о чем лидер "Хизбаллы" говорит давно и открыто: если Израиль вновь решится напасть на Ливан, он потеряет север оккупированной Палестины — Галилею, план освобождения которой у "Хизбаллы" уже давно готов.

Галилея 1.0 или Айн аль-Асад 2.0?

Тремя неделями ранее в интервью журналистке связанного с "Хизбаллой" ИА Alahed News Фатиме Диб Хамзе шейх Наим Касем говорил о повторении сценария июля 2006 года как о маловероятном: "Сложившаяся атмосфера не способствует тому, чтобы Израиль замышлял войну против Ливана, поскольку сейчас он сосредоточен на эпидемии коронавируса. Также Израиль вплотную занят аннексией части Западного берега, в связи с чем опасается ответной реакции палестинцев.

Кроме того, его смущают военные возможности Сопротивления, благодаря которым оно создало баланс сил, устрашающий врага. Сейчас они боятся нас больше, чем когда-либо. Как Израиль может напасть на нас, если результаты непредсказуемы?

Внутри самого Израиля даже раздаются крики, что их внутренний фронт не готов к войне! Один их военный эксперт отметил, что их сухопутные силы недостаточно квалифицированы для ведения реального боя. Все эти факторы, включая готовность самой "Хизбаллы", которая постоянно наращивает боеспособность и не поддаётся никакому давлению, удерживают их от агрессии, исключая возможность войны против Ливана.

Но мы всегда принимаем во внимание худшие сценарии. Мы поддерживаем уровень боевой готовности. Если разразится война, мы встретим её с достоинством и полной уверенностью, что Сопротивление одержит победу, потому что правда — на его стороне, потому что эта земля — наша, и потому что мы — готовы".

Современная ситуация столь динамична, что расклады меняются быстро, как погода в горах. Но, возможно, даже за явными американо-израильскими провокациями никакого полномасштабного конфликта не последует, а "Хизбалла" ограничится ювелирно точными актами возмездия, которые не навлекут беды на сам Ливан, но повергнут противника в полное смущение.

А ведь в начале года нечто подобное уже произошло: в ответ на убийство генерала Касема Сулеймани КСИР нанёс сокрушительный удар по американской базе "Айн аль-Асад" в Ираке, и мир сжался в напряжении, ожидая большой войны. Но вместо этого американцы начали эвакуацию своего персонала из Кувейта и ОАЭ. Они тайно вывозили из Ирака своих раненых, сливая в подконтрольные им СМИ потоки неуклюжей "дезы", будто потерь нет, а иранцы "отстрелялись" по пустой базе". Но, увы, "Гаарец" сумел "пропалить" данные о 224 вывезенных через Тель-Авив раненых, а РИА ФАН сообщил о 80 убитых и 200 получивших ранения.

Впрочем, стратегически у "Хизбаллы" и всей оси Сопротивления тоже есть амбициозные планы. Недаром, говоря о покойном Касеме Сулеймани, шейх Наим Касем заявил: "Касем Сулеймани был назначен командующим силами "Кудс" в 1998 году. Их предназначение — подготовить 20-миллионную армию к освобождению Иерусалима. Эта армия должна включать в себя бойцов Сопротивления из Палестины, Ливана, Ирака, Пакистана, Афганистана и Сирии. Он отвечал за военную подготовку и обучение бойцов во всём регионе…И Аллах обещал нам победу".

* Террористическая организация, запрещённая в России.

Ливан. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 15 августа 2020 > № 3541927


Ливан. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Финансы, банки > zavtra.ru, 12 августа 2020 > № 3541926 Рами Аль-Шаер

Подорванное общество

Россия против экономического, политического и военного давления на Бейрут

Рами Аль-Шаер

В ходе своего визита в столицу Ливана в четверг 6 августа, то есть на третий день после страшного взрыва в бейрутском порту, президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что в ближайшие дни он организует виртуальную международную конференцию с целью сбора средств для оказания чрезвычайной помощи Бейруту. Макрон сделал это заявление после серии проведённых им встреч, в том числе — с президентом Ливана Мишелем Ауном.

Конференция прошла в воскресенье, 9 августа в режиме видеоконференции без участия России и ряда других стран. Каковы причины неучастия России в этой конференции? Возможно, президент Франции слишком торопился, принимая решение о проведении этого мероприятия. Однако подобные конференции необходимо тщательно готовить, и такая спешка здесь не нужна. Очевидно, что либо Макрону не хватает политического опыта, либо, выступая с подобной инициативой, он преследовал какие-то определённые цели.

На мой взгляд, идея проведения такой виртуальной конференции является неудачной. Трудно предположить, что она может оказаться успешной и позволит собрать необходимую сумму для оказания помощи Ливану. Конечно, можно собрать 200-300 млн. долл., но для ликвидации последствий взрыва Ливану, согласно большинству оценок, необходима срочная помощь в размере 5-8 млрд. долл., т.е. минимум на порядок больше.

Ошибкой является и выдвижение Макроном целого пакета условий президенту и правительству Ливана. Кроме того, президент Франции заявил, что собранные средства необходимо "адресно" направить ливанскому народу. Тем самым Макрон не только выразил недоверие ливанским властям, но и проигнорировал один из важнейших принципов международной политики, посягнув на суверенитет Ливана и его государственных институтов.

Что означает призыв Макрона "направить собранные средства для помощи ливанскому народу"? Как можно осуществить этот призыв на практике? Очевидно, что необходимо проработать вопрос о механизмах и путях "адресного" перевода сотен миллионов (а возможно — и нескольких миллиардов) долларов ливанскому народу.

Такое давление на официальный Бейрут, которое стало возможным в результате заявлений Макрона, привело к тому, что некоторые страны стали настаивать на "необходимости проведения политических реформ" в Ливане. Здесь уместно напомнить, что политическое устройство Ливана является одним из самых передовых в регионе. Отличительными чертами этого устройства являются демократия, плюрализм, гарантированное участие в работе органов власти представителей всех сил ливанского общества, независимо от их политической и конфессиональной принадлежности.

Кроме того, парламентские выборы в Ливане являются одними из самых прозрачных и открытых выборов в арабском мире. Конечно, всё это не означает, что в стране нет коррупции, фаворитизма, кумовства, фактов кражи государственных ресурсов и других пороков современного общества. Такие явления существуют во всех странах мира. Тем не менее, вместо подобного рода "советов" Ливану, выдвижения каких-то предварительных условий для оказания ему помощи, необходимо понимать, что Ливану срочно нужны финансовые средства для оздоровления экономики и ликвидации последствий взрыва. Всё это может осуществиться только путём оказания соответствующей помощи ливанскому правительству и государственным институтам, но никак не посредством разжигания межконфессиональной вражды и смуты, что чревато сползанием Ливана в пучину новой гражданской войны.

Примечательно, что в последние дни всё чаще звучат требования международного расследования причин взрыва. Такое впечатление, что в Ливане нет ни собственных следственных органов, ни независимой судебной системы. Говорю об этом потому, что налицо явное попрание суверенитета Ливана, неуважение воли ливанского народа. Не вижу никаких причин для проведения международного расследования произошедшего. В Ливане существует независимый суд, правоохранительные органы, армия, способная справиться с возложенными на неё задачами. Те же, кто настаивает на международном расследовании, хотят вернуть Ливан в прошлое, в то, что было в стране 15 лет тому назад. Не думаю, что в самом Ливане много тех, кто желал бы этого.

С другой стороны, вполне понятен и гнев протестующих молодых людей, вызванный безработицей, бедностью, последствиями пандемии коронавируса, приведшей к проблемам туристического сектора и экономики в целом, кризису банковской системы. Понятно и объяснимо недовольство тех, кто вышел на улицы, защищая своё право на достойную жизнь, право на лучшее будущее для своих детей. Однако основной причиной гнева и недовольства людей являются санкции, введённые против Ливана, ограничение функционирования банковской системы страны. Эти санкции и ограничения введены Соединёнными Штатами и рядом других западных стран, проводящих политику "коллективного наказания" целых народов в угоду своим политическим целям, политику диктата по отношению к другим странам, политику нарушения государственного суверенитета, игнорирования воли народов.

Естественно, что Россия не может разделять подобные популистские показушные "инициативы", которые нарушают государственный суверенитет, что обычно приводит к обострению внутренней ситуации в стране (а именно это мы и увидели на следующий день после визита Макрона в Бейрут, когда в городе вспыхнули демонстрации, участники которых требовали отставки правительства).

Заявления президента Франции Эммануэля Макрона, а также принятая на конференции "итоговая декларация", вне всякого сомнения, будут использоваться в качестве предлога теми силами, которые призывают к протестам. Всё это лишь усложнит обстановку в стране.

Полагаю, что кампании по сбору средств в чрезвычайных ситуациях должны организовываться и проводиться соответствующими структурами ООН. Лучшим вариантом в этих условиях было бы решение руководителей Лиги арабских государств оказать немедленную конкретную финансовую помощь Ливану. Едва ли сумма в 5-8 млрд. долл. будет большой проблемой для богатых арабских стран.

В этой связи хотелось бы ещё раз отметить, что тяжёлая экономическая ситуация в Ливане возникла не в результате взрыва в бейрутском порту, а в результате санкций, введённых в отношении Ливана Соединёнными Штатами. Эти санкции парализовали банковскую систему Ливана, являющуюся стержнем экономики страны. Однако мы видим, что арабские государства даже в этой ситуации никак не могут решить вопрос об оказании помощи Ливану. Это происходит потому, что эти государства не являются хозяевами своих собственных ресурсов, и фактически лишены права распоряжаться этими ресурсами.

Президент США Дональд Трамп поддержал своего французского коллегу Эммануэля Макрона по вопросу оказания помощи Ливану в ходе состоявшегося между ними телефонного разговора. Совершенно очевидно, что глава Белого дома стремится к осуществлению своих собственных целей, связанных с предвыборной кампанией. Если бы намерения Соединённых Штатов помочь Ливану были искренними, то первое, что они могли бы сделать, это отменить введённые против этой страны санкции, а также снять санкции с Сирии, учитывая тесные экономические связи двух этих стран. Кроме того, принятый недавно Соединёнными Штатами антисирийский "Закон Цезаря", естественно, отрицательно сказывается и на ситуации в Ливане.

Другими словами, у арабов связаны руки, и они не в состоянии помочь братской стране — Ливану.

Что же касается России, то её внешняя политика является стабильной и понятной. Она базируется на соблюдении международного права, на взаимодействии со структурами и институтами международного сообщества, прежде всего — ООН, на уважении государственного суверенитета, что является одним из основных приоритетов российской внешней политики. Всё это, на мой взгляд, и обусловило неучастие России в этой конференции, точнее — к "кампании по сбору пожертвований". И такую позицию по отношению к инициативе президента Франции, заняла не только Россия.

Когда я уже заканчивал писать эту статью, поступило сообщение о состоявшемся заседании кабинета министров Ливана. В сообщении было сказано, что правительство ушло в отставку, которую принял президент Ливана Мишель Аун.

Очевидно, что формирование нового правительства в этой чрезвычайной ситуации, с которой столкнулся Ливан в результате взрыва в бейрутском порту, станет нелегкой задачей. Особенно после того, как выяснилось, что некоторые влиятельные фигуры и партии, играющие важную роль в политической жизни страны, заняли непримиримую позицию по ряду вопросов и стремятся извлечь максимум выгоды из происходящих событий, и изменить в свою пользу баланс сил при принятии важных политических решений, которые определят будущее Ливана и повлияют на деятельность государственных институтов.

Судя по всему, Ливан ожидает непростой период, который может занять достаточно долгое время. Однако сейчас самое важное заключается в том, что правительство должно продолжать свою ежедневную рутинную работу в условиях, когда потребуется принятие неотложных практических шагов до наступления зимы. Необходимо будет обеспечить всех пострадавших в результате взрыва жильём, топливом и электроэнергией, предпринять срочные шаги по восстановлению функционирования морского порта. Кроме того, на плечи "временного" правительства ляжет задача распределения гуманитарной помощи, которая станет поступать в страну в ближайшие дни с целью ликвидации катастрофических последствий взрыва. Это обстоятельство крайне важно. Речь идёт о необходимости взаимодействия всех стран и международных организаций, оказывающих помощь Ливану, с официальными властями страны. Иначе страну ждёт хаос, а все усилия по восстановлению Бейрута и оказанию помощи ливанскому народу могут быть сведены на нет.

Уверен, что вскоре будет сделано заявление об официальной позиции российского руководства по данной проблеме. Не знаю, в какой форме это произойдёт, однако убеждён, что в этом заявлении будет подтверждена необходимость уважения суверенитета Ливана, выражена поддержка ливанского руководства в лице президента и подавшего в отставку правительства, подчёркнута необходимость участия международного сообщества в лице ООН, а также оказания прямой помощи Ливану в этой чрезвычайной ситуации без каких-либо предварительных условий. Сейчас на самом высоком уровне идут контакты между российским руководством и руководителями ряда стран мира, целью которых является координация шагов по оказанию помощи Ливану в ликвидации последствий этой трагедии, по предотвращению внутренних беспорядков, противодействию тем силам, которые стремятся спровоцировать межконфессиональные столкновения, снова разжечь гражданскую войну, в ходе которой в своё время уже погибли тысячи человек, а стране был нанесён огромный ущерб.

Ливан. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Финансы, банки > zavtra.ru, 12 августа 2020 > № 3541926 Рами Аль-Шаер


Ливан. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 12 августа 2020 > № 3468412 Валид Фарес

«КЕДРОВАЯ» РЕВОЛЮЦИЯ: СРАЖЕНИЕ ЗА СВОБОДНЫЙ ЛИВАН

ВАЛИД ФАРЕС

Американский учёный и публицист ливанского происхождения, автор многих книг о ситуации на Ближнем Востоке.

ВОСЬМАЯ ГЛАВА ИЗ КНИГИ ВАЛИДА ФАРЕСА

«“Кедровая” революция: сражение за свободный Ливан» – глава из пророческой книги Валида Фареса «Революция грядет: борьба за свободу на Ближнем Востоке», опубликованной осенью 2010 г. в США, когда ничто не предвещало, что через три месяца Ближний Восток и Северная Африка взорвутся волной социально-политических протестов. В 2011 г. книга вышла в издательстве «Эксмо». С любезного разрешения издателей публикуем главу о Ливане, которая – ретроспективно – объясняет многие процессы, происходящие в этой стране сегодня.

Пока Запад наблюдал за афганцами и иракцами, идущими к избирательным урнам после падения «Талибана» и «Баас», многие американские и европейские критики политики доктрины «глобальной демократии», очевидно, не без влияния антиосвободительного регионального картеля, заявляли, что администрация Буша принуждает к демократии народы, которые этого не желают. Набросившись со всей силой на плюралистический политический процесс, «братство противников демократии» выдвинуло идею, что Америка и её союзники насаждают политическую культуру, которую не приемлют афганцы и иракцы. Разумеется, они опустили тот момент, что подъёму либеральной демократии противодействовали доминирующие элиты, а не большинство населения. «Картель» и его союзники на Западе утверждали, что без военной интервенции выборы в Ираке и Афганистане не могли бы состояться.

Ясно, что без насильственного свержения режимов «Баас» и «Талибана» два общества, находившиеся под их властью, не смогли бы добиться свободы. Но рано или поздно они всё равно восстали бы против ужасов, творимых тоталитарными режимами панарабистов и джихадистов. Впрочем, другие общества уже продемонстрировали готовность подняться на борьбу за свободу без присутствия чужеземных солдат на своей территории. Всё, что для этого требовалось – ясная, однозначная, твёрдая позиция Запада относительно права этих народов на собственное освобождение и его моральная готовность оказать помощь в момент, когда этого потребуют обстоятельства. Одно это обещание способно стимулировать глубинные силы угнетённого народа, привести к неожиданному проявлению смелости. Реальность этого подтверждает пример Ливана, страны, с которой связаны годы моей молодости.

Воздействие ливанской «кедровой» революции на души многих американцев и европейцев само по себе стало важнейшим поворотным пунктом в восприятии США и Западом политической культуры региона. Я лично наблюдал этот психологический шок, мотаясь в 2003–2005 гг. между Вашингтоном и Брюсселем, выступая за освобождение этой маленькой страны от оккупантов.

Случай, который я никогда не забуду, произошел в штаб-квартире MSHNC в Секаукусе, штат Нью-Джерси. Я работал у них аналитиком по терроризму и проблемам Среднего Востока. 15 февраля 2005 г., на следующий день после убийства бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири, американские и западные СМИ обратили внимание на необычные кадры, поступающие со спутников в отделы новостей по обе стороны Атлантики. Тысячи, затем десятки тысяч, а затем сотни тысяч ливанских граждан, преимущественно молодых юношей и девушек, вышли на улицы, скандируя с невиданной доселе страстью лозунги против сирийской оккупации. «Кто эти люди, кто эти молодые мужчины и женщины? Тысячи скандируют лозунги против сирийской армии и «Хизбаллы». Они такие молодые, такие энергичные. Откуда они взялись?» Отставной полковник Кен Аллард, бывший декан одного из военных колледжей, не мог поверить своим глазам. Он, и бывшие рядом с ним отставной полковник Джек Джейкобс и отставной подполковник Рик Франкона, специалисты по международным конфликтам и корреспонденты NBC, специализирующиеся на вопросах терроризма и вооружённых конфликтах, в изумлении наблюдали за тем, как полтора миллиона человек шли по центру Бейрута с плакатами, требуя прекращения оккупации и угнетения, выступая за демократию и свободу. Джейкобс восторгался красотой и энергией молодых участниц демонстрации. «Клянусь, эти девушки революции – кошмар “Талибана” и реальные конкурентки “Хизбаллы”», – говорил кавалер медали Почёта *.

Отделы новостей Fox News, CNN, BBC и прочих СМИ были, похоже, немало удивлены. Медийная элита Запада, особенно после 11 сентября и тем более после войны в Ираке, была уверена, что народы региона испытывают неприязнь к западной демократии или к демократии вообще, точка. На протяжении ряда лет наш внешнеполитический истеблишмент заявлял, что в Ливане всё хорошо и нет необходимости выводить сирийские войска, поскольку гражданское общество страны этого не требует. Затем наступил 2005 год. И события стали разворачиваться в реальном времени. В Бейруте более трети населения вышли на улицы, сообщая всему миру, что больше не могут терпеть угнетения. На самом деле, это была революция. Одинокий и забытый более чем на четверть века ливанский народ восстал. Без закрытой для полётов зоны, способной защитить их, как иракских курдов, без иностранного военного присутствия, как в Афганистане и Ираке, небольшая, но энергичная нация продемонстрировала всему международному сообществу, что на Ближнем и Среднем Востоке назрел взрыв. Это произошло 14 марта 2005 года.

Из всех средневосточных стран Ливан – наиболее сложная в плане социально-этнической и политической структуры стран. До войны 1975 г. в Ливане действовала демократическая политическая система, сопоставимая с израильской и до некоторой степени с турецкой. Его гражданское общество в различные времена и при различных обстоятельствах пробовало и проверяло на себе демократическую культуру. Потребуются целые тома, чтобы описать и проанализировать ливанский опыт взаимодействия с феноменом демократии, но очевидно, что среди всех членов Лиги арабских государств в этой стране произошла одна из самых первых демократических революций, хотя исход восстания до сих пор окончательно не ясен. Получившая широчайшее освещение «кедровая» революция 2005 г., удивившая мир и обратившая на себя внимание мировой общественности в целом и ООН в частности, с 2008 г. ведёт борьбу за выживание.

Феномен мирного переворота в регионе, пережившим одну из самых жестоких и продолжительных войн, заслуживает называться наивысшим достижением освободительного движения на Среднем Востоке – даже при том, что в настоящее время этот свободный анклав демократической культуры окружают объединённые силы джихадизма и авторитаризма. Ливан не первый раз в своей истории сопротивляется оккупантам и угнетателям. Вторжения и мятежи преследуют эту многострадальную страну с античных времён.

Исторические предпосылки

Я рос в Бейруте, поэтому острый интерес к ливанской истории у меня не случаен. Нескончаемая война, которая опустошала страну, заставила меня попытаться понять, что же такое есть в геноме этой страны, что продуцировало такой ошеломительный уровень насилия и нетерпимости между воюющими фракциями. Но сначала недоумение у меня вызывал отказ Сирии признать возникшую в 1943 г. независимую Ливанскую республику.

Для арабского мира, преимущественно управляемого диктаторскими и авторитарными режимами, особая ливанская демократия уникальна. В отличие от большинства арабских стран, Ливан знал политические кампании, выборы, парламентские переговоры, правительственные коалиции и энергичную свободную прессу. Всё это беспрецедентные явления для Ближнего и Среднего Востока. Под давлением регионального авторитарного «Халифата» ливанский эксперимент с плюрализмом и свободами рухнул. Однако он бросил серьёзный вызов «братству против демократии». Убитый в результате покушения ливанский президент Башир Жмайель однажды сказал в своём выступлении: «Ливанцы одновременно ангелы и дьяволы Востока». Может быть, точнее было сказать, что Ливан – земля, где столкнулись и ведут борьбу ад и рай, угнетение и свобода. Здесь проходит линия раскола между ними.

Ливанские националисты всегда считали своими предками финикийцев – первый народ, оставивший след в письменной истории цивилизации на побережье восточного Средиземноморья, преимущественно в античных городах Библос, Тир, Сидон и Угарит. Историки страны с гордостью заявляют о финикийском наследии, которому мы обязаны созданием алфавита, первых законов мореплавания и, до некоторой степени, первой консультативной демократией, возникшей в городах-государствах на ливанских берегах раньше греческой. Несмотря на исторические дискуссии, свидетельства говорят о том, что на протяжении тысячелетий ранние обитатели Финикии, преимущественно амореи, арамеи и ханаане, осваивали различные формы протодемократических институтов. Там очень рано распространилось христианство, и уже к V веку христиане жили на всей территории современного Ливана.

В течение следующих столетий мозаика восточнохристианских народов, включая маронитов и мелькитов, заполонила прибрежные и горные районы. В VII веке на эти земли с юга вторглись войска Халифата, захватив приморские города и долину Бекаа. Так здесь появилось арабское население. Начиная с VIII века, конфигурация Ливана оставалась почти неизменной и состояла преимущественно из христиан в Горном Ливане и мусульман на равнинах. На протяжении семи столетий марада, вооружённые формирования маронитов, противостояли армиям Халифата, сохраняя свободный анклав на окраине обширной империи.

После падения христианского государства в Горном Ливане в XIV в. и оккупации Османской империей, начавшейся в XVI в., автономное княжество продолжало существование в горах и долинах Ливана вплоть до европейской интервенции, которая в XIX в. формально установила протекторат над государством Горный Ливан. Новое образование получило наименование Petit Liban, или Малый Ливан. Большинство его населения составили христиане, меньшинство – друзы. Во время Первой мировой войны жители этой маленькой автономной страны испытали жестокие притеснения со стороны турок. Треть населения Горного Ливана погибла, другая эмигрировала, оставшиеся образовали ядро современной республики.

После краха Османской империи в 1919 г. Франция получила мандат на управление регионом и намеревалась постепенно наделить Le Petit Liban полной независимостью. Христианские политики попросили прибавить территории к Горному Ливану, и в сентябре 1920 г. возник Большой Ливан. Он стал мультиэтническим и в определённой степени биконфессиональным государством с христианами-ливанцами, ориентированными на Средиземноморье, и мусульманами-ливанцами, аффилированными с арабским миром. В 1943 г. правление французов закончилось, для новой республики настал «золотой век», однако на почве национальной идентичности страну охватил серьёзный кризис. В 1975 г. грянула война.

Специфика ливанской демократии

К 1943 г. большая часть региона находилась под властью Османского халифата, и только в автономии Горный Ливан существовало хрупкое равновесие между христианами и мусульманами, и квазидемократическая система, сформировавшая конституционную демократию с религиозным представительством. Президент был маронитом, премьер-министр суннитом, спикер парламента шиитом; места в парламенте и все должностные посты распределялись между религиозными общинами. Эта необъявленная «федеральная система» была уникальной для арабского мусульманского Среднего Востока, в странах которого правили либо панарабисты, либо авторитарные исламисты.

В 1945 г. арабские националисты вынудили страну присоединиться к Лиге арабских государств, поставив её международные отношения под контроль организации, тон в которой задавали авторитарные режимы. В 1948 г. Лига арабских государств втянула Ливан в совершенно ненужную, растянувшуюся на десятилетия войну с Израилем, вынудив последнего принять сотни тысяч палестинских беженцев и дав указание Бейруту содержать их все эти десятилетия в бедственном состоянии неопределённости. «У нас нет причин ввязываться в войну между арабскими режимами и Израилем», – говорил мне в 1982 г. основатель Ливанского университета, эрудированный мыслитель Фуад Афрам Бустани. Бывший президент Чарльз Хелоу говорил мне, что в 1974 г. большинство ливанцев не хотело вступать в Лигу арабских государств или вмешиваться в арабо-израильский конфликт. «Это показало бы режимам региона, как мы управляем нашей демократией в Ливане», – сказал бывший президент, которому в 1968 г. пришлось иметь дело с первым вооружённым восстанием палестинцев.

В Ливане конца 1960 – начала 1970-х гг. многие критиковали «конфессиональный режим» за то, что он даёт привилегии маронитам и христианам в ущерб нарастающему количеству мусульман. На самом деле республика управлялась группой политических и экономических элит из всех сообществ, получавших огромные прибыли от ливанского свободного рынка и процветающей экономики. Несмотря на споры о её уникальности, фактом оставалось то, что граждане свободно голосовали за своих представителей в муниципальной и законодательной власти, а свобода слова более или менее защищалась. Если бы не длившаяся десятилетия кампания панарабистских и исламистских движений по подрыву этой неустойчивой демократии, Ливан мог бы постепенно присоединиться к клубу демократических государств Средиземноморья и стал бы исключением для всего арабоязычного мира. Вместо того чтобы превратиться в полухомейнистскую страну, маленькая республика могла бы намного раньше выпестовать демократическую революцию.

Но «братство противников демократии» уже с конца 1940-х гг. стало нервничать по поводу появления «Швейцарии на Среднем Востоке».

Вскоре авторитарные режимы Египта, Ирака и в особенности Сирии вместе с шайкой радикальных организаций региона ополчились на бейрутскую модель плюрализма. И после иранской революции хомейнизм раздавил ливанскую демократию.

В 1958 г. египетский президент-диктатор Гамаль Абдель Насер поддержал военный мятеж против прозападного ливанского правительства Камиля Шамуна, спровоцировав первую гражданскую войну. Ливанская демократия выжила, но возможности страны обратиться за международной помощью сократились, а влияние соседних авторитарных режимов на Ливан возросло многократно. Нападения палестинских организаций, позже вооружённых сирийской партией «Баас» и другими режимами, в том числе ливийским и иракским, на ливанскую армию и обычных граждан нарастали на протяжении всех 1960-х и в начале 1970-х гг. Целые районы были выхвачены из-под власти закона, граждан похищали, ливанская демократия постепенно оказалась парализована. В результате нескольких схваток с вооружёнными террористическими группировками, финансируемыми радикальными арабскими режимами, рухнули все демократические институты, оказалась разрушенной демократическая культура страны. Распад власти вызвал появление в христианских и мусульманских районах гражданских военизированных формирований, что, в свою очередь, привело страну ко второй, более продолжительной и разрушительной гражданской войне и иностранной интервенции.

13 апреля 1975 г. уникальный демократический эксперимент республики Большой Ливан рухнул. Страна оказалась поделена между военными диктаторами и гражданскими вооружёнными формированиями, раскололась на две крупные зоны. Одна оказалась под контролем Организации освобождения Палестины (ООП) и группы исламистских, марксистских и панарабистских сил. В этой части страны о демократии и свободах пришлось забыть. Верх взяли военизированные формирования, целью которых была ликвидация либеральной ливанской системы. В другой части страны, разорванной войной, христианские силы теоретически держались за многопартийную демократию, но на самом деле военизированные формирования установили авторитарную власть и там. Либеральные и умеренные мусульмане оказались погребены под наслоениями исламистских и панарабистских сил, их коллеги в христианских зонах попали под власть военных диктаторов правого толка. Таким образом, возникла идеально подготовленная сцена для действий сирийского диктатора Хафеза Асада.

Сирийское вторжение: 1976–1990

После того, как многочисленные военизированные формирования захватили ливанское государство и раздавили конституционные институты, в июне 1976 г. сирийский диктатор направил в страну регулярные войска. В выступлении, которое прозвучало через несколько недель, Асад открыто признал, что его режим поддерживает радикальные силы и он считает сирийцев и ливанцев «одним народом в двух государствах». Ни одна международная коалиция не выступила против вторжения – в отличие от ситуации, сложившейся двадцать лет спустя, когда другой баасистский диктатор Саддам Хусейн вторгся в Кувейт.

Я своими глазами видел сирийские танки, расползающиеся по моей родной стране, и пропускные пункты, устанавливаемые на перекрёстках. Уникальную ливанскую демократию развалила не только гражданская война. Возможность возрождения свободы раздавила сирийская армия. Так продолжалось тридцать пять лет – до «кедровой» революции. Баасисты установили контроль над преимущественно мусульманскими территориями и рядом захваченных христианских районов, создав слоёный пирог диктатуры, которую возглавляли сирийцы в компании с разного рода радикальными силами – палестинскими, ливанскими и, с начала 1980-х гг., движением «Хизбалла», поддерживаемым Ираном.

У демократии в Ливане, оказавшейся под контролем Сирии, практически не было шансов выжить.

Впрочем, в риторике о так называемом «Восточном Бейруте» сохранялась надежда: обещание возвращения свободы после того, как будут выдворены сирийские и прочие оккупанты. Христианские силы объединились под командованием главы вооружённых формирований партии «Катаиб» («Ливанские фаланги») Башира Жмайеля, получив наименование «Ливанские силы». В этом «христианском сопротивлении» были свои авторитаристы, в основном среди фалангистов, свои либералы, в том числе сторонники президента Шамуна, и некоторое количество интеллектуалов, в частности, бывший председатель Генеральной ассамблеи ООН Чарлз Малик и Фуад Бустани. Эти силы имели поддержку коалиции политических партий, в задачи которой входило образование федеративного и плюралистического Ливана. Короче, Восточным Бейрутом правили авторитаристы, но их официальный нарратив оставался привержен либеральным демократическим принципам, в то время как баасисты, панарабисты и джихадисты, доминировавшие в Западном Бейруте, не оставляли и малейшей лазейки для плюрализма.

В период сирийской частичной оккупации Ливана между 1976 и 1990-м гг. у меня была возможность работать со многими политиками и интеллектуалами, а затем и сформировать собственную философскую позицию в рамках тех границ свободы, которые были в моём распоряжении. Во время ливанской войны встал вопрос, к какому лагерю примкнуть? Многие утверждали, что демократия разрушена, поэтому, если ты выбираешь свободу на любой стороне, то оказываешься в изоляции. Действительно, господствующие силы в Западном и Восточном Бейруте препятствовали подъёму демократии, но отдельные лица и группы в пределах своих сообществ неустанно ратовали за расширение освободительной борьбы. Различие было в одном: если в Восточном Бейруте долгосрочной целью большинства политических сил было освобождение Ливана от сирийских, иранских и палестинских (ООП) сил и возвращение к плюралистической демократии, то долгосрочной целью господствующих сил в Западном Бейруте – замена республиканского либерализма образца 1943 г. зловещей идеологией баасизма, панарабизма, коммунизма или, позднее, джихадистского исламизма.

В самые мрачные дни ливанского конфликта перед защитниками демократии стояла трудная задача: оказывать из Восточного Бейрута сопротивление силам, подконтрольным Сирии и поддерживаемым Ираном, и бороться в пределах «свободных зон» против тоталитаризма и фашизма. Именно такой выбор сделали многие демократически настроенные группы, находившиеся в христианских районах, в то время как либералы, оказавшиеся под властью ООП и сирийцев на остальной территории Ливана, вынуждены были ждать многие годы, прежде чем национальная революция против сирийской оккупации дала им возможность поднять головы.

В 1977 г. ряд поселений на юге Ливана сформировали местные вооружённые группы для противодействия палестинским и просирийским силам. Изолированный от свободных зон и всего остального мира, южный анклав не имел иного пути, кроме как искать помощи от приграничного Израиля. В результате Освободительная армия Ливана под командованием майора Саада Хаддада, позже переименованная в «Армию Южного Ливана» (АЮЛ) была заклеймена просирийскими силами и «Хизбаллой» как «агенты Израиля». С 1978 по 1982 гг. между сирийскими силами и их союзниками и ливанскими силами под командованием Башира Жмайеля шли нескончаемые ожесточённые бои. Жмайель был прозападным политиком и мечтал об альянсе с Израилем, который в 1982 г. вторгся с юга на территорию страны и дошёл до Бейрута. В какой-то момент сирийцы были на грани изгнания из Ливана, но президент Асад, проницательный стратег, сумел нанести поражение противнику.

В сентябре 1982 г., спустя несколько дней после избрания президентом, Жмайель был убит, новым президентом стал его брат Амин, у которого была более примиренческая позиция по отношению к Сирии. Через год «Хизбалла» организовала взрывы в казармах американских морских пехотинцев и французов, заставляя многонациональные силы покинуть страну. Наступление возглавили сирийцы, постепенно выдавившие христианские силы из Восточного Бейрута и загнавшие их в небольшой анклав. Невероятно, но последний очаг сопротивления раскололся в 1990 г., началась гражданская война между христианскими вооружёнными отрядами во главе с Самиром Гиги и ливанской армией под командованием Мишеля Ауна.

Пока свободный анклав вёл внутреннюю борьбу, а Запад беспокоился по поводу вторжения Саддама в Кувейт, Асад предложил Вашингтону маккиавелиевскую сделку: я поддержу вас в изгнании Ирака из Кувейта, но моя добыча – Ливан. Он изложил свои условия в сентябре 1990 г. Государственному секретарю США Джеймсу Бейкеру. Соединённые Штаты под нажимом нефтедобывающих региональных режимов согласились, и 13 октября того же года танки Асада прогрохотали по улицам свободного анклава Ливана, завершая пятнадцатилетнюю войну. Вторжение Асада положило конец надеждам на демократическое возрождение как Восточного, так и Западного Бейрута. Вся страна оказалась под игом баасистов. Я покинул Ливан 24 октября 1990 г., через несколько дней после убийства либерального политика Дани Шамуна и его жены. В Ливане открылся путь террору, который продлится пятнадцать лет.

Сирийская оккупация: 1990–2005

В считанные недели сирийский «Мухабарат» установил контроль над всей страной, за исключением южного анклава АЮЛ, оставшегося под контролем Израиля. Настойчивому Асаду и его иранским союзникам понадобилось десять лет, чтобы вынудить Израиль отойти за государственную границу, разоружить АЮЛ и установить полную власть над Ливаном. Первые десять лет сирийской оккупации Ливана (1990–2000) получили известность как самая мрачная эпоха в современной ливанской истории. Всё руководство республики, от президента до чиновников и служащих, контролировалось Дамаском. В Бейруте установился режим наподобие режима Виши в оккупированной фашистами Франции, под жёстким контролем сирийского «гестапо», которым много лет руководил генерал Гази Канаан. В это мрачное десятилетие происходило тотальное уничтожение всех противников сирийской оккупации. В христианских районах, захваченных в 1990 г., масштабы репрессий были наивысшими. Сотни активистов и обычных граждан подверглись арестам, избиениям и пыткам. Многие оказались в сирийских тюрьмах. Молодые мужчины и женщины зачастую бесследно исчезали из своих домов. За всеми СМИ велось тщательное наблюдение. Всё демократическое движение в стране было подавлено. Тем не менее сопротивление оккупации никогда не прекращалось.

В 1990-е гг. последователи генерала ливанской армии Мишеля Ауна и сторонники различных групп бывшего «Ливанского фронта», таких, как «Стражи кедров», были вынуждены уйти в подполье или эмигрировать. В 1991 г. сирийский режим заключил с Бейрутом «договор о братстве и сотрудничестве», который давал сирийским разведслужбам и «Хизбалле» полную свободу действий на ливанской территории. В этот год были разоружены все вооружённые формирования, за исключением поддерживаемых Ираном сил и радикальных палестинских организаций. Вся страна оказалась под властью сирийско-иранского режима. В 1994 г. Самира Гиги обвинили в нескольких преступлениях и посадили в тюрьму, его движение «Партия ливанских сил» было распущено.

К середине десятилетия практически вся оппозиция сирийскому режиму была ликвидирована. Спорадически происходили лишь студенческие демонстрации, но они почти не имели народной поддержки. Сторонники бежавшего из страны Мишеля Ауна, сидевшего в тюрьме командующего Самира Гиги, а также независимые активисты сформировали в эмиграции действующую оппозицию, но она не имела существенного влияния на международное сообщество. На юге Ливана израильтяне совместно с армией Южного Ливана под командованием генерала Антуана Лахада удерживали так называемую «зону безопасности». АЮЛ контролировала 10% ливанских территорий и противостояла всей мощи «Хизбаллы» и её союзников.

Постепенно сирийско-иранский альянс стал оказывать давление на южный анклав, и в результате премьер-министр Израиля Эхуд Барак в 2000 г. решил уйти из зоны безопасности, а армию Южного Ливана распустить. 23 мая того же года отряды «Хизбаллы» вышли к государственной границе, и Сирия установила полный и неоспоримый контроль над Ливаном. Сил, оказывающих сопротивление оккупантам, не осталось, и притеснения ливанцев возросли многократно. Но под глубочайшим гнётом в стране зарождалось движение протеста, которое переросло в восстание.

Путь к восстанию: 2000–2005

Со смертью диктатора Хафеза Асада в июне 2000 г. Сирия не утратила господства над Ливаном. Баасистская машина немедленно подобрала замену: его сына Башара. Смена отца на сына дала антисирийским голосам в Ливане небольшой просвет для робкой критики сирийской оккупации. Среди первых, кто начал публиковать в стране оппозиционные статьи, был Гебран Туэни, издатель ежедневной газеты Al Nahar. 20 сентября Епископальный совет маронитов сделал заявление, призывающее к выводу сирийских войск и освобождению заключённых. Постепенно патриарх маронитов и ряд его сторонников подняли голос против баасистской диктатуры в стране. Стало нарастать количество студенческих демонстраций, в университетские городки были направлены силы безопасности. Эмигрантские группы, активизировавшиеся с конца 1990-х гг., принялись лоббировать западных законодателей и ООН. Череда официальных ливанских правительств, действовавших в интересах Сирии, тщетно пыталась подавить активность эмигрантов. В мае 2000 г. лидеры эмиграции собрались на конференции в Мехико и решили обратиться в ООН и попросить её поддержать призыв к выводу сирийских войск из Ливана. На тот момент это казалось весьма маловероятным.

Однако сколь бы энергичными ни были все эти действия, если бы не теракт 11 сентября, события в Ливане могли бы развернуться иначе. После атак «Аль-Каиды» в сентябре 2001 г. США объявили войну террору, Иран и «Хизбалла» объявлены членами «оси зла». Лидеры ливанской диаспоры, преимущественно из США, быстро выступили с заявлением о поддержке американских антитеррористических действий и вышли с инициативой передать дело о выводе сирийских войск на рассмотрение в ООН. Состоялось несколько встреч в Конгрессе, Государственном департаменте и Белом доме. Ливанская делегация настоятельно требовала активизации действий США в Совете безопасности ООН. На одной из таких встреч в марте 2004 г. Эллиот Абрамс, который был главным по Среднему Востоку в Государственном департаменте, спросил лидеров неправительственных организаций: «Если мы усилим давление извне, поддержит ли ливанский народ нашу инициативу?»

Американские лидеры не были уверены, что народные массы Ливана готовы к демократическому восстанию. Вдоволь нахлебавшись джихадистской и апологетической пропаганды в связи с вторжением в Ирак, администрация Буша-младшего с опаской относилась к развязыванию новой кампании, которая могла вызвать ответный огонь. Критики и так без устали нападали на Вашингтон за политику «поддержки демократических революций». New York Times и американские научные круги утверждали, что народы Среднего Востока не готовы к демократии и по своей воле не сделают выбор в её пользу.

Я отвечал так: «Если Америка и другие демократические страны помогут Ливану освободиться от сирийской оккупации, ливанское гражданское общество пойдёт вам навстречу». У меня не было данных, подтверждавших эту мысль; в своём утверждении я опирался на собственную веру в человеческую натуру и на основные инстинкты человека, находящегося в опасности.

Если ливанцы не перестали надеяться на свободу, они воспользуются возможностью и восстанут. Спустя несколько месяцев мои слова подтвердились: вспыхнула «кедровая» революция.

Администрация Буша была наготове, и перед нами открылся путь в Совет безопасности ООН.

Встреча с послом США в ООН Джоном Негропонте в марте 2004 г. стала первым шагом. Неправительственная делегация объяснила свой план, цели и передала записку послу и его помощникам. Так было положено официальное начало битве за освобождение Ливана. Мы проинформировали главу американской делегации, что ливанская миссия в ООН, подконтрольная сирийскому режиму, называет ливийско-американскую команду «ренегатами». Негропонте только отмахнулся. Затем мы встретились с французской и британской делегациями, которые положительно отнеслись к нашему проекту. Состоялись также встречи в Совете безопасности с послом России и китайскими дипломатами. Проведя переговоры с пятью постоянными членами Совбеза, затем мы пообщались и с временными членами, и с представителями Лиги арабских государств.

Следующим шагом стала перегруппировка политических сил. Правители Бейрута и Дамаска получили информацию, что в Нью-Йорке что-то происходит, но не придали этому значения. К середине лета тысячи бумажных и электронных писем, написанных американскими гражданами ливанского происхождения, поступили в Конгресс США и администрацию президента, а также во французские посольства по всему миру. Ливанская диаспора всячески подталкивала Совет безопасности к рассмотрению резолюции. Башар Асад занервничал, его разведка выступила с обвинениями ООН в нечестном поведении по отношению к ряду ливанских политиков, в том числе к бывшему премьер-министру сунниту Рафику Харири и бывшему министру друзу Марвану Хамаде. Дамаск полагал, что Харири оказал влияние на президента Франции Ширака, чтобы тот поддержал Буша по ливанскому вопросу, но на самом деле ливанские политики не имели к этому никакого отношения.

Инициатива ООН была проектом, выдвинутым исключительно ливанскими неправительственными организациями в изгнании. Харири вызвали в Сирию, где как сообщали американские СМИ, Асад обрушился на него с угрозами. 18 сентября 2004 г. Совет безопасности ООН принял резолюцию № 1559, призывающую Сирию вывести войска, а «Хизбаллу» и прочие вооружённые формирования – сложить оружие. После июня 1976 г., когда Хафез Асад отдал приказ о вторжении в Ливан, и после террористических атак «Хизбаллы» в 1982 г. на многонациональные миротворческие силы в Бейруте, это стало первой акцией ООН, направленной на прекращение баасистско-хомейнистского господства в Ливане. Яростной реакцией Дамаска стала попытка убийства либерального политика друза Марвана Хамаде осенью 2004 года. В январе 2005 г. лидеры ливанской эмиграции призвали ливанское гражданское общество к восстанию против сирийского террора. 14 февраля 2005 г. в результате мощного взрыва в центре Бейрута были убиты Рафик Харири, несколько других политиков и их охранники. Друзья погибших обвинили в заказном убийстве Башара Асада, но спустя несколько лет появились сообщения о том, что за этим террористическим нападением стояла «Хизбалла». Через несколько месяцев в ООН был создан специальный трибунал для расследования действий террористов. Жестокое убийство Харири вызвало серию массовых демонстраций в центре Бейрута. Впервые после 1990 г. десятки тысяч граждан, преимущественно христиан, суннитов и друзов, выступили с маршами и лозунгами против сирийской оккупации. Гражданское общество действовало согласно своим свободолюбивым инстинктам. Мои предсказания оправдались: инициатива в ООН вызвала встречное движение народных масс в Бейруте.

8 марта 2005 г. «Хизбалла» и просирийские силы собрали около трёхсот тысяч сторонников для выступления против назревающей революции. В тот день ведущий телекомпании Fox News спросил у меня, правда ли, что большинство ливанцев хотят демократии, ведь организованный «Хизбаллой» гигантский марш «в поддержку Сирии» собрал четверть миллиона людей. Я объяснил ему, что это – максимальная сила трёх режимов, иранского, сирийского и ливанского, которую они могут мобилизовать для сохранения власти господствующей элиты, и что это – решающий момент для молчаливого большинства, готового поднять свой голос в защиту свободы. Действительно, через неделю полтора миллиона мужчин, женщин, молодёжи прошли маршем по столице, призывая «Свободе – звенеть, Сирии – уходить, “Хизбаллу” – разоружить». 14 марта 2005 г. началась «кедровая» революция.

«Кедровая» революция: 2005 – 2008

Международное сообщество не могло не отреагировать на появившиеся в СМИ фотографии и видеокадры, демонстрирующие народные массы, высыпавшие на улицы Бейрута. «Кедровая» революция (термин, придуманный в Вашингтоне, но не чуждый истории ливанского сопротивления сирийской оккупации) была немедленно признана всеми странами западной демократии, включая США, Францию, многих членов Европейского союза, и поддержана арабскими правительствами таких стран, как Саудовская Аравия, Иордания и Египет. Успех демократической революции, обеспеченный не вооружённым насилием, а исключительно мирными массовыми демонстрациями, поразил многих. Все обратили внимание на резкий контраст между демократическим движением в Ливане, созревшим до такой степени, чтобы объединить различные сообщества, и сирийскими, иранскими и представляющими движение «Хизбалла» силами, господствовавшими в регионе. В Афганистане и Ираке выборы, формирование политических партий, свободные дискуссии, появились благодаря военным кампаниям США и союзников. В Ливане авторитарное правительство, поддерживаемое баасистами и джихадистами, рухнуло от песен безоружных граждан и давления эмигрантских неправительственных организаций.

Вскоре после полуторамиллионной демонстрации в Бейруте Вашингтон и Париж попросили Башара Асада немедленно вывести войска из Ливана. Сирийский диктатор оказался перед выбором: либо направлять дополнительные войска для подавления революции, либо уходить. При наличии американских вооружённых сил на востоке, в Ираке, и на западе, в Средиземноморье, военное командование Сирии быстро сообразило, что в случае международных действий у них нет ни единого шанса.

Оказавшись перед лицом мощной народной революции «снизу» и стратегически зажатым между военными группировками Запада, Асад выбрал третий вариант: вывести свои регулярные войска, но сохранить на ливанской территории «вторую армию». В её состав вошли «Хизбалла», сирийские разведслужбы и радикальные палестинские группировки. К концу апреля план Асада был приведён в действие: армия стала быстро покидать Ливан, оставляя за собой лишь несколько позиций вдоль протяжённой границы между двумя государствами.

Политики, которые появились, чтобы возглавить народное восстание, окрестили свою коалицию «Движение 14 марта». К ядру антисирийской оппозиции, которая вела освободительную борьбу с 1990-х гг., присоединились политические деятели из числа суннитов и друзов. Движение объединило сторонников из многих различных ливанских сообществ.

«Кедровая» революция показала, что большинство ливанского народа лелеяли глубокие надежды на свободу и демократию и были готовы вести борьбу с иностранной оккупацией, тоталитарными идеологиями и терроризмом.

Они справились со сложнейшей задачей: после пятнадцати лет оккупации, которую апологетическая пропаганда во всех средствах массовой информации подавала как «стабилизирующую силу», продемонстрировали окружающему миру подлинную волю народа.

«Кедровая» революция сохраняла свою девственную чистоту до тех пор, пока за дело не взялись политики. Вместо того, чтобы довершить начатое дело и полностью сокрушить просирийский режим и отстранить от власти символы периода оккупации – президента Эмиля Лахуда и спикера парламента Наби Берри, – оппозиционные политики предпочли провести выборы в законодательные органы, а некоторые из них вступили в альянс с «Хизбаллой». «Кедровая» революция завоевала огромное большинство в парламенте, но её политики пригласили в кабинет террористическую группировку.

Первые революционные недели оказались сопоставимы с теми днями, когда иракцы и афганцы шли к избирательным урнам, реализуя свои демократические права. Единственным отличием было то, что избиратели в Месопотамии и Афганистане шли на выборы под защитой американских солдат. В Бейруте треть населения, выступая против двух наиболее деспотичных режимов региона, вышла на улицы без присутствия иностранных сил, которые могли бы их защитить.

К июлю 2005 г. наиболее искренние дни демократической революции закончились. В правительство вошли политики движения «14 марта» и, как это ни странно звучит, просирийски и проирански настроенные деятели, хотя и в меньшинстве. Революционные «политики» остановились на полпути. Они не могли просить большей международной поддержки из страха перед «Хизбаллой» и не могли распустить правительство «национального единства», в которое вошли вместе с террористами. К полному смятению населения, стратегическое преимущество быстро перехватили политики, пользующиеся поддержкой Сирии и Ирана. До конца года трое выдающихся лидеров «кедровой» революции были убиты. Погибли политики левого толка Джордж Хави и Самир Кассир, а также недавно избранный в парламент либеральный издатель Гебран Туени. На следующий год «Хизбалла» втянула политиков движения «14 марта» в бесплодный процесс так называемого диалога. В июле лидер «Хизбаллы» Насралла дал команду на начало обстрелов Израиля. Но главной его целью было слабое правительство Фуада Сениоры. После военных действий лета 2006 г. «Хизбалла» отомстила кабинету министров, организовав городские волнения в Бейруте и парализовав центр столицы.

Расчёт Асада и шиитских аятолл был безупречным: со сменой большинства в Конгрессе США администрация Буша оказалась беспомощна в вопросах международной политики. С 2007 г. Америка больше не могла оказывать стратегическое давление на «Хизбаллу» и Сирию. Контрреволюционное движение против демократии набирало в Ливане ход. Росло количество террористических атак и покушений на законодателей, членов правительства, военнослужащих, политиков, лидеров неправительственных организаций и рядовых граждан. 7 мая вооружённые отряды «Хизбаллы» вторглись в суннитские районы Восточного Бейрута и напали на населённые друзами районы Горного Ливана. Его жители с оружием в руках оказали яростное сопротивление отрядам «Хизбаллы», однако политики движения «14 марта» вынуждены были сдать парламент и признать «легитимность» проиранских вооружённых формирований.

«Хизбалла», государственный переворот: 2008–2010

После захвата основных правительственных территорий Бейрута «Хизбалла» стала главным игроком на политической карте страны. Любопытно, что новые выборы в законодательные органы власти, состоявшиеся в июне 2009 г., опять обеспечили политикам движения «14 марта» парламентское большинство. Старшие лидеры коалиции, опасаясь новых вооружённых действий «Хизбаллы», уступили политическое большинство силам, тесно связанным с Дамаском и Тегераном. За два года «кедровая» революция оказалась вытеснена из правительственных институтов и выдавлена назад на улицы, в мир беспомощных неправительственных организаций. Новый президент республики Мишель Слейман признал власть «Хизбаллы» и возобновил старые сирийско-ливанские «переговоры». В 2010 г. новый премьер-министр Саад Харири, сын убитого суннитского лидера Рафика Харири, тоже подчинился влиянию Сирии и «Хизбаллы». Просирийский альянс сил «Хизбаллы» быстро установил контроль над рядом министерств, в том числе министерством иностранных дел, формируя политический курс посольств по всему миру и в ООН, членом Совета безопасности которого Ливан стал в 2010 г. С помощью чиновничества сирийско-иранская «ось» начала активные действия против сторонников «кедровой» революции, вычищая кабинеты и службы безопасности от сочувствующих движению «14 марта». К началу 2010 г. политическое руководство «кедровой» революции в Ливане практически отказалось от борьбы. Лидер друзов Валид Джумблат встречался с лидером «Хизбаллы» Насраллой; премьер-министр суннит Саад Харири посещал Башара Асада в Дамаске; христианские лидеры неохотно, но признали «Хизбаллу» как легитимное «движение сопротивления».

Возврат к власти «Хизбаллы» и сирийских союзников, хотя и не полный, означает конец первой «кедровой» революции или, по крайней мере, первой её фазы. Противники подконтрольного хомейнистам и попавшего под влияние баасистов государства втайне у себя на родине и открыто в эмиграции собирают силы для второй «кедровой» революции.

Демократические силы Ливана

Я встречался с лидерами Ливана, которые появлялись и исчезали, которые были убиты, оказались в изгнании или в тюрьмах. И понял, что демократические идеалы в этой маленькой стране переходят от поколения к поколению, от сообщества к сообществу и возрождаются как феникс. Непрестанное стремление к свободе столь же древнее, как и народы, населяющие горные и приморские районы Ливана.

Жители глубоких ливанских долин относятся к числу очень немногих народов, которые веками боролись против Омейядов, Аббасидов, мамелюков и османов. Эта борьба запечатлена в истории и будет продолжена. Причина многих неудач и поражений от сил «Халифата» всегда крылась во внутренних разногласиях между лидерами сопротивления.

В настоящее время демократические силы рассредоточены по многим сообществам, образующим современный Ливан. Единомышленникам по освободительному движению из разных этнических групп не всегда удаётся координировать свои действия. Христианское сообщество с 1975 г. ступило на путь борьбы с сирийской оккупацией и вело её пятнадцать лет, прежде чем развалиться в ходе христианской гражданской войны 1990 г. В годы войны либерально мыслящие представители мусульманских сообществ жестоко преследовались вооружёнными формированиями и сирийскими разведслужбами. Примеров героизма активистов и писателей в избытке. Например, литератор либерального толка мусульманин Мустафа Джиха, который был убит джихадистами 15 января 1992 г. Джиха выступал против аятоллы Хомейни, «Хизбаллы» и сирийской оккупации. В 1985 г. я спрашивал его, почему он, шиит, выступающий против иранских хомейнистов, не боится преследований со стороны террористов. Он ответил: «Мусульманские интеллектуалы, которые, подобно нам, бросают вызов господствующим исламистским силам в арабском мире и, в особенности, в Ливане, очень хорошо понимают, что все мы – живые мученики за свободу. Некоторые из нас увидят наши общества свободными отсюда. Другие увидят это оттуда». В начале 2010 г. другой Мустафа Джиха направил электронное письмо ливанской эмиграции, заявив о возобновлении борьбы путём переиздания книг убитого литератора. Это его сын, который решил подхватить знамя и продолжить борьбу.

Начали подниматься демократы суннитских и друзских общин, особенно после 2005 г., когда Сирия вывела свои войска из Ливана. В этот решающий для выступлений год было убито несколько либеральных деятелей из числа суннитов.

В Восточном Бейруте за демократию и права человека выступали многие знаменитые личности. Среди них – д-р Чарлз Малик, бывший президент Генеральной ассамблеи ООН и один из авторов Всеобщей декларации прав человека; ректор Ливанского национального университета. Фуад Афрам Бустани; бывший президент университета cв. Джозефа Селим Абу; либеральный юрист Муса Принс, активисты и профсоюзные лидеры. Защитники демократии поддерживали борьбу, одновременно продолжая оказывать давление на политиков, заставляя их придерживаться принципов плюрализма мнений и основных демократических свобод. В 1990-е г., в период сирийской оккупации, либеральные авторы и комментаторы находились под особым прицелом. Но драма достигла своего апогея в 2005 г., когда началась революция. Было совершено покушение на журналистку Мэй Чидиак. В её машину была заложена бомба, Мэй лишилась руки и ноги. Объектами нападений становились и журналисты левого толка, такие как Самир Кассир, автор ежедневной газеты Orient Lejour. И последнее, но не менее важное: взрыв автомобиля в декабре 2005 г. унес жизнь члена парламента либерала Гебрана Туэни. Это – высокая цена, которую приходится платить за демократию в Ливане.

Тем не менее демократические силы в Ливане набирают силу. Те голоса звучали в разгар «кедровой» революции. Либеральные силы мусульманских сообществ прилагали страния, чтобы сбросить ярмо тоталитарных идеологий. Революция дала исторический шанс демократам суннитского сообщества. Как говорил мне один из их молодых лидеров, «сунниты ещё удивят ливанцев, поскольку они являются реальным противовесом джихадистским экстремистам». Член парламента Мисбах аль Абдах – один из многообещающих суннитских лидеров. Абдах представляет Триполи, один из крупнейших суннитских городов Леванта. Он согласен с мыслью о том, что в мультиэтническом Ливане каждое сообщество живёт по своему ритму и времени, «но в итоге демократы всех религиозных конфессий станут силой, которая способна произвести изменения».

Восходящий молодой лидер шиитов Ахмад Асад говорил в 2007 г. на брифинге в Вашингтоне, организованном, среди прочих, и Фондом в защиту демократии, что «даже в среде шиитского сообщества реформаторы и демократы полны энергии и готовы к восстанию, несмотря на силу “Хизбаллы”». Эти слова, произнесённые за три года до того, как в Иране вспыхнула «зелёная» революция, говорят о многом. Асад, который выступал против сирийской интервенции в Ливан ещё до «кедровой» революции, говорил мне, что дух демократии распространён повсеместно даже среди шиитов долины Бекаа и южного Ливана – традиционных опорных пунктов поддерживаемой Ираном «Хизбаллы».

С мая 2008 г. «Хизбалла» постепенно начала повторное проникновение в страну. В 2010 г. её вооружённые формирования блокировали все попытки восстановления плюралистической демократии. Международный суд предъявил ей обвинения в совершении террористических актов, но «Хизбалла» продолжает угрожать возобновлением насилия, чтобы не допустить повторения «кедровой» революции.

Перспективы на будущее

Сражение за демократию в Ливане имеет решающее значение для Среднего Востока. В статье, опубликованной в 2004 г. и основанной на записке, которая была направлена в Администрацию президента и Конгресс США, я доказывал, что Ливан является «нервным центром» всего региона. При наличии пяти крупных университетов, множества СМИ, традиции демократических выборов до 1975 г. и мультиэтнического сообщества на перекрёстке между Востоком и Западом любой прорыв к демократии в Бейруте окажет влияние на весь регион. «Кедровая» революция была первым шагом в этом направлении.

Члены «братства противников демократии», несмотря на внутренние разногласия, сплотились, чтобы остановить возникновение передового свободного общества в Ливане. Авторитарные режимы и джихадистские движения Среднего Востока увидели для себя огромную опасность в ливанской демократической революции, успех которой мог дать толчок глубоким изменениям в политической культуре региона. Изменения на «земле кедров» более чем в любой другой недемократической стране региона способны стереть в порошок «идеологический Халифат», который мечтают установить джихадисты и прочие тоталитаристы.

Перевод: Калинин А. А., Лаирова Антонина, Бавин С. П.

--

СНОСКИ

* Медаль Почёта (Medal of Honor) – высшая военная награда в США; учреждена в период Гражданской войны в 1862, вручается президентом США от имени Конгресса. – Прим. пер.

Ливан. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 12 августа 2020 > № 3468412 Валид Фарес


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 августа 2020 > № 3468414 Алексей Сарабьев

НОВЫЙ ВИТОК ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНКУРЕНЦИИ В ЛИВАНЕ?

АЛЕКСЕЙ САРАБЬЕВ

Ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, главный редактор издания «Религия и общество на Востоке».

Протесты в Бейруте 8 августа, спустя четыре дня после трагедии, конечно, не были массовыми. Однако на этот раз немногочисленные протестующие действовали решительно, и это стало началом нового политического витка: уже 10 августа президент Ливана Мишель Аун принял отставку премьер-министра Хасана Диаба и его правительства. Будет ли новый кабинет составлен всё по тому же конфессиональному принципу?

Страшный взрыв аммиачной селитры в бейрутском порту, унесший человеческие жизни и искореживший квартиры бейрутцев, усугубил социально-политическое положение в стране. Закономерно, что он вызвал, во-первых, новый всплеск волны недовольства народа действиями исполнительной власти и, во-вторых, новый раунд политического противостояния «старых добрых» кланово-конфессиональных партий, которых ливанцы и призывают смести с политической арены, «всех – то есть всех» (келлон я‘ни келлон).

Мрачные краски фона

Их три – основных цвета фона общественной жизни Ливана летом 2020 года.

Первый. Социальные протесты с 17 октября 2019 г. подхватили общемировую волну народных выступлений, которая в регионе особенно сильно ощущалась в Ираке (за месяц до того). Ливанские протесты затихали на период очень жёстко проведённого властями карантина, но в начале лета вновь возобновились, хотя и не с той силой, что была.

Второй. При введённой правительством «всеобщей мобилизации по борьбе с коронавирусом» принятые Ливаном карантинные меры были, пожалуй, самыми жёсткими в Леванте. Страх пандемии перемешался с растерянностью перед небывалыми ограничениями социальной активности. Колоссальные убытки ливанцев-предпринимателей и потеря многими источников заработка усилили психологическую подавленность и отчаяние населения.

Третий. Явно нерезультативные действия правительства и углубление финансово-экономического кризиса убеждали население в тупиковости ситуации и необходимости продолжения протестов.

Этот фон вкупе с продолжением острой политической конкуренции создавал в Ливане эффект взведённого курка. Серьёзным триггером стала бейрутская трагедия, запустившая новый этап протестов – на новом уровне.

Возникают несколько вопросов, которые как ливанцы, так и вдумчивые наблюдатели задают себе и друг другу, и ответ на которые помог бы понять пути выхода из сложившегося опасного положения.

Революционная ситуация?

О том, что Ливан оказался охваченным глобальной протестной волной, писали разные издания. Она прошла сквозь страны нескольких континентов, в том числе: Чили, Аргентина, Боливия, Эквадор, Англия, Чехия, Алжир, Судан, Ирак, а также анклавы – Гонконг и Каталония. События были вызваны сходными причинами и в этом смысле легко прослеживается взаимосвязь между ними. Едва ли, впрочем, можно говорить о её практических последствиях – кристаллизации исторического субъекта и объединении формы данного политического действия. По этим признакам протестная волна оказалась расчленённой по «национальным государствам».

В Ливане тяжесть положения в экономике начала всё больше отражаться на рядовых гражданах. Народ стал испытывать на себе фатальную нерешённость проблем во многих отраслях экономики. Нараставшая безработица, в том числе среди квалифицированной молодёжи, страшная дороговизна недвижимости и качественного образования, высокие тарифы на жилищно-коммунальное обслуживание и топливо, многочасовые перебои в подаче электроэнергии и «генераторная мафия», восполняющая за дополнительные поборы нехватку электричества, проблемы с утилизацией бытовых отходов, ухудшение экологической ситуации – всё это не могло способствовать социальной стабильности. Финансовый кризис, о мерах преодоления которого довольно вяло вещал глава ливанского центробанка «Банк дю Либан» Риад Саламе, к весне 2020 г. стал грозить заморозкой счетов простых ливанцев якобы для покрытия первостепенных статей бюджета. В условиях карантина и резкого обеднения среднего класса это стало вызывать ярость больших групп населения – поверх границ конфессиональных общин.

После снятия в Ливане строгого карантина в мае постепенно возобновилась и активность масс, «в бурные времена привлекаемых как обстановкой кризиса, так и самими “верхами”, к самостоятельному историческому выступлению».

Поразительное хладнокровие демонстрировали ливанские ведущие политики, пытаясь не дать усомниться ни народу, ни оппонентам в своих силах держать ситуацию под контролем. Трагедия в Бейруте 4 августа нанесла удар как раз по этой области. Когда прошёл шок, ливанцы стали выражать своё законное негодование, а политическая оппозиция – подливать масла в огонь, обвиняя исполнительную власть в бездействии и набирая политические очки через мобилизацию молодёжных движений.

Действительно, спустя месяцы можно попытаться осмыслить, что же вывело людей на улицы, во что переросли требования и что сдвинулось с мёртвой точки. Теоретически людской гнев вызывают не сами по себе тяжёлые условия, а несоответствия и противоречия. Например, когда ожидания социальных групп остаются относительно постоянными, в то время как их возможности оцениваются как снижающиеся.

Ещё одним фактором социальной дестабилизации становится демонстрационный эффект: социальное и материальное неравенство раздражает и озлобляет, заставляет «распределять» степень вины по социальным группам и назначать кого-то виновным. Бейрут с его блеском и нищетой в этом отношении даёт богатую пищу. Но раньше нередко виновными назначались конкурирующие сообщества, причём кланово-конфессиональные партии, по сути, возглавляли это разрушительное действо. А с осени 2019 г. всё пошло не так: протестующие прибегли к шоковой терапии, перекрывая питающие страну «артерии» – парализуя ключевые транспортные магистрали.

Требования неожиданно быстро свелись к одному главному, которое касалось принципа государственного управления и политического участия – конфессионализма. Важно подчеркнуть, что сами демонстранты пресекали участие в своих акциях по партийной принадлежности. Не допускались традиционные политические партии и их агитаторы. «Все, значит все».

Реального результата добиться не удалось, несмотря на быструю отставку правительства Саада Харири и формирование в январе правительства «технократов». От ливанцев не укрылось, что в реальности новый кабинет был составлен всё по тому же конфессиональному принципу – квоты были соблюдены. Сторонники ушедшего в отставку премьера отказались войти в его состав, а значит – новое правительство включило представителей только одной из сторон политического противостояния. Но как раз к уходу от конфессиональных квот и от разрушительного противоборства в политике и призывали демонстранты. То есть результат был близок к нулю, повестка протестов так и осталась открытой.

Карантин снят, да здравствует карантин?

Указом правительства от 15 марта 2020 г. была объявлена «всеобщая мобилизация для борьбы с коронавирусом». Видимо, осознавая юридическую зыбкость такой формулировки, как «всеобщая мобилизация» (ат-та‘би’а аль-‘амма), премьер лично разъяснил, что она пока сводится к обязательству оставаться в своих домах и не оставлять их, за исключением крайней необходимости, ради предотвращения разного рода «собраний в общественных местах и на частных территориях» и посредством «принятия неотложных необходимых мер для судебного преследования нарушителей в компетентных судебных органах». Специально оговаривалась необходимость использование для этого сил армии и спецслужб: разработать особые меры поручалось «руководству армии, Главному управлению сил внутренней безопасности, Главному управлению общей безопасности, Главному управлению государственной безопасности, муниципальной полиции и муниципальных профсоюзов».

Правда, даже в этих жёстких условиях происходили акции протеста, например, доведённых до отчаяния водителей общественного транспорта в Триполи, оставшихся без работы и средств к существованию.

Заслуживает особого внимания закон, принятый в тот сложный период, который явно отсылал к пережитому ливанскими политиками шоку от по-настоящему массовых протестов. 9 апреля 2020 г. члены правительства «технократов» направили на утверждение в парламент некий законопроект «о приостановке юридических и судебных сроков». Законопроект предполагал, что «в период с 18 октября 2019 г. по 30 июня 2020 г. приостанавливается действие всех юридических, судебных и договорных сроков, предоставляемых лицам с публичными и частными правами для осуществления всех видов прав, независимо от того, являются ли эти сроки формальными или процедурными, либо распространяются на основании права; решение включает приостановку сроков гражданских, коммерческих и уголовных дел; указанные сроки будут возобновлены после окончания их приостановки». Верхняя дата «приостановки сроков» была связана, видимо, с прогнозируемыми сроками жёстких карантинных мер, а нижняя – ясно указывала на начало массовых протестов в стране. Тем самым принимался закон, по сути, с «обратной силой». Похоже, что в представлении готовивших этот документ жёсткость карантинных мер и наказание за участие в беспорядках периода массовых протестов были взаимосвязанными.

В свою очередь при отсутствии внятной программы правительства складывалось впечатление, что министры юридически подстраховывали свои возможные (ожидаемые?) неудачи в будущем. Ответственность исполнительной власти, тем самым, как бы перекладывалась на пандемию, не позволявшую в условиях жёстких ограничительных мер эффективно работать.

Таким образом, карантин, если рассуждать прагматически, пришёлся на руку новому кабинету министров, от которого ждали прорывных решений при фактическом отсутствии ресурсов для этого. Он стал даже своего рода щитом от критики со стороны оппозиции, настроенной воинственно. Ещё в конце апреля завершался срок в 100 дней, в который правительство Хасана Диаба обещало провести первый этап реформ. Риторика Харири была покровительственно-угрожающей: якобы это он предоставил такой срок новому кабинету: «Готовившему план экономического спасения (хуттат инказ иктисади) правительству мы решили предоставить льготный период в ожидании, что сможем судить об этом обещанном плане, но, похоже, оно движется к плану экономического самоубийства (хуттат интихар иктисади), построенному на отъёме депонированных в банках денег ливанцев». Звучала и угроза «заговорить по-другому, если вопрос не будет улажен».

Новая волна пандемии и повторное введение жёстких карантинных ограничений могло бы оказаться счастливым билетом для исполнительной власти, которая оказалась в тяжёлой ситуации отсутствия возможностей для решений, могущих принести наглядный и убедительный результат.

Политические баталии – серьёзно?

Вопрос мог бы остаться риторическим, если бы не обстоятельства, дающие основание ставить его буквально.

Сложные перегруппировки политических сил в период «президентского вакуума» (с мая 2014 по конец октября 2016 г.) наводили на мысль о том, что ушло в прошлое противостояние на политической арене Ливана двух альянсов, названных по датам 2005 г. «14 марта» и «8 марта», что теперь диспозиция совершенно иная. Однако неослабный «негативный интерес» к ливанской организации «Хизбалла» (легальная политическая партия плюс военное крыло), которая признана террористической, например, Соединёнными Штатами, Британией, Австралией, Канадой, Германией, странами Персидского залива, подводит к другому углу зрения. Диспозиция в целом сохранилась, но теперь основной точкой расхождения является уже не ушедший в прошлое вопрос сирийского доминирования, а именно эта партия антисионистской оси «Сопротивления» (аль-мукавама) – как и палестинские боевики в Ливане сорок пять лет назад, на заре гражданской войны. Как и тогда, это может стать поводом для затяжной гражданской «волны турбулентности».

Тут логика сбивается, и сбой этот пока не осмыслен в свете такого малоизвестного, но существенного феномена, как «сковывание конфликта» (рабт ан-низа‘). Это понятие означало заморозку долгих напряжённых взаимоотношений главных полюсов ливанской политики, что на протяжении многих месяцев подряд отмечалось необъяснимое потепление отношений «Мустакбаль» и «Хизбаллы» как полярных политических оппонентов. Многое продолжало указывать на то, что взаимопонимание между ними, их «сосуществование в согласии» (аль-мусакана), пусть и в относительном, сохранялось. Писали, что внешний разлад в отношениях весной 2020 г. («освобождение», тахаррур) между «Хизбаллой» и «Мустакбаль» был переоценён.

В то же время предшествовавший ливанским протестам период характеризовался и вовсе «медовым месяцем», когда в составе кабинета Харири министры от «Хизбаллы» были якобы «на его стороне и, может быть, даже являлись его “сетью безопасности”, на которую он мог опираться в своих возможных баталиях как внутри правительства, так и за его пределами». Можно предположить, что это было не что иное, как прагматическое взаимодействие «сильных», заинтересованных друг в друге в рамках выстроенной биполярной системы политического контроля в государстве. Нынешняя сдержанность обеих сторон в отношении друг друга может служить тому подтверждением.

Казалось бы, самое время политической оппозиции воспользоваться обострившейся ситуацией для попытки прийти к власти. Но этого не происходит, и причин может быть две. Или сложившиеся условия не дают Харири основания надеяться на прочное закрепление в исполнительной власти (гарантированная неудача в реализации внутренней политики на фоне мощных социальных протестов), или же он рассматривает пост главы правительства как недостаточный для себя, вынашивая планы смены правила «Национального пакта», когда на президентский пост может рассчитывать только маронит…

Накануне вердикта Спецтрибунала

Ещё одно обстоятельство, возвращающее мысль к клану Харири и вопросу «Хизбаллы». Так совпало, что трагедия произошла накануне вынесения очередного «окончательного» заключения Спецтрибунала ООН по Ливану (СТЛ). Затянувшееся на много лет расследование преступления зимы 2005 г. – убийства Рафика Харири, экс-премьера (сложил полномочия в ноябре 2004 г.) и миллиардера – должно было завершиться оглашением вердикта по конкретным обвиняемым 7 августа. Вполне объяснимо, что оно было перенесено (пока на 18 августа): Ливану было не до того.

Но, возможно, была и другая причина. Многие не хотели бы, чтобы это событие прошло незамеченным, ведь его международно-политический резонанс ожидался громким. Почти наверняка обвинение по конкретным лицам из «Хизбаллы» подтвердятся. Это должно стать серьёзным козырем, а такой ход логично делать, когда ничто не отвлекает от производимого эффекта. О подготовке такого хода, имеющего целью свалить подавшее в отставку 10 августа правительство Хасана Диаба, говорит, в частности, неосторожное высказывание ливано-саудовского миллиардера Бахи Харири: «То, что покойный премьер-министр Рафик Харири построил за 15 лет, было разрушено за одну секунду. Режим, управляемый “Хизбаллой” и князьями войны, должен уйти…»

Кстати, Ливан ежегодно вносил круглую сумму в обеспечение работы СТЛ, что было некогда одним из поводов к выходу министров шиитов из правительства и падения кабинета Харири 12 января 2011 г. После формирования нового кабинета Наджиб Микати продолжали раздаваться мнения об ангажированности СТЛ, а тогдашний глава Свободного патриотического движения заявлял 2 июля 2011 г.: «Хасан Насралла победил в битве с поддерживаемым ООН Спецтрибуналом».

Вообще, нынешнее политическое противостояние вызывает ощущение дежавю, напоминая о событиях почти десятилетней давности, и политики, похоже, не прочь действовать в привычной для них парадигме. Вот только для простых ливанцев она стала невыносимой.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 августа 2020 > № 3468414 Алексей Сарабьев


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 августа 2020 > № 3468413 Руслан Мамедов

«ХИЗБАЛЛА» И СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ТЕРПЕНИЕ

РУСЛАН МАМЕДОВ

Программный менеджер Российского совета по международным делам.

На случай худшего сценария «Хизбалла» подготовлена к войне лучше других ливанских сил. Опыт ведения боевых действий на протяжении более чем семи лет в таком сложном конфликте, как сирийский, укрепили военно-политическую организацию. Но, скорее всего, она постарается придерживаться тактики «стратегического терпения» и выборочного взаимодействия с другими игроками, чтобы отвести от Ливана внешние удары.

Взрыв, прогремевший 4 августа в порту Бейрута, стал не только трагедией с тысячами раненых и более 200 погибших, разрушившей инфраструктуру в радиусе поражения, – он воспламенил и внутриполитический процесс. «Ливанская улица» перестала соблюдать ограничения, введённые по причине коронавируса. Как и осенью-зимой прошлого года, ливанцы вышли с массовыми протестами, призывали к ответственности своих политиков и даже захватили несколько зданий министерств и ведомств.

«Все – значит все» – таков был лозунг протестовавших в 2019 г., они видели проблемы страны во всех без исключения политических силах. Саад Харири, представитель связанной с Саудовской Аравией влиятельной суннитской семьи, ушёл с поста премьера. Инициативы кабинета «технократов» во главе с Хасаном Диабом (он в понедельник подал в отставку) не улучшили экономическую ситуацию. Ливан пребывал в тяжёлом экономическом кризисе. Национальная валюта ослабла на 80% с начала года, государственный долг вырос до 150%, безработица выросла до 45%, за чертой бедности оказались более 45% граждан страны. Всё это заставило правительство объявить о банкротстве и начать переговоры с потенциальными кредиторами, среди которых особое внимание уделялось Международному валютному фонду. Однако МВФ предлагал условия, на которые ливанское правительство пойти не могло. По подсчётам Фонда, ливанский ВВП из-за пандемии должен был сократиться на 12%, однако в связи со взрывом порта прогноз может стать ещё хуже.

Стоит обозначить несколько факторов, влиявших на социально-экономическую и политическую ситуацию в стране.

Во-первых, неэффективность и коррумпированность правительства и нежелание проводить реформы.

Во-вторых, Ливан традиционно зависел от динамики конфликта с Израилем и негласных соглашений между Эр-Риядом и Тегераном, каждый из которых влиял на политических процесс путём взаимодействия со своими «прокси». Рост влияния «Хизбаллы» в последние годы, как и собственные проблемы монархий Залива, привели к тому, что КСА и его соседи сократили финансовую помощь Бейруту. Сейчас на первый план региональной динамики выходит конкуренция между Турцией и ОАЭ, которые также не остались вдалеке от ливанского кризиса.

В-третьих, США в рамках своей ближневосточной политики рассматривает «Хизбаллу» в качестве одной из целей «максимального давления» против Ирана.

В-четвёртых, вызовы и угрозы Ливану создаёт ухудшение ситуации вокруг соседней Сирии. Вопрос не только в нагрузке на ливанский бюджет в связи с сирийскими беженцами (около 1,5 млн человек). Сирийцы также используют ливанскую банковскую систему в качестве инструмента для выхода на мировой рынок. Считается, что в ливанских банках у сирийцев около 40 млрд долларов, которые, однако, всё менее доступны правительству в Дамаске.

Вашингтон стал вводить санкции против ливанских физических и юридических лиц из-за их связи с «Хизбаллой» и взаимодействия с сирийскими властями. Так, в сентябре 2019 г. пострадал Jammal Trust Bank, активы которого превышали 1 млрд долларов. Американцы потребовали от ЦБ Ливана ликвидировать банк, что и было сделано. В июле 2020 г. президент США подписал «Закон о защите гражданского населения Сирии», или «закон Цезаря», предусматривающий новые санкции в отношении Дамаска. Соединённые Штаты десятилетия назад признали Сирию государством-спонсором терроризма, налагая разные санкции с 70-х гг. прошлого века. Однако этот пакет никогда не касался третьих стран. Принципиальное отличие американских мер 2020 г. заключается в их экстерриториальном характере. Теперь американцы могут вводить вторичные санкции, отчего пострадает и Ливан.

Посол России в Бейруте Александр Засыпкин отмечает, что американские попытки повышения эффективности санкций «будут вести к ухудшению общей ситуации в Ливане», в то время как позиции «Хизбаллы» «наверняка лишь усилятся». Действительно, 250 млн евро, обещанные в качестве внешней помощи Ливану после взрыва в Бейруте, не повлияют на общую экономическую ситуацию, полезнее предметные переговоры между американцами и ливанцами о возможностях урегулирования и нивелирования последствий санкций для населения. Возможен сценарий, при котором «Хизбалла» предпочтёт отказаться от части нынешних политических позиций в обмен на включение организации в согласованный с внешними силами процесс выхода Ливана из кризиса. Однако этот сценарий предполагает гибкость всех ливанских и международных политических сил.

Ливанцы требуют изменений политической системы, сложившейся после гражданской войны 1975–1990 годов. В её основе так называемый принцип «мухасаса таифийя», или квотирование мест в органах государственной власти по конфессиональному признаку. Согласно ему пост президента в Ливане достаётся представителю христианской маронитской общины, премьер-министра – сунниту, а спикера парламента – шииту. Преодоление конфессионализма – традиционная для Ливана проблема, однако до сих пор альтернативы ей не предложено.

Другой политической элиты в стране нет, и именно шаткое согласие по закреплению интересов кланов позволяло избегать массового кровопролития последние три десятилетия.

Тем не менее после взрыва в порту Бейрута в основном прозападная «ливанская улица» окончательно убедилась в банкротстве политической системы и выступила против «насквозь коррумпированных» политиков. Такому подходу активную поддержку оказывают известные прозападные эксперты и журналисты, многие из которых базируются в Бейруте.

Консолидации общества на фоне трагедии не произошло. Вновь вскрылись внутренние разногласия и раскол. Так, региональные и западные мейнстримные медиа, прозападная экспертная среда, часть христиан-маронитов и суннитов стали оказывать давление на одну из ключевых ливанских сил – шиитскую «Хизбаллу». Если в войне с Израилем в 2006 г. она завоевала доверие части христиан-маронитов и мусульман-суннитов, то после вовлечения организации в сирийскую войну отношение к ней в Ливане стало портиться. По мере ухудшения социально-экономической ситуации ливанцы стали всё чаще указывать на «Хизбаллу» как на причину. Неудивительно, что после взрыва в порту многие возложили вину на шиитов, контролирующих этот объект. В свою очередь, лидер «Хизбаллы» Хасан Насралла заявил, что организация не имеет никакого отношения к порту Бейрута и не вмешивается в управление, добавив: «Как Сопротивление, мы обязаны знать, что происходит в порту Хайфы, но не в порту Бейрута». Правда, несмотря на риторику и инциденты в Сирии и на ливано-израильской границе, ни Израиль, ни «Хизбалла» сейчас не заинтересованы в эскалации.

Сторонники «Хизбаллы» не реагируют и на агрессию части ливанского общества. Помимо традиционного для последователей организации термина «мукауама» (сопротивление), всё большее значение обретает «сабр» – терпение.

«Стратегическое терпение» Хизбаллы имеет целью минимизировать риски и потери, а также подготовиться к реальной угрозе.

Сам Насралла выразил разочарование в том, что общество не сплотилось. Кроме того, он отметил, что «Хизбалла» продолжает разбирать развалины с остальными спасателями, а разбираться с политикой собирается позднее.

В речи Насраллы аналитиков также могло заинтересовать положительное восприятие визита французского президента Эммануэля Макрона. Видимо, за этим скрывается более продуманный подход «Хизбаллы» к своему позиционированию в Ливане, в частности, в отношении влиятельных сил, а также восприятие организации самими французами. Ранее Макрон заявлял о том, что Франции стоит взаимодействовать с «Хизбаллой», поскольку она значима для ливанского процесса. Член «Хизбаллы», глава ливанского парламентского блока «Верность сопротивлению» Мухаммад Раад присутствовал на встрече в Бейруте с Макроном. Раад – единственный, кто говорил на арабском языке – ветеран ливанской политики. На него, действующего депутата ливанского парламента, были наложены американские санкции. Сама же организация давно в санкционных списках и признана террористической в США. Однако французская сторона посчитала важным сохранить канал взаимодействия не только с традиционными христианскими сторонниками, но и с шиитскими движениями.

«Хизбалла» стремилась привить подход «стратегического терпения» и Тегерану. Согласно ливанским СМИ, «Хизбалла» просила Иран не комментировать ситуацию со взрывом и остаться в стороне от оценок визита Макрона в Бейрут. Возможно, обсуждаются какие-то политические уступки, на которые «Хизбалла» может пойти в будущем в обмен на помощь Франции в восстановлении Ливана.

На случай худшего сценария «Хизбалла» подготовлена к войне лучше других ливанских сил.

Опыт ведения боевых действий на протяжении более чем семи лет в таком сложном конфликте, как сирийский, укрепили военно-политическую организацию. Но, скорее всего, она постарается придерживаться тактики «стратегического терпения» и выборочного взаимодействия с другими игроками, чтобы отвести от Ливана внешние удары. Возможно, такой подход даже позволит Бейруту привлечь помощь, которая, однако, будет политизирована и завязана на условия со стороны доноров. Стратегически Ливану требуется восстановить свою банковскую систему и порт Бейрута, получить адресные инвестиции в экономику и реальный сектор. Несмотря на массовые протесты, масштабные реформы и обновление политической системы маловероятны – значимые кланы слишком привыкли к сложившейся модели.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 августа 2020 > № 3468413 Руслан Мамедов


Ливан. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 10 августа 2020 > № 3468415 Андрей Бакланов

ЛИВАН ПЕРЕД ЛИЦОМ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА: ЛОЗУНГ МОМЕНТА

АНДРЕЙ БАКЛАНОВ

Заместитель Председателя Ассоциации российских дипломатов, профессор-руководитель секции исследований стран Ближнего Востока и Северной Африки Национального исследовательского университета – Высшей школы экономики, вице-президент Российского комитета солидарности и сотрудничества с народами Азии и Африки.

Уже много лет Ливан – когда-то самая цветущая, стабильная и образованная страна Ближнего Востока – всё более погружается в пучину бесконечных кризисов, политических дрязг, военных столкновений, трагических инцидентов. Взрыв в бейрутском порту в мирное время привёл к последствиям, которые можно сравнить с потерями от военных действий. Люди вышли на улицы, и чувства протестующих можно понять. Руководство страны обещает провести в пятидневный срок расследование обстоятельств, которые привели к трагедии.

Но, надо признать, и руководство, и оппозиция явно «измельчали», лозунги и призывы носят какой-то вымученный, банальный характер, что совершенно не соответствует колоссальным масштабам трагедии. Демонстранты требуют «отставки правительства». И это – «лозунг момента»? Нынешнее правительство у власти всего несколько месяцев. И что, его смена – путь к недопущению в будущем таких потрясений? Полагаю, что ливанцы не готовы признать главного – заложенная в основе государственной идеологии идея этноконфессиональных сдержек и противовесов даёт сбои и, как показывает реальное развитие событий, ведёт к краху страны.

В Ливане насчитывается восемнадцать основных религиозных общин. В стране постоянно шла борьбы двух принципов построения государства – на общегражданской или на конфессиональной основе. Конституция 1926 г. предусматривала отход от конфессиональной системы построения государства и его органов. Однако конфессиональный принцип «взял реванш», восторжествовал, когда летом 1943 г. тремя важнейшими общинами – шиитами, суннитами и маронитами – был принят Национальный пакт, который предусматривал введение сложной системы конфессионального распределения высших постов в государстве.

Надо признать, многие тогда полагали, что это – образец «сбалансированного решения» этноконфессиональных проблем. Однако на практике идиллия длилась недолго и на деле вылилась в создание системы, при которой руководители страны, правительство всё меньше занимались делами практическими, важными для населения и развития страны, и все более уходили в тщательное отслеживание того, что происходит с «этноконфессиональным балансом». На важнейшие посты выдвигались люди не по своим профессиональным и гражданским качествам, а по степени надёжности их как «проводников» линии той или другой конфессиональной группы.

Такая система привела страну к гражданской войне 1975–1990 годов. Война многому научила ливанцев. На заключительном этапе военных действий на встрече, состоявшейся в 1989 г. в городе Таиф в Саудовской Аравии депутатами ливанского парламента была принята «Хартия национального согласия», которая, казалось бы, закладывала основы прочного гражданского мира на основе преодоления системы политического конфессионализма. Однако формальное упразднение этого принципа, к сожалению, не было подкреплено реальной политической работой руководства страны, лидерами партий и общественных течений. Ключевые посты по-прежнему раздавались по конфессиональному и просто родственному признаку, что неуклонно вело к «депрофессионализации» кадров государственного управления, системной коррупции. Сегодня по большому счёту страна пожинает плоды тех манипуляций.

Одновременно с этим феноменом в стране развивался и другой процесс – формирования всё более мощных «параллельных», внегосударственных конфессиональных, клановых военных организаций. Не доверяя друг другу, наиболее крупные конфессиональные группы стремились для подстраховки иметь свои боевые дружины. При численности армии порядка 70 тысяч человек и сил МВД – около 30 тысяч человек, общее число членов партийно-конфессиональных формирований в последние годы достигло 40 тысяч человек, из них около 30 тысяч приходилось на «Хизбаллу». И сегодня в Ливане широкое распространение получила точка зрения, что взорвавшиеся припасы – секретный арсенал параллельных силовых структур, которые свободно существуют и ведут свою деятельность на территории страны. Прежде всего, в этом контексте указывают на «Хизбаллу».

В Бейруте, в других районах страны распространяется информация о том, что район порта, в том числе портовые складские помещения давно перешли под практически единоличный контроль «Хизбаллы», которая использует взрывчатые вещества для изготовления оружия и боеприпасов. Высказывается мнение, что «Хизбалла» широко использовала порт для контрабандного ввоза тяжёлого военного оборудования, которое нельзя было перевозить на грузовиках по суше или в самолётах.

Внимательно следят за развитием событий израильтяне, которые привели в повышенную готовность свои войска. За две недели до взрыва они усилили контроль за ситуацией на границе с Ливаном. Израильтяне также говорят об имеющейся у них информации относительно планов значительного увеличения производства в мастерских «Хизбаллы» оружия, в том числе высокоточных ракет.

События в Ливане крайне негативно влияют на перспективы урегулирования в соседней Сирии. Ливан в последние годы выполнял для сирийского режима примерно ту же роль, что Гонконг для Китая в годы изоляции КНР.

Самое главное – ливанские банки могли быть удачным промежуточным элементом в организации торговых сделок САР с внешним миром. Сейчас с прогрессирующим ослаблением ливанской государственности, всех структур госуправления и инфраструктуры это будет делать практически невозможно.

По имеющейся информации, в последние недели наиболее «смелые» компании Азии начали в обход санкций прорабатывать варианты вхождения в экономику Сирии через Ливан для осуществления контрактов на восстановление страны по формуле «инвестиции в обмен на права собственности». Теперь же и эти планы оказываются малореальными.

Ливанская трагедия разыгралась как по нотам именно в тот период, когда начали сказываться негативные последствия новых масштабных санкционных мер США против Сирии, ухудшилась финансовая обстановка в САР, усилились оппозиционные настроения, в частности в политически важном районе Дерии. По-видимому, ливанские события будут использованы и против Сирии, они могут стать частью общего плана изоляции и «удушения» режима Асада. Совершенно очевидно, что выступления в Ливане против «Хизбаллы» и Ирана будут максимально использованы теми силами внутри Сирии, которые ратуют за прекращение военного присутствия Ирана во всех формах на сирийской территории.

В целом Ливан переживает не просто трудные дни. Он стоит перед необходимостью определиться со стратегией своего дальнейшего развития. По-видимому, и для Ближнего Востока предпочтительнее выглядит модель гражданского общества, где каждый гражданин прежде всего – гражданин, а затем уже приверженец той или иной этноконфессиональной группы. По такому пути в 1960-е гг. начинал идти Египет, жаль, что развитие событий в этой стране и регионе в целом «притормозило» дальнейшее укрепление тенденции.

Российская Федерация в эти дни проявила свои традиционно дружественные чувства в отношении народа Ливана. Оказывается значительная гуманитарная помощь. Москва готова помочь в различных вопросах восстановления нормальной жизни в стране. Ливанцы – талантливые и трудолюбивые люди. Нет никаких сомнений в том, что они мужественно преодолеют трудности и испытания, восстановят разрушенное, найдут оптимальные варианты дальнейшего государственного строительства. Они могут всегда рассчитывать на искреннюю дружбу и поддержку россиян.

Ливан. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 10 августа 2020 > № 3468415 Андрей Бакланов


Ливан. Израиль. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2020 > № 3486858 Александр Засыпкин

Александр Засыпкин: Ливан находится у опасной черты

Ливан подсчитывает ущерб, нанесенный в результате крупнейшей в истории катастрофы – недавнего взрыва в порту Бейрута. Положение в стране и без этого усугубляется в политической, экономической и финансовой сферах. Посол России в Ливане Александр Засыпкин в интервью РИА Новости рассказал об ожидаемых вмешательствах во внутренние дела Ливана под предлогом помощи в ликвидации последствий взрыва, а также дал оценку глубокому финансово-экономического кризису и напряженной ситуации на ливано-израильской границе.

– Наверное, весь мир потряс страшный взрыв, прогремевший вечером 4 августа в порту Бейрута. Как заявил премьер-министр Ливана Диаб, это стало катастрофой для всей страны. Имеются многочисленные жертвы, разрушения в центре столицы. Хотя расследование не завершено, преобладает версия о техногенном характере взрыва. Что вы можете добавить как очевидец трагического события?

– У нас, как и у всех жителей, находившихся на достаточно удаленном расстоянии, было вначале ощущение, что началось землетрясение, а затем был удар взрывной волны, который выбил окна, двери. В основном людей порезали вылетевшие стекла. Но чем ближе к эпицентру взрыва, тем больше разрушений, вплоть до обрушения домов. Все это ужасно. Размеры ущерба не поддаются подсчету. Но самое страшное, что погибло много людей. Это невосполнимые потери.

– Были ли пострадавшие российские граждане?

– Наше консульство сразу же стало отслеживать ситуацию, но тревожных сообщений не поступало. Стеклом была порезана жена сотрудника посольства. Ей в госпитале быстро зашили рану. В комплексе посольства, Культурном центре были повреждены окна и двери.

– По поводу причин случившегося сразу стало распространяться много версий, в том числе об обстреле с воздуха, теракте. Какова, на ваш взгляд, наиболее убедительная версия?

– Уверен, что ни при каких обстоятельствах нельзя заниматься политическими спекуляциями, а особенно, если пострадали тысячи людей. Согласно наиболее убедительным данным, в ходе ремонтных работ произошло возгорание, а затем чудовищный взрыв ангара, в котором с 2014 года хранилась конфискованная с поврежденного судна аммиачная селитра, так что речь идет о вопиющих нарушениях техники безопасности.

Сейчас многие в Ливане, и в этом есть большая доля истины, говорят, что в данной трагедии отразились недостатки ливанской действительности, существующие проблемы в государственных структурах, взаимодействии ведомств. Это были явный недосмотр и халатность соответствующих контрольных органов, хотя, как сообщалось, вопрос об утилизации взрывоопасной селитры регулярно ставился на повестку дня.

– Есть информация о развертывании международного содействия Ливану. Каков в это вклад России?

– Действительно, многие страны выразили намерение помочь в разных формах. С нашей стороны по линии МЧС направляются спасатели, полевой госпиталь, лаборатория для тестирования на коронавирус, а также продукты питания.

– В Ливане с октября прошлого года до весны проходили массовые акции с требованием кардинальных реформ. Но потом наступило затишье. Это произошло из-за ограничительных мер в связи с коронавирусом или были какие-то иные причины? И каковы перспективы развития ситуации в стране, учитывая, что протестное движение сопровождалось кризисом банковской системы и ухудшением материального положения населения?

– Действительно, проблемы никуда не делись, и по-прежнему Ливан находится у опасной черты, причем динамика остается негативной. Коронавирус безусловно ослабил общественную активность. Однако, на мой взгляд, сыграло свою роль и то, что протестное движение не предложило согласованной программы преобразований. Выдвинутый с самого начала лозунг о смене всего политического класса звучал вроде бы как воплощение народных чаяний о переменах, а фактически означал призыв к восстанию. Причем достаточно быстро начались беспорядки, столкновения провокаторов с правоохранителями. В результате значительная часть участников манифестаций ушла с улиц, не желая ассоциироваться с погромщиками, невольно подыгрывать тем, кто стремится разжечь смуту.

Но верно и то, что если процесс деградации не прекратить, то дело может дойти до еще более масштабной волны протестов с непредсказуемыми последствиями. При этом поступает информация о подозрительной активности в ряде районов страны – оживление радикалов, поступление им денег и оружия. В то же время следует подчеркнуть, что армия и органы безопасности остаются надежными гарантами стабильности, не вмешиваясь в политические распри.

Действующая власть в лице, прежде всего, правительства Хасана Диаба пытается осуществлять кризисное управление путем решения самых срочных вопросов. Но постоянно находится под жесткой критикой со всех сторон. Это понятно, поскольку кризис имеет комплексный характер. У правительства хватает денег только на поддержание цен на товары первой необходимости. Курс ливанского фунта упал к доллару в несколько раз. Счета вкладчиков в банках практически заморожены. Электричество дают по несколько часов в сутки.

Президент Мишель Аун призвал наладить национальный диалог для обсуждения основных насущных проблем, но пока смогли собраться в основном только его союзники. Даже под угрозой распада страны политики не могут найти общего знаменателя позиций. Есть попытки представить кризис в стране исключительно в качестве результата деятельности нынешней власти. Такой подход выхолащивает сущность проблем Ливана, которые обусловлены, в первую очередь, существованием конфессиональной системы. Еще в Таифских соглашениях 1989 года отмечалась необходимость упразднения конфессионализма. Но движения в этом направлении нет, хотя именно конфессионализм препятствует борьбе с коррупцией, независимости судебной системы.

– Если задача остановки движения к краху вообще решаема, то что для этого надо задействовать в первую очередь?

– В центре внимания всех – вопрос о финансово-экономических реформах. Есть соответствующий план правительства, есть предложения банков, экспертов. Суть состоит в том, чтобы прояснить реальное состояние дел, особенно в сфере финансов, и начать осуществление конкретных шагов по оздоровлению экономики. Неотложный характер имеет выправление положения в электроэнергетике.

Надо принимать во внимание, что если раньше Ливан стабильно на протяжении многих лет получал иностранную помощь, то в настоящее время этот источник перекрыт. Чтобы вновь открыть каналы содействия, в том числе по линии курируемой Францией конференции "Кедр", идут переговоры с Международным валютным фондом. Но пока существенного прогресса не достигнуто. В этой связи западные партнеры упирают на то, что ливанцы, мол, слишком медленно проводят реформы. В свою очередь премьер-министр Диаб высказал мнение, что дело не в этом, а в том, что пока на международном уровне вообще не принято принципиального решения о возобновлении помощи Ливану. Вообще-то говоря, это близко к истине, поскольку соответствует настороженному отношению США и их арабских союзников к ливанскому правительству, которым, как они считают, руководит "Хезболлах".

– К тому же США продолжают санкционное давление. Как с этим обстоит дело, каковы перспективы?

– По замыслу американцев санкции должны так или иначе задевать "Хезболлах", наносить ей ущерб. Но в финансовой сфере повлиять на нее не могут, потому что у партии нет счетов в банках. Так что речь идет о том, что могут пострадать те, кого "назначат" в качестве лиц или организаций причастных к деятельности "Хезболлах". Периодически поступают сигналы о грядущих рестрикциях в отношении политических союзников "Хезболлах". В общем, американцы скорее всего будут продолжать искать способы для повышения эффективности ограничительных мер. Но надо учитывать, что эти попытки будут вести к ухудшению общей ситуации в Ливане, в то время как позиции "Хезболлах" наверняка лишь усилятся.

– В последнее время получила известность идея развивать сотрудничество Ливана на "восточном направлении". Это можно рассматривать как альтернативу застопорившимся отношениям с Западом и Заливом?

– Ни в коем случае это не альтернатива, а подтверждение того, что Ливан нуждается в развитии сотрудничества по всем направлениям. Причем это его историческое состояние – быть связующим звеном цивилизаций и пунктом транзита от Средиземного моря вглубь Аравийского полуострова.

В первую очередь речь идет, конечно, о Сирии – ближайшем восточном соседе, значение связей с которым нельзя переоценить. Конфликт в Сирии тяжело сказался на Ливане. В страну пришло более полутора миллионов беженцев, на ливанскую землю проникли террористы. Сейчас ситуация изменилась, и появились возможности для восстановления стратегически важных для обеих стран связей, а также для возвращения сирийских беженцев на родину. Правда, реализация всех этих возможностей остается под вопросом. В частности, пресловутый "закон Цезаря" в США, накладывающий санкции на тех, кто сотрудничает с Сирией, может существенно притормозить процесс укрепления ливано-сирийского взаимодействия.

Далее на востоке Ирак и Иран, которые могут многое предложить Ливану в рамках взаимовыгодного сотрудничества, в том числе закупать широкую номенклатуру товаров. Наконец, следует указать на усиление внимания Китая к Ливану, в первую очередь, в плане перспектив реализации инфраструктурных проектов. Вот это и есть "восточное направление", и если тему не политизировать, то она звучит вполне прагматично и позитивно с точки зрения национальных интересов Ливана.

– А где в этом случае место России?

– Россию как правило причисляют к "восточному направлению" из-за нашей активной роли в Сирии и широкого поля взаимопониманий с Китаем по международной повестке дня. Вместе с тем, все это достаточно условно, и каждый имеет свои специфические возможности. Уверен, что российские компании способны активно работать в Ливане в ключевых отраслях. Причем в последние годы есть два хороших примера такой работы: "Новатэк" участвует в консорциуме по разведке углеводородов на Средиземноморском шельфе, "Роснефть" получила в операционное управление терминал по хранению нефтепродуктов.

– Не могу не спросить о ситуации между Ливаном и Израилем. Регулярно происходят обострения вдоль "голубой линии". Вот и в эти дни обстановка неспокойная. Главная забота у всех – не будет ли новой войны?

– Всплески напряженности возникают в случае, если "Хезболлах" несет потери в результате израильских налетов на объекты в Сирии. Сейчас именно так и произошло – был убит член "Хезболлах" в зоне аэропорта Дамаска. За это по "правилам игры" полагается адекватный ответ, который израильтяне ждут. В такой нервной обстановке произошел израильский обстрел ливанской территории в районе Ферм Шебаа вроде как по лицам, пытавшимся пересечь "голубую линию". Однако "Хезболлах" это опровергла. Так что пока напряженность сохраняется, каждый день есть тревожные сообщения. Поэтому главное сейчас – не допустить эскалации.

Что касается крупного военного конфликта, то в нем не заинтересованы вовлеченные стороны. Есть спекуляции, что, мол, либо Израиль, либо "Хезболлах" решат взорвать обстановку, чтобы отвлечь от внутренних проблем, существующих у тех и других. Однако с учетом огромного ущерба, который был бы нанесен обеим сторонам, масштабная конфронтация усугубила бы ситуацию для всех, трудности для всех только бы возросли.

– К тому же ВСООНЛ (временные силы ООН в Ливане – ред.) внимательно отслеживают развитие событий и оказывают сдерживающее влияние. Как известно, есть идеи расширить их мандат, как к этому относятся непосредственно вовлеченные стороны?

– Мы ориентируемся, в первую очередь, на позицию Ливана как страны, в которой располагаются ВСООНЛ. Ливанцы не хотят менять мандат, исходя из того, что силы ООН хорошо справляются с возложенными на них задачами, содействуют поддержанию стабильности. Что касается резолюции 1701 СБ ООН, то фиксируются ежедневные нарушения ливанского суверенитета израильтянами, особенно в воздушном пространстве. Если же попытаться, как этого хотят американцы и израильтяне, возложить на ВСООНЛ проведение прочесывания на юге Ливана везде, включая объекты частной собственности, то это неминуемо привело бы к трениям с местными жителями. Россия же заинтересована в том, чтобы ВСООНЛ и впредь контролировали обстановку без проблем.

– В связи с чудовищным взрывом в порту Бейрута почти сразу появились признаки возможного политического использования новой ситуации. С одной стороны, раздаются призывы к сплочению, как внутри Ливана, так и внешним сторонам в интересах скорейшего преодоления последствий трагедии. С другой стороны, высказываются опасения, что в условиях шока в ливанском обществе и мировом сообществе произойдет обострение противоречий. Какой сценарий, на ваш взгляд, более вероятен?

– Нет сомнений, что и одно, и другое присутствуют на общественно-политической арене и в информационном поле. То есть все делают заявления в поддержку Ливана, многие направляют помощь в том или ином виде, выражают надежды, что в беде люди объединятся. Реальность другая, и важно четко отслеживать обстановку на предмет того, чтобы под прикрытием гуманитарного бедствия не произошло вмешательство во внутренние дела Ливана. Сейчас раздаются голоса фактически в пользу интернационализации ливанской проблемы. Это опасный путь, который лишь еще больше обострит ситуацию. Россия, в свою очередь, сразу направила помощь без какого-либо политического подтекста.

Ливан. Израиль. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2020 > № 3486858 Александр Засыпкин


Ливан > Транспорт. Химпром. Экология > rg.ru, 7 августа 2020 > № 3460716

Взрыв был неизбежен

Трагедия в Бейруте - объяснение может оказаться простым

Текст: Сергей Птичкин

В центре внимания мировых СМИ остается взрыв в морском порту Бейрута. Размышлений о том, что привело к подрыву, как уже ясно, селитры, немало. Есть и конспирологические. Однако все может крыться в обычной человеческой безалаберности и грубом нарушении техники безопасности.

По имеющимся сведениям, настоящая бомба была заложена в одном из складских помещений порта еще в 2014 году. Шесть лет назад грузовое судно, заполненное аммиачной селитрой, зашло в порт для ремонта. Однако расплачиваться судовладельцу оказалось нечем, и он просто бросил свое плавсредство с удобрениями на произвол судьбы. Власти порта селитру за долги конфисковали и сложили в ближайший терминал. Все прошедшие годы собирались ее как-то утилизировать, но сделать этого так и не успели. 4 августа прогремел страшный взрыв, разрушивший порт и часть столицы Ливана.

Так что могло стать первопричиной трагедии? Владимир Кореньков - один из ведущих специалистов по физике взрыва - считает, что, скорее всего, это было роковое стечение обстоятельств. Впрочем, копившихся долгие годы. Помещение, в котором хранились тысячи тонн селитры, непосредственно соседствовало с огромным элеватором. По словам Коренькова, любое зернохранилище, тем более больших размеров, - потенциально взрывоопасно. Взвесь мучной пыли - страшно горючий материал. Причем горение почти сразу становится объемным, после чего следует взрыв разрушительной силы. А селитра - прекрасный окислитель. Поэтому вполне можно допустить, что элеваторная пыль и складская - от селитры на протяжении долгого времени смешивались, превращаясь в подобие детонатора. Достаточно было малейшей искры или даже сильного удара, чтобы рвануло. Вполне возможно, просто накопилась критическая масса горючего с окислителем, и произошло самовозгорание. При этом, судя по характеру разрушений, наблюдаемых на многочисленных фотографиях, тротиловый эквивалент взрыва оказался совсем не "ядерным" по своей мощи. Скорее всего, он равен подрыву 200 тонн тротила, при общей массе селитры, вовлеченной в процесс около 2700 тонн.

Стоит вспомнить, что почти аналогичный по мощности взрыв произошел в нашей стране почти тридцать лет назад в ночь на 12 апреля 1991 года. Случилось это в Рязанской области в районе небольшого городка Сасово.

По воспоминаниям очевидцев, многоэтажные дома раскачивались из стороны в сторону, в квартирах падали мебель, телевизоры, вдребезги разлетались люстры. Сонных, ничего не соображающих людей сбрасывало с кроватей, осыпая пригоршнями битого стекла. От невероятных перепадов давления срывало крышки люков, лопались пустые предметы - банки, лампочки, даже детские игрушки. Под землей рвались водопроводные трубы. Как сообщалось, ударная волна распахивала окна в поселке Игошино, находящемся за 50 километров от Сасова.

Удивительно, но при значительных разрушениях никто не погиб. В больницу попали только четыре человека, порезанных битым стеклом.

На месте взрыва в 800 метрах от железнодорожной станции образовалась воронка правильной круглой формы, диаметром до 30 и глубиной около 4 метров. Местные вспомнили, что на месте взрыва находилась целая гора аммиачной селитры - в мешках и россыпью. Весна 1991 года была не лучшим временем СССР. Страна в глубоком кризисе. Селитра, используемая в качестве удобрений, почему-то оказалась никому не нужна. И ее стали сваливать на землю недалеко от железнодорожной станции, на которую привозили. Навалили сотни тонн. Специалисты-взрывотехники тогда предполагали, что внутри этой горы накопилось статическое электричество, которое в итоге и сыграло роль детонатора. К сожалению, точную причину взрыва в Сасово установить так и не удалось. Да особо и не расследовали - все-таки человеческих жертв не было. А на рубеже восьмидесятых-девяностых годов прошлого века в нашей стране много что взрывалось с куда более страшными последствиями.

Тем не менее стоит повторить, взрыв 12 апреля 1991 года под Рязанью имеет определенное сходство со взрывом в Бейруте 4 августа 2020 года.

Ливан > Транспорт. Химпром. Экология > rg.ru, 7 августа 2020 > № 3460716


Ливан. Израиль. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 августа 2020 > № 3541469 Исраэль Шамир

Фредди Крюгер неуиновен

когда масштаб поражения Бейрута стал очевиден, Израиль и Ливан быстро сообразили, что рассказ надо менять

Исраэль Шамир

Мир несправедлив к серийным убийцам. Нашли убитую проститутку – сразу Джек Потрошитель. Нашли зарезанного – сразу Фредди Крюгер. А может, Фредди в это время кофе пил? Но это присказка, сказка будет впереди.

Отгрохотал бейрутский взрыв, один из самых мощных в истории и сравнимый с ядерным. Более ста погибших, три тысячи раненых, сотни тысяч бездомных; страшный удар по Ливану, который переживает тяжелое время и без того. Тяжелое время из-за американских санкций против Сирии. Ведь Ливан – это приморская провинция Сирии, оторванная в XIX веке европейцами, но сохранившая массу связей с Сирией и регионом. Деньги Сирии крутились в ливанских банках, импорт/экспорт Сирии шел через ливанские порты. Когда США наложили санкции на Сирию, сразу рухнул ливанский фунт, безработица зашкалила. То есть Ливан – это еще один фронт войны за Сирию.

А в последние дни там обострение между Израилем и ливанской организацией Хизбалла. Обострение дошло до того, что новый министр обороны Израиля, Бенни Ганц, обещал уничтожить ливанскую инфраструктуру, а его коллеги призвали вернуть Ливан в каменный век. Последние дни израильская авиация без перерыва бомбит Сирию и цели в Ливане, не очень-то отрицая свою работу. Когда рванул Бейрут, сначала и сомнений не было – ещё одно израильское преступление.

Не было и сомнений, что удар был нанесён по складу оружия и боеприпасов Хизбаллы. Израильские обозреватели были довольны результатом и объясняли его так: ливанцы поймут, что Хизбалла – опасные соседи, и прогонят их из Бейрута, а потом и вовсе из большей части Ливана, на самый юг, на израильскую границу, а там их уже разбомбит Израиль. То есть главная задача – вбить клин между Хизбаллой и прочими ливанцами. Вторая задача – сорвать поставки иранской техники и перевооружение ракет. У Хизбаллы множество ракет, но в основном это неточная амуниция. Иран умеет превращать их в современное точное оружие.

Когда масштаб поражения Бейрута стал очевиден, Израиль и Ливан быстро сообразили, что рассказ надо менять. Израиль, конечно, никогда не задумывался дважды перед массовым убийством арабов. Евреи убили двадцать тысяч ливанцев (в основном – гражданское население) в ходе своего блицкрига в 1982 году, и это не считая 3000 зарезанных вручную палестинских женщин и детей в Сабре и Шатиле. Но особенно зрелищные удары по гражданскому населению вызывали негативную реакцию в мире. Так, в апреле 1996 года израильская артиллерия ударила по лагерю ливанских беженцев в деревне Кана, и убила более ста человек, и мир ужаснулся. Поэтому официальный Израиль быстро отмежевался от взрыва в Бейруте.

Но и ливанцам первоначальный рассказ не подходил. Получалось, что лучше прогнать Хизбаллу из Бейрута, и вообще из Ливана. Или воевать с Израилем, чтобы отмстить за погибших при взрыве. Оба варианта не подходили – Израиль пока слишком силен, а Хизбалла – единственное ополчение, сумевшее дать Израилю отпор.

И тут появился замечательный рассказ о грузе селитры, хабаровском бизнесмене, бейрутских разгильдяях. Он всех вполне устроил. Масса подробностей делала его убедительным. Да может он и был верным. Просто в обычной ситуации взрыв приписали бы Израилю, но тут – не подошло. Так и Фредди Крюгер – не всегда виноват и не в каждом убийстве.

Есть небольшие нестыковки в новом рассказе. Приближение четырех американских самолетов-разведчиков к будущему месту взрыва (видно на радаре), обещание израильского министра обороны Ганца ударить по инфраструктуре Ливана, слова Трампа о том, что ему генералы сказали «Это похоже на бомбу», израильские самолеты в небе Бейрута, и ещё десяток косвенных подтверждений.

Есть и промежуточные версии. Силберштейн, американский еврей, внимательно следящий за происходящим в Израиле и зачастую публикующий сенсации, сообщил, что по словам его информантов, Израиль отбомбился по складу иранского оружия, принадлежащему Хизбалле, и случайно попал и в склад, где хранилась селитра.

И это возможно. А уверенность в том, что это сделал Израиль, оставим израильским политикам второй руки, вроде Мойше Фейглина, который поздравил своих сторонников с роскошной пиротехникой, устроенной "нашими героями", по его словам.

Ливан. Израиль. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 августа 2020 > № 3541469 Исраэль Шамир


Ливан > Транспорт > rg.ru, 6 августа 2020 > № 3460738

На бочке с аммонием

Взрыв в Бейруте: новые подробности катастрофы

Текст: Диана Ковалева

В результате мощнейшего взрыва в порту Бейрута погибли по меньшей мере 113 человек, пострадали около четырех тысяч. Более 60 раненых находятся в критическом состоянии, сотни людей пропали без вести - и это далеко не окончательные цифры катастрофы, кадры которой поразили весь мир. В руины превратилась почти вся портовая инфраструктура, различной степени ущерб был нанесен половине зданий административной части города. Жители ливанской столицы в ужасе звонят в местный минздрав в поисках родных и близких. Больницы города и пригородов переполнены пострадавшими, а врачи жалуются на нехватку оборудования и медикаментов. Уже стало известно о гибели как минимум 10 спасателей, ранения получили десятки медиков.

Ухудшает ситуацию пандемия коронавируса, из-за которой больничных коек и без того не хватало. "Катастрофа во всех смыслах этого слова", - заявил ливанский министр здравоохранения Хамад Хасан. В стране объявлен трехдневный траур.

"Взрывов было два. Первый был незначительным по сравнению со вторым. Второй был действительно ужасным, было просто невозможно дышать... потому что в воздухе как будто не было кислорода", - рассказал в эфире телеканала NBC News один из очевидцев событий, Али Слим. По словам Лиззи Портер, живущей в Бейруте, сначала она "услышала оглушительный грохот, как будто очень низко пролетел реактивный самолет", а после ее буквально отбросило от дверного проема ударной волной. "Я была в нескольких метрах от электрических линий, параллельных порту. Я вышла из своей машины и побежала ко входу одного из зданий, когда поняла, что оно разрушено... Я не могу поверить, что осталась в живых", - цитирует Al Jazeera еще одну свидетельницу произошедшего, Наду Хамзу. "Это похоже на зону боевых действий. У меня нет слов", - заявил агентству Reuters мэр Бейрута Джамаль Итани.

Местные власти уже объявили ливанскую столицу зоной бедствия. Ущерб, нанесенный взрывом, который иорданские сейсмологи назвали равным по силе землетрясению с магнитудой 4,5, лишь по предварительным данным оценили в три миллиарда долларов. Без крыши над головой остались около 300 тысяч жителей, полностью уничтожены четыре городские больницы. Сколько еще госпиталей получили ущерб - не счесть. Большую тревогу у граждан вызвали новости о том, что взрыв уничтожил портовые хранилища, в которых было, по разным данным, до 85 процентов запасов зерновых страны. Заговорили о дефиците хлеба. И хотя, как пишет "Аль-Ахбар", хранилища на момент трагедии были почти пустыми, агентство Reuters со ссылкой на министра экономики и торговли страны Рауля Нехме сообщило: запасов зерна в Ливане хватит менее чем на месяц. "Эта страна не готова к бедствиям... у нее нет системы реагирования на них. Полицейских едва хватает, чтобы контролировать дороги", - цитирует Al Jazeera журналиста Хабиба Баттаха.

Премьер Ливана Хасан Диаб пообещал найти виновных в трагедии и заставить их "заплатить" за нее. Но что стало причиной случившегося? После различных версий журналистов то о взрыве на складе с фейерверками, то о ракетном ударе Израиля власти наконец объявили: виноваты 2750 тонн нитрата аммония (или, как его еще называют, аммиачной селитры), которые хранились в порту шесть лет и по взрывной силе были равны примерно 1800 тоннам тротила. Вещество попало в порт после того, как его конфисковали с сухогруза Rhosus, ходившего тогда под молдавским флагом. Как передает телеканал LBCI со ссылкой на ливанский Высший совет по национальной обороне, сначала селитру поместили в подходящее хранилище, но после перевезли в ангар, где некоторое время назад обнаружили зазор в стене, через который можно было легко пройти. В ангаре также не запиралась дверь - и именно во время ее сварки одна из искр якобы вызвала возгорание нитрата аммония.

Но как быть со вторым взрывом, о котором говорят очевидцы? По мнению некоторых экспертов, не стоит отбрасывать в сторону версию со взорвавшимся складом пиротехники. "Перед большим взрывом вы можете увидеть искры, услышать звуки, похожие на лопающийся попкорн, услышать свисты. Это специфика, присущая фейерверкам, визуальные эффекты, звуки и переход от медленного горения к мощному взрыву", - цитирует агентство AP Боаза Хайуна, владельца фирмы Tamar Group, которая тесно работает с властями Израиля в вопросах безопасности и сертификации взрывчатых веществ. А профессор химии из Университета Род-Айленда Джимми Оксли заявила, что без очень высоких температур поджечь нитрат аммония не так-то просто, и если судить по черному и красному дыму на видео, то ясно: реакция возгорания сначала и вовсе была неполной. По мнению специалистов, именно фейерверки могли стать той "спичкой", которая в итоге подняла на воздух бейрутский порт.

На расследование произошедшего правительство отвело пять дней. Всю администрацию порта взяли под домашний арест до установления ответственности причастных ко взрыву. Пока вместо порта в Бейруте будут использовать порт в ливанском Триполи. Президент страны Мишель Аун постановил выделить 100 миллиардов ливанских фунтов на чрезвычайные ассигнования, а также поручил выдать кредиты больницам и выплатить компенсации семьям погибших. В Бейруте на две недели ввели режим ЧП, передает Al Jazeera.

Ливан > Транспорт > rg.ru, 6 августа 2020 > № 3460738


Ливан. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Финансы, банки > oilcapital.ru, 5 августа 2020 > № 3459803

Взрыв в Бейруте подбросил цены на нефть

После мощного взрыва в Бейруте во вторник выросла стоимость сентябрьских поставок техасской светлой нефти (WTI) на торгах в США, свидетельствуют данные Нью-Йоркской товарной биржи.

К 15:05 по местному времени (22:05 мск) стоимость барреля WTI выросла на $0,64 (1,56%), до $41,65. В течение сессии она превышала $42.

Президент финансовой компании NationsShares Скотт Нейшнс отметил в эфире телеканала CNBC, что взрыв стал одной из главных причин роста стоимости WTI. «Мы опасаемся геополитической нестабильности», — отметил он. По словам эксперта, произошедшее может привести к перебоям с поставками нефти.

На фондовом рынке США основные котировки в течение дня менялись разнонаправленно. Значительных изменений к концу сессии зафиксировано не было.

В среду цена WTI продолжает расти (2,71% до $42,83 за баррель). Также растут сентябрьские фьючерсы на Brent (+2,48% $45,53 за баррель к 13.30 мск). Снижение аналитики объясняют уменьшением запасов нефти в США: по данным Американского института нефти (API, публикует оценку раньше официальной информации EIA), за неделю запасы нефти в США упали на 8,6 млн баррелей до 520 млн баррелей, а аналитики предполагали, что они снизятся на 3 млн баррелей, сообщает Reuters.

Мощный взрыв, уточняет ТАСС, прогремел в районе морского порта Бейрута поблизости от базы ВМС Ливана. Взрывная волна сотрясла жилые кварталы ливанской столицы в радиусе нескольких километров. Обрушились фасады нескольких зданий, повреждены жилые дома и офисы. В порту работают пожарные команды, вертолеты тушат вспыхнувшие пожары с воздуха.

По последним данным, число погибших приближается к 65, более трех тысяч человек пострадали, в том числе россиянка. Взрывной волной задето посольство России.

Глава службы общей безопасности Ливана генерал Аббас Ибрагим заявил, что, по предварительным данным, сдетонировали взрывчатые вещества, долгое время хранившиеся в порту. В МВД страны уточнили, что речь идет о взрыве аммиачной селитры. По некоторым данным, на складе случилось короткое замыкание, вызвавшее пожар, в результате чего и взорвалась селитра.

Ливан. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Финансы, банки > oilcapital.ru, 5 августа 2020 > № 3459803


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > russarabbc.ru, 25 июня 2020 > № 3448335

Спикер парламента Ливана: «Закон Цезаря» направлен на захват ресурсов Средиземноморья

Бейрут – САНА. Спикер парламента Ливана Набих Берри осудил так называемый «закон Цезаря», введенный США в отношении Сирии, цель которого является развал страны и оказание на ее экономического и финансового давление, чтобы она не смогла восстановить свое единство и ключевую роль в регионе. Берри на экстренном совещании руководства движения «Амаль» подчеркнул, что так называемый «закон Цезаря» затрагивает соседние с ней страны, в частности Ливан, Иорданию и Ирак. Этот закон, под который попадает расположенный в восточной части Средиземноморья Ливан, направлен на захват его огромных ресурсов в прибрежном шельфе.

Берри отметил, что принципиальная позиция движения «Амаль» в отношении так называемого «закон Цезаря» — это позиция верного союзника, выступающего на стороне Ливана и его сопротивления в трудных условиях.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > russarabbc.ru, 25 июня 2020 > № 3448335


Ливан. Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > mirnov.ru, 4 июня 2020 > № 3412972

Ливану запрещено сбивать израильские самолеты

Вашингтон запретил Ливану закупать у России и других стран системы ПВО.

Ливанское воздушное пространство сегодня полностью контролируется авиацией Израиля, тогда как все попытки руководства Ливана обеспечить свой суверенитет торпедируются США.

В последней атаке на Сирию израильские самолеты вновь не решились пересечь границу с Сирией, так как в этом случае они немедленно были бы атакованы системами С-300, переданными Дамаску Россией.

Пуск ракет по Сирии Израиль производит в небе Ливана и с пространства над Средиземным морем, где он прикрывается пролетающими там гражданскими авиалайнерами.

Последняя атака Израиля была нацелена на окрестности сирийского города Масьяф, и вновь в ночном небе сирийская ПВО поражала израильские ракеты, что было запечатлено на видео.

Одной из ракет удалось поразить сирийский исследовательский центр, однако его зданию был нанесен незначительный ущерб, ряд ракеты были отклонены и взрывались на земле в стороне от целей.

Предполагается, что Израиль намеревался еще и поразить аэродром, на котором базируются недавно полученные из России модернизированные Миг-29, однако израильские ракеты были сбиты. А Миги в тот же день нанесли новые точные удары по укреплениям джихадистов в горах Латакии.

Николай Иванов

Ливан. Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > mirnov.ru, 4 июня 2020 > № 3412972


Ливан. Россия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 мая 2020 > № 3405242

«Роснефть» закрепляется в Ливане

«Роснефть» создала дочернюю структуру Levante Storage S.A.R.L. (Sole Partner) для работы в Ливане. Структура, зарегистрированная в Бейруте, включена в список аффилированных лиц НК 26 февраля.

В январе 2019 года НК «Роснефть» и министерство энергетики и водных ресурсов Ливанской Республики договорились о передаче терминала по хранению нефтепродуктов в Триполи в операционное управление «Роснефти». Триполи, заметим, второй по величине город Ливана и главный порт на севере страны. Срок договоренностей — 20 лет.

«Реализация проектов на Ближнем Востоке является одним из стратегических направлений развития компании. Договоренность позволит „Роснефти“ укрепить свое присутствие в регионе и повысить эффективность действующих интегральных производственно-сбытовых цепочек, а также будет способствовать развитию международного трейдинга компании. Мы надеемся на дальнейшее расширение сотрудничества с Ливаном и реализацию ряда других возможных проектов в нефтегазовом секторе этой страны», — сказал глава «Роснефти» Игорь Сечин.

В свою очередь, министр энергетики и водных ресурсов Ливана Сезар аби-Халиль заявил, что в рамках соглашения будут восстановлены нефтехранилища. «Совершенствование и развитие нефтехранилищ в Триполи позволит хранить 450 тыс. тонн, этого запаса хватит Ливану на два месяца. Они совершенствовались в 70-х, и работали до 80-х, но были повреждены в ходе войны», — отметил аби-Халиль.

Ливан в последнее время всерьез взялся за развитие своей нефтегазовой индустрии. Так, в феврале 2019 года правительство страны заключили контракт на разработку углеводородов на своем средиземноморском шельфе с консорциумом в составе российского НОВАТЭКа, французской Total и итальянской Eni. «Мы объявляем всему миру, что Ливан сделал практической шаг к началу освоения своих нефтегазовых ресурсов, — заявил тогда аби-Халиль. — В 2019 году начнется пробное бурение на газ и нефть на блоках 4 и 9».

НОВАТЭК, Total и Eni получили право заниматься геологоразведкой в течение 5-10 лет. Если коммерческие запасы подтвердятся, то члены консорциума должны будут представить правительству Ливана план их освоения. И после его утверждения смогут получить право на добычу газа и нефти в течение 25 лет с правом продления.

Ливан. Россия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 мая 2020 > № 3405242


Ливан. Россия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 27 мая 2020 > № 3395711

"Роснефть" создала "дочку" для работы в Ливане

"Роснефть" создала дочернюю структуру Levante Storage S.A.R.L. (Sole Partner) для работы в Ливане, следует из списка аффилированных лиц нефтяной компании.

Новая компания зарегистрирована в Бейруте, столице Ливана. Структура включена в список аффилированных лиц "Роснефти" 26 февраля.

В конце января 2019 года "Роснефть" сообщала, что договорилась с министерством энергетики и водных ресурсов Ливана о передаче "Роснефти" в операционное управление терминала по хранению нефтепродуктов в городе Триполи (второй по величине город Ливана и главный порт на севере страны) на 20 лет. Договоренность также предполагает проведение работ по его реконструкции и расширению.

Глава "Роснефти" Игорь Сечин тогда отмечал, что реализация проектов на Ближнем Востоке является одним из стратегических направлений развития для компании для укрепления присутствия в регионе. Он отмечал, что это будет способствовать развитию международного трейдинга и не исключал дальнейшего расширения сотрудничества с Ливаном.

Ливан. Россия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 27 мая 2020 > № 3395711


Ливан. Сирия > Армия, полиция > russarabbc.ru, 20 мая 2020 > № 3419121

Аун: Международная помощь должна быть соразмерна ущербу, причиненному Ливану с начала сирийской войны

Президент Ливана Мишель Аун заявил в среду, что экономический план обсуждается с Международным валютным фондом, и начались фундаментальные реформы, цель которых состоит в том, чтобы найти решение проблем.

Президент Аун отметил, что международная помощь должна быть соразмерна ущербу, причиненному Ливану с момента начала сирийской войны до сегодняшнего дня.

Он продолжил: «Нельзя допускать, чтобы Ливан продолжал нести на себе последствия этой войны таким образом, чтобы истощить все его сектора».

Ливан. Сирия > Армия, полиция > russarabbc.ru, 20 мая 2020 > № 3419121


Ливан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 мая 2020 > № 3372516 Мишель Аун

Мишель Аун: Ливан рассчитывает на помощь России в экономике и медицине

Ливан переживает беспрецедентный за последние десятилетия экономический кризис, на фоне которого в городах вспыхнули бунты, а на политической арене развернулось масштабное противостояние. В интервью РИА Новости президент страны Мишель Аун рассказал, какую роль может сыграть Россия в процессе стабилизации экономики, почему страны Запада пытаются всеми силами оставить сирийских беженцев в Ливане, как при этом кризисную ситуацию пытаются использовать политические силы и какие меры уже предприняты для стабилизации ситуации.

— Господин президент, что сейчас происходит в Ливане? С вашей точки зрения, какова возможная роль, которую может сыграть Россия в помощи Ливану в нынешнем кризисе? Проводились ли переговоры по поводу поддержки Россией Ливана в виде кредитов?

— У нынешнего ливанского кризиса три стороны, все они сыграли пагубную роль в нынешней реальности нашей страны. Проблема присутствия сирийских беженцев в большом количестве на нашей территории обернулись колоссальными последствиями для нашей экономики. Также тяжелый экономический кризис, в борьбе с которым наше правительство совершает усилие. И кризис распространения коронавируса, который усугубил и без того тяжелое экономическое положение в последние месяцы.

Мы в Ливане приняли решение помочь себе сами, параллельно надеемся на международную поддержку, которая поможет вылезти нам из этой ямы. Мы прошли длинную череду неверных экономических стратегий, которые сопровождались коррупцией на уровне власти и административным застоем, а также потеряли веру ливанского гражданина в его государство. Нынешнее правительство сформировано из специалистов, которые не политизированы. Оно на этапе объявления экономической стратегии, которая призвана вывести Ливан из краха, в котором он сейчас находится.

Мы отдаем себе отчет в том, что начало возрождения Ливана требует поддержки его близких и друзей. Все в ожидании стратегии правительства и ее решений, чтобы отталкиваться от чего-то конкретного. Россия, как исторически великое и дружественное Ливану государство, может принять участие в ряде этапов, которые определены правительством в рамках плана по возрождению и которое оно будет претворять в действие. Эта (помощь) может быть в виде льготных краткосрочных кредитов, которые она может предложить нам. Мы нуждаемся в быстром действии и немедленной поддержке, так как силы терпеть у ливанского населения сильно истощены на фоне увеличения безработицы, с усугублением финансового кризиса и роста курса доллара в отношении национальной валюты.

Что касается российской помощи для Ливана, тут контакты продолжают быть открытыми. Официальные лица в России уже полностью ознакомлены с проблемами Ливана и его потребностями. И я уверен, что они в ближайшее время примут необходимое решение в вопросе помощи Ливану.

— Поступали запросы от ливанских сторон о помощи со стороны России в борьбе с коронавирусом, в том числе в предоставлении тестов ПЦР и прочих необходимых средств. Были ли официальные запросы в данном направлении?

— Мы, безусловно, открыты для любой возможной помощи в нашей борьбе с пандемией коронавируса, особенно в пополнении наших запасов тестами ПЦР, необходимых для расширения наших возможностей в проведении анализов. Наше противостояние мировой пандемии эффективно на данный момент и, надеемся, мы сможем держать под контролем ее распространение до полной победы. Это благодаря большим усилиям и выверенной стратегии, которую разработало правительство, что, в свою очередь, имело оценку Всемирной организации здравоохранения. Но мы находимся в противостоянии, временные рамки которого нам неизвестны. Мы нуждаемся в международной медицинской и финансовой помощи. В связи с катастрофическими последствиями пандемии, которые отразились на производственном секторе и работе в Ливане, мы надеемся, что наш голос дойдет до нашей дружественной России.

— Что достигнуто в рамках российско-ливанского сотрудничества в работе по проблеме сирийских беженцев?

— Мы контактируем с Россией по этому вопросу, особенно после предложенной инициативы, которая была направлена на помощь возвращения беженцев на их родину. Но, к сожалению, эта инициатива столкнулась с международными препятствиями, которые помешали ее реализации. В связи с этим ситуация в Ливане обострилась. Мы считаем, что у России и Ливана схожее видение по вопросу беженцев из Сирии. И мы надеемся, что эта схожесть поможет изменить международное чаяние оставить беженцев в странах, куда они бежали, в ожидании окончательного решения кризиса в Сирии. Это решение будет еще очень нескоро, что в свою очередь приведет к катастрофическим последствиям для Ливана. Также, как палестинцы ожидают решения палестинского вопроса уже более 75 лет.

— Некоторое время назад появились сообщения о вашей готовности посетить Сирию для решения проблемы беженцев. Это еще актуально?

— У нас появилось убеждение, что возвращение беженцев в их страну зависит от серьезного международного решения, и не ограничивается моим визитом в Сирию. Международное сообщество использует данный вопрос недобросовестно. Они хотят оставить "бомбу" в виде беженцев в соседних с Сирией странах, даже если это приведет к подрыву общества, безопасности и экономики в таких странах, как Ливан. Они не хотят разделять ответственность за беженцев с этими странами, вопреки большим возможностям, которыми располагают многие страны Европы и США.

— На фоне пандемии коронавируса выполнило ли международное сообщество свои обязательства перед Ливаном, как страной, принявшей большое количество сирийских беженцев?

— На протяжении нескольких лет мы неоднократно говорили о своей позиции. Возможности содержания такого количества сирийских беженцев намного превышают силы и средства нашей страны. Международное сообщество закрыло уши и его не заботит тот крах, который может постичь наше государство. Наоборот, они давили на нас и до сих пор это делают, чтобы Ливан взял на себя ношу тяжелее той, что он может вынести. Впоследствии мы пришли к беспрецедентному в нашей истории финансовому и экономическому кризису. Одна из главных его причин — это обременение Ливана. Согласно цифрам Международного валютного фонда, потрачено около 30 миллиардов долларов из-за присутствия более 1,5 миллионов сирийских беженцев на наших землях.

Конечно, кризис в Ливане усугубился с пандемией коронавируса. Все это вынудило правительство выстраивать финансовые планы для помощи тем, кто потерял работу. С одной стороны, причина (роста безработицы в Ливане) коронавирус, с другой — сирийские рабочие в Ливане. Если бы международное сообщество выполнило перед нами обязательства, мы не пришли бы к этому ужасающему спаду.

— Как вы оцениваете работу Международной группы поддержки Ливана на фоне сложившихся обстоятельств?

— Я пригласил Международную группу на собрание 6 апреля. Я призвал их поддержать план реформ, предложенных правительством, так как этот план нуждается в поддержке дружественных государств и в поддержке международной группы для его исполнения. Страны, входящие в группу, обсудят план, который был принят кабинетом министров для его оценки в принятии необходимых решений. И я надеюсь, что эти страны выполнят свои обязательства по отношению к нам.

— После объявления Ливаном о приостановке выплат своих долгов, какие ограничения могут быть применены в отношении плана по спасению? И каково будущее ливанской экономики?

— Безусловно, разработка стратегии заняла время. Это естественно, если мы говорим о проблемах, которые копились на протяжении 30 лет и завели экономику и финансы Ливана в пропасть. Буду откровенным, есть политические силы, которых не волнует спасение ситуации, скорее зарабатывание политических очков. Они придерживаются принятой стратегии, и это печально, так как единство и сплочение сегодня необходимы больше, чем когда-либо. Все должны понимать, что мы в одной лодке. Люди достигли точки кипения. Любой общественный взрыв заденет своими осколками все политические силы и угрожает стабильности в Ливане. В конце концов, хочу быть предельно ясным и конкретным в основном вопросе: правительство решительно настроено на исполнение плана, который им разработан, вопреки всем препятствиям и сложностям. Мы надеемся, что на этом фоне Ливан начнет путь оздоровления.

— Ливан сделал ставку на нефть и газ для спасения своей экономики. Сегодня рынок улеводородов переживает исторический спад. Такая ставка еще в силе?

— Нефть и газ являются ресурсами Ливана, обнаруженными недавно, и мы имеем право на получение выгоды от них. Но это неверно, что мы делаем ставку на свои ресурсы нефти для спасения экономики. Спасти экономику необходимо сейчас, в то время как для получения прибыли от наших ресурсов потребуются годы.

Что касается исторического падения нефтяных рынков, то это временно, в связи со спадом производства на фоне пандемии коронавируса. Поэтому рынки вернутся со временем. В связи с чем это не затрагивает будущее наших нефтяных ресурсов.

— До окончания половины вашего президентского срока начались разговоры о преждевременном предвыборном противостоянии. Кого вы видите в качестве своего преемника? И как вы оцениваете шансы Джебран Басиля стать будущим президентом Ливана?

— Демократия Ливана подразумевает под собой избрание президента путем голосования в парламенте, поэтому это решение принимают представители народа. Предвыборные противоборства, которые вы упомянули не более, чем шумиха некоторых политиков при поддержке СМИ, для того чтобы пустить пыль в глаза. Что касается Джебран Басиля, то он политик и официальное лицо и имеет большой опыт в политической работе и его возможность занять президентское кресло зависит от выбора парламентариев. Они выберут того, кого посчитают наиболее достойным на этот пост.

— После тишины на улицах из-за опасности распространения коронавируса возобновились демонстрации, мы наблюдаем новую волну забастовок в Ливане. Что с этим будут делать?

— Надеюсь, все ответственные лица и политические партии поняли, что народ взорвался в отношении их из-за коррупции, потери рабочих мест и вывода государственных средств на протяжении долгих лет. Я понимаю, что люди хотят быстрых и ощутимых перемен, но устранение последствий последних тридцати лет не может произойти в одночасье. Я раньше призывал их (политиков) быть внимательными к развитию событий и сейчас призываю к тому же. Мы не можем требовать от правительства, срок которого еще не превысил 100 дней, сотворить чудо. Опасаюсь, что некоторые партии воспользуются улицей, чтобы повлиять на реальную работоспособность правительства, для стимуляции демонстраций. В любом случае, мы не допустим расшатывания безопасности, сохраняя право на мирные демонстрации и выражения личных позиций.

— Как вы считаете, каковы реалии борьбы с коррупцией в Ливане? Какие есть препятствия в этом направлении и как планируете их преодолеть?

— Первый и основной шаг заключается в развязывании рук судьям в преследовании всех случаев коррупции и наказании виновных, кем бы они ни были. Вмешательства политиков в работу судей в Ливане продолжается на протяжении столетий. Это было основной причиной, позволяющей уйти от ответственности, и в последствии были разворованы средства народа. Мы нуждаемся в смелой судебной власти, которая сможет противостоять вызовам и оправдать ожидания населения в вопросе правосудия и возвращения краденых денег. Поэтому главная цель — это работа над освобождением судей от политического давления, чтобы они могли выполнять свои обязанности и в преследовании крупных коррупционеров, которые относятся к влиятельной группе политической жизни. Мы реально начали их преследовать после того, как они украли деньги народа и государства. Я могу сказать, что результаты стали появляться.

Ливан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 мая 2020 > № 3372516 Мишель Аун


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 мая 2020 > № 3372628

Президент Ливана рассказал о борьбе судей с коррупцией

Судебная власть не может эффективно бороться с коррупцией в высших эшелонах власти, пока на нее оказывается давление со стороны политических сил, заявил в интервью РИА Новости президент Ливана Мишель Аун.

"Первый и основной шаг заключается в развязывании рук судьям в преследовании всех случаев коррупции и наказании виновных, кем бы они ни были. Вмешательства политиков в работу судей в Ливане продолжается на протяжении столетий. Это было основной причиной, позволяющей уйти от ответственности, и в последствии были разворованы средства народа",- сказал Аун

Президент подчеркнул, что Ливан нуждается в смелой судебной власти, которая сможет противостоять вызовам и оправдать ожидания населения в вопросе правосудия и возвращения краденых денег.

"Поэтому главная цель - это работа над освобождением судей от политического давления, чтобы они могли выполнять свои обязанности и в преследовании крупных коррупционеров, которые относятся к влиятельной группе политической жизни. Мы реально начали их преследовать после того, как они украли деньги народа и государства. Я могу сказать, что результаты стали появляться", - добавил Аун.

Премьер-министр Ливана Хассан Дияб в пятницу заявил, что правительство приняло стратегию по выводу страны из финансово-экономического кризиса, отметив, что новый план основан на реальных действиях. Президент Ливана поздравил ливанских граждан с новым правительственным планом, который, по его словам, вернет ливанцев к нормальной жизни.

Волнения продолжаются в Ливане с 17 октября прошлого года. Тогда сотни тысяч граждан по всей стране вышли на антиправительственные демонстрации с требованием провести эффективные экономические реформы, привлечь к ответственности политиков, замешанных в коррупции, и вернуть украденные из госбюджета средства. В ноябре на фоне беспорядков подало в отставку правительство Саада Харири. В конце января президент страны утвердил кабинет министров во главе с Диябом.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 мая 2020 > № 3372628


Ливан > Нефть, газ, уголь > russarabbc.ru, 27 апреля 2020 > № 3419173

Министерство энергетики Ливана: предварительные результаты разведки подтверждают наличие газа

Министерство энергетики Ливана заявило в понедельник, что первые результаты бурения в региональных водах доказали наличие природного газа.

Министерство добавило, что результаты бурения продемонстрировали присутствие газа на различных глубинах в геологических слоях.

Об этом было объявлено в ходе презентации министра энергетики и водных ресурсов Ливана Руимуна Гаджара о предварительных результатах, полученных в результате бурения разведочной скважины в территориальных водах Ливана. Подробный окончательный отчет будет выпущен в более поздний период после анализа данных.

Министр энергетики и водных ресурсов Ливана заявил: "Раскопки проводились на глубине 1500 метров в воде, породы были пробиты с определенной толщиной. Наличие слоя соли усложняет анализ". Он добавил: "полученная информация представляет большую ценность для продолжения разведки".

Он подчеркнул, что эксклюзивная нефтяная лицензия, которая была выдана в соответствии с соглашением о разведке и добыче, дает консорциуму компаний возможность продолжить геологоразведочные работы в зоне № 4.

Он отметил, что данные, собранные из первой скважины в зоне № 4, будут способствовать повышению шансов на коммерческое открытие.

Ливан > Нефть, газ, уголь > russarabbc.ru, 27 апреля 2020 > № 3419173


Ливан > Финансы, банки > russarabbc.ru, 6 апреля 2020 > № 3345885

Банк Ливана утвердил новые финансовые процедуры, связанные с национальной валютой

Сегодня, в понедельник, западные СМИ объявили, что ливанские банки будут применять обменный курс в размере 2600 лир к доллару при снятии средств с небольших счетов в размере до пяти миллионов фунтов стерлингов в соответствии с новым циркуляром, выпущенным в прошлую пятницу.

По сообщению агентства «Рейтер», в новом решении со ссылкой на частные источники в Центральном банке Ливана, что новый обменный курс достигнет 2600 фунтов за доллар при выводе средств, который не будет превышать 3 тысяч долларов.

Центральный банк выпустил циркуляр, согласно которому вклады в ливанских фунтах на сумму 3000 долларов или менее могут быть сняты по «рыночной» цене, что позволяет мелким вкладчикам управлять ликвидностью, несмотря на жесткие банковские ограничения. Это относится к депозитам в пять миллионов ливанских фунтов или меньше.

Ливан оказался в незавидном положении в последние месяцы, поскольку новый коронавирус вошел в линию социально-экономического кризиса в стране, который вызвал дополнительные препятствия и трудности для нового правительства Ливана.

Ливан > Финансы, банки > russarabbc.ru, 6 апреля 2020 > № 3345885


Ливан. МВФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2020 > № 3287939

МВФ выразил готовность сотрудничать с Ливаном по вопросам экономики

Международный Валютный Фонд (МВФ) в ответ на запрос ливанских властей выразил готовность сотрудничать с ними в вопросе экономических реформ и политики в стране, говорится в заявлении пресс-секретаря фонда Джерри Райса.

"Недавно мы получили просьбу от ливанских властей начать консультации и предоставить техническую поддержку по макроэкономическим вопросам, стоящим перед экономикой (Ливана). Мы готовы оказать помощь властям. В рамках своего мандата МВФ предоставляет своим странам-членам консультации по вопросам политики и реформ, направленным на восстановление макроэкономической стабильности и содействия росту", - заявил Райс.

Что касается вопросов долга, то они должны решаться в консультации с властями страны, добавил он.

Во вторник в центре ливанской столицы возобновились ожесточенные столкновения между антиправительственными демонстрантами и стражами порядка. Демонстранты с шести утра начали предпринимать попытки блокировать подъезды к парламенту с целью сорвать заседание по вынесению вотума доверия новому правительству Хасана Дияба.

Столкновения с военными и полицией продолжаются сразу в нескольких районах центрального Бейрута. По данным ливанского отделения Красного Креста, пострадали уже более 150 человек, около 40 госпитализированы. Среди раненых есть также сотрудники правоохранительных органов.

Президент Ливана Мишель Аун 22 января утвердил состав нового правительства из 20 министров - технократов во главе с премьером Хасаном Диябом. Впервые ливанская правительственная команда была сформирована не из политиков и представителей партий. В состав кабинета вошли шесть министров-женщин, а Зейна Акр стала первой в арабском мире женщиной-министром обороны.

Новое правительство появилось на фоне сильного экономического и финансового кризиса, который вызвал массовые антиправительственные демонстрации, продолжающиеся с 17 октября, спустя две недели на фоне волнений в отставку подало правительство Саада Харири. Народные движения и часть крупных политических партий не поддержали новый министерский состав во главе с Диябом, заявив, что он является политизированным, как прежнее правительство, и неспособно вывести страну из кризиса.

Ливан. МВФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 12 февраля 2020 > № 3287939


Ливан. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 февраля 2020 > № 3281187

Россия подтвердила поддержку суверенитета и единства Ливана

Заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов в ходе встречи с послом Ливана Шауки Бу Нассаром подтвердил позицию Москвы в поддержку суверенитета и единства республики, сообщает МИД РФ.

"В ходе беседы состоялся заинтересованный обмен мнениями о развитии ситуации в Ливане и регионе Ближнего Востока в целом. С российской стороны была подтверждена принципиальная позиция в поддержку суверенитета, единства и территориальной целостности дружественной Ливанской Республики", - отмечается в сообщении.

Последние дни в Ливане наблюдается спад массовых демонстраций и выступлений граждан на улицах. Активисты также не предпринимают попыток блокировать дороги, как это происходило на протяжении последних четырех месяцев. Последний раз столкновения между демонстрантами и полицией произошли 27 января на фоне принятия парламентом госбюджета на 2020 финансовый год.

Президент Ливана Мишель Аун 22 января утвердил состав нового правительства из 20 министров - технократов во главе с премьером Хассаном Диябом. Впервые ливанская правительственная команда была сформирована из не политиков и представителей партий. В состав кабинета вошли шесть министров-женщин, а Зейна Акр стала первой в арабском мире женщиной-министром обороны.

Новое правительство появилось на фоне сильного экономического и финансового кризиса, который вызвал массовые антиправительственные демонстрации, продолжающиеся с 17 октября. Спустя две недели на фоне кризиса в отставку подало правительство Саада Харири. Народные движения, и часть крупных политических партий не поддержали новый министерский состав во главе с Диябом, заявив, что он является политизированным, как прежний, и неспособен вывести страну из кризиса.

Ливан. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 февраля 2020 > № 3281187


Ливан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 января 2020 > № 3270259

Богданов встретился с советником президента Ливана

Спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД Михаил Богданов в пятницу принял советника президента Ливана Амаля Абу-Зейда, стороны обсудили в том числе намерение Москвы укреплять сотрудничество с республикой, которая сейчас переживает экономический кризис.

"В ходе беседы состоялось обстоятельное обсуждение развития ситуации в Ливане. При этом с российской стороны была подтверждена поддержка суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности дружественной Ливанской Республики", - говорится в сообщении МИД по итогам встречи.

"Выражена также надежда на успешное завершение процесса утверждения нового состава ливанского правительства во главе с премьер-министром Хасаном Диябом в парламенте страны и начало практической работы по обеспечению долгосрочной финансово-экономической стабилизации Ливана. В этом контексте был констатирован неизменный настрой Москвы на дальнейшее укрепление многопланового взаимовыгодного сотрудничества с Бейрутом", - отметили в МИД.

Экономическая и финансовая ситуация в Ливане продолжает ухудшаться. Президент страны Мишель Аун еще в начале октября заявил, что страна страдает от финансовой блокады и санкций. Ощущается и дефицит валюты в банковском секторе. Приостановлены переводы на зарубежные счета, выдача долларов ограничена 1 тысячей в неделю, повышен процент комиссии при выдаче валюты наличными. Частные предприниматели отказываются принимать оплату по безналичному расчету. При этом рыночный курс ливанского фунта к доллару два месяца назад начал падать впервые за 30 лет и достигал 2500 фунтов за доллар, тогда как центробанк продолжает поддерживать прежний курс в 1515 фунтов.

В октябре на этом фоне начались антиправительственные демонстрации. Митингующие требуют экономических реформ и судебного преследования чиновников, замешанных в коррупционных схемах. В конце октября на фоне протестов подало в отставку правительство Саада Харири, после чего почти три месяца страна проживала в правительственном вакууме до объявления нового правительства Дияба 21 января.

Ливан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 января 2020 > № 3270259


Ливан. Франция. Италия. УФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 23 января 2020 > № 3276286

НОВАТЭК хочет разрабатывать шельф Ливана

НОВАТЭК в составе консорциума примет в апреле участие в тендере на разработку блоков шельфа Ливана, сообщил журналистам глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе. «Будем принимать участие», — сказал он, отметив, что компания интересуется также проектами и в других странах, однако детали раскрывать не стал.

Власти Ливана продлили до 30 апреля срок регистрации участников тендера на разработку второй очереди шельфовых месторождений нефти и газа в исключительной экономической зоне в Средиземном море.

Первый лицензионный тендер на разработку углеводородов на двух шельфовых блоках в феврале 2018 года выиграли французская компания Total (40% доли, оператор проекта), итальянская Eni (40%) и российской НОВАТЭК (20%). Запасы углеводородов в Левантийском осадочном бассейне (Восточное Средиземноморье) могут составлять 3 трлн кубометров газа и 850 млн баррелей нефти.

НОВАТЭК и его партнеры, уточняет ТАСС, будут иметь право заниматься геологоразведкой в течение пяти-десяти лет. Если коммерческие запасы подтвердятся, то члены консорциума должны будут представить правительству Ливана план их освоения, и после его утверждения смогут получить право на добычу газа и нефти в течение 25 лет с правом продления.

Ливан. Франция. Италия. УФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 23 января 2020 > № 3276286


Ливан > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 21 января 2020 > № 3265654

Михаил Алаеддин. Ливанский парламент рассмотрит проект бюджета на 2020 год на неделю позже запланированного, подобное решение, вероятно, принято в связи с ожиданием объявления нового правительства, считает депутат от Прогрессивно-социалистической партии Ливана Биляль Абдаллах.

Спикер парламента Ливана Набих Беррии ранее заявил, что рассмотрение бюджета, назначенное на 22 и 23 января, переносится на 27 и 28 числа.

"Заседание на следующую неделю перенесли. Я полагаю, они ждут объявления нового правительства и потом будут обсуждать бюджет. Есть сомнение и в том, что оно состоится на следующей неделе", - сказал Абдаллах.

Экономическая и финансовая ситуация в Ливане продолжает ухудшаться. Президент Мишель Аун еще в начале октября заявил, что страна страдает от финансовой блокады и санкций. Ощущается и дефицит валюты в банковском секторе. Приостановлены переводы на зарубежные счета, выдача долларов ограничена до тысячи в неделю, повышен процент комиссии при выдаче валюты наличными. Частные предприниматели отказываются принимать оплату по безналичному расчету. При этом курс ливанского фунта к доллару два месяца назад начал падать впервые за 30 лет. Сейчас он достиг отметки в 2400 фунтов за доллар, тогда как Центробанк продолжает поддерживать прежний курс в 1515 фунтов.

В октябре на этом фоне начались антиправительственные демонстрации. Митингующие требуют экономических реформ и судебного преследования чиновников, замешанных в коррупционных схемах. Правительство Саада Харири 29 октября подало в отставку, но демонстрации не прекратились. Страна более двух месяцев остается в политическом вакууме: президент назначил нового премьер-министра — Хассана Дияба, однако новое правительство, удовлетворяющее все политические стороны, сформировать пока не удалось.

Ливан > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 21 января 2020 > № 3265654


Ливан. Франция. Италия. УФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 января 2020 > № 3272815

Есть время подумать

Власти Ливана продлили до 30 апреля срок регистрации участников тендера на разработку второй очереди шельфовых месторождений нефти и газа в исключительной экономической зоне в Средиземном море, сообщило агентство Al-Watania, ссылаясь на заявлении и. о. министра энергетики и водных ресурсов республики Неды Бустани. По ее слова, «такое решение принято после обращений ряда зарубежных компаний, которые попросили увеличить временной период для подготовки необходимой документации». Ранее регистрация участников тендера на разработку блоков 1, 2, 5, 8 и 10 в исключительной экономической зоне Ливана заканчивалась 31 января.

Смещение сроков проведения нового тендера, подчеркнула Бустани, не отразится на планах разведочного бурения на блоке 4. К нему должны приступить в январе участники консорциума в составе французской компании Total, итальянской Eni и российской НОВАТЭК, которые выиграли первый лицензионный тендер в феврале 2018 года.

Работы, уточнила и. о. министра энергетики Ливана, начнутся после прибытия из Египта буровой станции Tungsten Explorer и продлятся два месяца. «Потребуется еще два месяца для оценки результатов бурения, которые должны подтвердить коммерческую целесообразность разработки запасов углеводородов», — отметила Бустани.

Президент республики Мишель Аун, напоминает ТАСС, в речи 21 ноября 2019 года высказал надежду, что 2020 год станет «годом экономической независимости Ливана» благодаря началу освоения шельфовых месторождений нефти и газа. По словам президента, их разработка кардинально изменит ситуацию в ливанской экономике.

Ливан. Франция. Италия. УФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 января 2020 > № 3272815


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 декабря 2019 > № 3224827

Основной претендент на пост премьер-министра Ливана Самир Хатыб заявил в воскресенье, что отказывается от этой должности, а сунниты страны хотят поручить формирование нового кабмина подавшему в отставку Сааду Харири.

"Я узнал от муфтия Абделлатифа Дерьяна, что в результате совещаний и контактов с мусульманами был достигнут консенсус о том, чтобы поручить Харири формирование правительства", - заявил Хатыб в телевизионном обращении после встречи с муфтием.

По его словам, он намерен сообщить об этом самому Харири.

Бывший ливанский премьер Саад Харири объявил о своей отставке 29 октября на фоне продолжающихся массовых антиправительственных демонстраций, которые начались 17 октября. Больше месяца политические силы в Ливане не могли достичь общего согласия о назначении на пост премьер-министра личности, которая бы удовлетворила все стороны.

На сегодняшний день основным претендентом на пост главы кабинета министров Ливана, по сообщениям ливанских СМИ, является бизнесмен Самир Хатыб. Хатыб является владельцем одной из крупнейших строительных компаний в стране и считается приближенным к Сааду Харири. Он же был партнером по бизнесу убитого в 2005 году премьера Рафика Харири (отца Саада Харири).

Также местные СМИ, ссылаясь на свои источники, утверждают, что политические силы в Ливане обсуждают возможность сокращения министерских кресел в правительстве с 30 до 24 с сохранением конфессионального баланса, также обсуждается предоставление министерских портфелей представителям гражданского движения.

Мирные антиправительственные демонстрации проходят по всему Ливану с 17 октября. Митингующие в первую очередь требуют экономических реформ и судебного преследования всех чиновников, замешанных в коррупционных схемах.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 декабря 2019 > № 3224827


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 декабря 2019 > № 3220555

Президент Ливана Мишель Аун объявил о проведении в понедельник, впервые после отставки правительства Саада Харири 29 октября, парламентских консультаций, необходимых для формирования нового правительства, сообщает в среду пресс-служба президентского дворца.

"Проведение парламентских консультаций, необходимых для назначения премьер-министра, уполномоченного формировать правительство, назначено на понедельник", - говорится в заявлении пресс-службы.

Бывший ливанский премьер Саад Харири объявил о своей отставке 29 октября на фоне продолжающихся массовых антиправительственных демонстраций, которые начались 17 октября. Больше месяца политические силы в Ливане не могли достичь общего согласия о назначении на пост премьер-министра личности, которая бы удовлетворила все стороны.

На сегодняшний день основным претендентом на пост главы кабинета министров Ливана, по сообщениям ливанских СМИ, является бизнесмен Самир Хатыб. Хатыб является владельцем одной из крупнейших строительных компаний в стране и считается приближенным к Сааду Харири. Он же был партнером по бизнесу убитого в 2005 году премьера Рафика Харири (отца Саада Харири).

Также местные СМИ, ссылаясь на свои источники, утверждают, что политические силы в Ливане обсуждают возможность сокращение министерских кресел в правительстве с 30 до 24 с сохранением конфессионального баланса, также обсуждается предоставление министерских портфелей представителям гражданского движения.

Ранее пресс-служба президента опровергла обвинения в адрес главы государства, связанные с нарушениями конституции и межконфессионального соглашения в связи с переговорами Ауна для общего согласия политических кругов по формированию нового правительства. Данному заявлению предшествовали обвинения экс-премьеров Ливана в адрес Ауна из-за неопределенности с датой парламентских консультаций для назначения премьера, они назвали подобные действия пренебрежением к требованиям народа.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 декабря 2019 > № 3220555


Далее...