Машинный перевод: ru en kk ky uz az de fr es zh-CN cs sk he ar tr sr hy et tk ?

Деловой Ливан

Polpred Обзор СМИ. На 25.02.2021 статей 2802, из них 127 материалов в Главном в т.ч. 34 интервью 30 Персон. Банковские отчеты из ближневосточного центра. См. Всего статей с упоминаниями 18527 бета-версия. Как пользоваться.

Платный интернет-доступ, Ливан 12 месяцев с любого дня, ежедневное пополнение, архив 20 лет, 49 тыс. руб. Подписка.

ОтраслиАвиапром, автопром статей 35 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 25.2.2021 читателями скачано статей 212Агропром 78 / 1040Алкоголь 1 / 3Армия, полиция 819 / 6387Внешэкономсвязи, политика 1220 / 9378Госбюджет, налоги, цены 87 / 754Легпром 2 / 76Леспром 1 / 2Медицина 22 / 240Металлургия, горнодобыча 3 / 17Миграция, виза, туризм 126 / 834Недвижимость, строительство 34 / 117Нефть, газ, уголь 114 / 969Образование, наука 31 / 87Приватизация, инвестиции 18 / 56СМИ, ИТ 86 / 508Судостроение, машиностроение 4 / 16Таможня 2 / 6Транспорт 34 / 426Финансы, банки 40 / 127Химпром 3 / 41Экология 28 / 399Электроэнергетика 12 / 28

Федокруга РФ, страны, территории, регионы
Топ
Алфавит


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Ливан» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 25.02.2021 размещено 127 важных статей, в т.ч. 30 VIP-авторов, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны


Погода:

Точное время:
Бейрут: 10:00

lebanon.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (134)

Экономика (13) • Агропром (3) • Внешняя торговля (25) • Законодательство (4) • Инвестиции (4) • Книги (5) • Культура (1) • Медицина (2) • Недвижимость (4) • Образование, наука (13) • Политика (1) • СМИ (6) • Строительство (2) • Таможня (2) • Транспорт (2) • Туризм, виза (19) • Финансы (29) • Экология (1) • Энергетика (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловой Ливан»

Экономика и связи Ливана с Россией →

Новости Ливана

Полный текст |  Краткий текст


Ливан > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 18 ноября 2020 > № 3563744

Ливан вводит антидемпинговые пошлины на алюминиевую продукцию

Согласно официальным данным ливанских властей, правительство Ливана опубликовало итоговое решение Министерства экономики и торговли по результатам антидемпингового расследования поставок в страну алюминиевой продукции. Согласно данному решению, вводится трехлетняя антидемпинговая пошлина на алюминиевую продукцию из Китая, ОАЭ, Египта и Саудовской Аравии.

Антидемпинговые тарифы для Китая составят 28% на первый год, 25% – на второй год и 20% – на третий год.

Ливан > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 18 ноября 2020 > № 3563744


Ливан. Израиль > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > neftegaz.ru, 15 октября 2020 > № 3537729

Израиль и Ливан начали переговоры о демаркации морской границы

1й раунд переговоров между делегациями Ливана и Израиля по демаркации морской границы прошел 14 октября 2020 г. в г. Эн-Накура, где находится штаб-квартира Временных сил ООН в Ливане (ВСООНЛ).

Об этом сообщил официальный представитель ВСООНЛ А. Тененти.

Переговоры начались после 10:00 по местному времени и шли чуть больше часа.

Это - первые за 30 лет контакты такого рода между представителями Израиля и Ливана.

Об итогах 1го раунда переговоров не сообщается.

Следующая встреча должна состояться 28 октября 2020 г.

Миротворцы предоставили площадку для переговоров и взяли на себя обеспечение безопасности.

В роли куратора переговоров выступил специальный координатор ООН по Ливану Я. Кубиш.

В г. Эн-Накура прибыл также помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Д. Шенкер, осуществлявший с 2019 г. посредническую миссию между сторонами.

Ливанскую делегацию возглавил бригадный генерал ВВС Б. Ясин, в нее входит полковник ВМС М. Басбус, эксперт нефтяной администрации Ливана В. Шбат и эксперт по пограничным вопросам Н. Мессихи.

Президент Ливана М. Аун на встрече с членами делегации 13 октября 2020 г. подчеркнул, что переговоры с Израилем носят технический характер и не должны выходить за эти рамки.

Он выразил надежду на то, что будет найдено справедливое решение, которое обеспечит суверенные права ливанского народа.

Спецкоординатор ООН по Ливану Я. Кубиш в свою очередь заявил на встрече с президентом М. Ауном, что видит свою задачу в том, чтобы содействовать успешному проведению переговоров.

В штабе миротворцев в г. Эн-Накура после конфликта 2006 г. проводятся на регулярной основе 3-сторонние встречи между военными делегациями Ливана, Израиля и командованием ВСООНЛ, которые посвящены поддержанию режима прекращения огня.

Ранее спикер парламента Н.Берри заявил, что переговоры в г. Эн-Накура не означают нормализации отношений с Израилем и не приведут к мирному договору.

Тем не менее, в случае их успеха будет подписано 2-стороннее пограничное соглашение, что принесет экономическую выгоду Ливану.

В соответствии с условиями перемирия от 1949 г. была определена только сухопутная граница между Ливаном и Израилем, но ливанская сторона требует ее корректировки в 13 точках.

Формально страны остаются в состоянии войны, и проблема демаркации границы на море особенно чувствительна, потому что на шельфе могут находиться месторождения углеводородов.

Разногласия между Ливаном и Израилем касаются шельфового Блока 9 в Средиземном море, где предположительно имеются крупные запасы нефти и газа.

Речь идет о спорном участке в 856 км2, каждая сторона считает его частью своей исключительной экономической зоны (ИЭЗ).

Урегулирование спора о границе может привлечь в Ливан дополнительные инвестиции, необходимые стране на фоне экономического кризиса.

Неопределенность и возможность потенциального военного конфликта из-за спорного Блока затрудняет работу международных компаний, которые готовы заниматься разработкой месторождений.

Консорциум в составе Total, Eni и НОВАТЭКа планирует приступить к разведочному бурению на нефть и газ на морском шельфе в районе Блока 9 в конце 2020 г.

Консорциум выиграл 1й лицензионный тендер в Ливане в 2018 г. и провел пробное бурение на шельфовом Блоке 4 в феврале 2020 г.

Однако проведение буровых работ на Блоке 9 было перенесено на 2ю половину 2020 г. из-за пандемии коронавируса.

Ливан. Израиль > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > neftegaz.ru, 15 октября 2020 > № 3537729


Ливан. Азербайджан. Армения > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 октября 2020 > № 3515911

Между Арцахом и Карабахом: как ливанские армяне участвуют в войне (Al Modon, Ливан)

В Бурдж-Хаммуде, населенном армянами пригороде Бейрута, все хотят знать, что происходит в Нагорном Карабахе. Этот регион для них воплощает память армянской нации о геноциде. Вот почему все больше армян из разных уголков мира сегодня съезжаются на Кавказ, чтобы «защищать родину».

Армяно-азербайджанские бои идут в тысяче километров от Бурдж-Хаммуда, но расстояние ничего не значит, так как в Ереване все происходит вопреки естественным законам: в мирное время молодёжь покидает родину, а во время войны возвращается

Надер Фоуз, Al Modon, Ливан

Сегодня в Бурдж-Хаммуде мы не наблюдаем картины, типичной для густонаселенного армянами пригорода, где люди собираются вокруг радио или телевизора, чтобы послушать новости о войне. В условиях ливанского кризиса этот район обременен другими повседневными экономическими и социальными проблемами, но на балконах и дверях магазинов по-прежнему видны армянские флаги. И если двое встречаются, то языком их общения непременно будет армянский.

В Бурдж-Хаммуде всем интересно, что происходит на фронте, ведь Нагорный Карабах — это проблема родной страны и всей армянской нации, хранящей в памяти геноцид и постоянную битву за право на жизнь.

Родина

Конфликт двух государств вокруг региона Арцах, что на армянском означает «сад бога Ара» (турецкое название — Карабах, «черный сад»), перерос в региональное противостояние. В этом конфликте мы наблюдаем пересечение армянского и турецкого вопросов, христианства и ислама, шиизма и суннизма, иранского и турецкого влияния, роль российских интересов, газовых, нефтяных и торговых маршрутов и другие факторы, связывающие Чёрное море с Каспийским. Во всех этих обстоятельствах армянское население Ливана делает акцент на защите «родины».

Борьба за выживание

Под мостом, разделяющим Бурдж-Хаммуд и район Набаа, новые краски не отражают, что на самом деле переживает крупнейший пригород Восточного Бейрута. Найти выход из переплетения узких улочек не так уж и просто. Там можно увидеть скопление лавочек и других зданий, старинные ремесленные мастерские, магазины антиквариата, места, где ремонтируют самые крошечные часы и самые крупногабаритные автомобили. Жители так называемых «популярных кварталов» говорят в один голос: «Мы участвуем в борьбе за выживание, которая продолжается уже сто лет». Независимо от возраста, все они преданы Армении и считают ее своей родиной.

Это неразрывные узы, основанные на языке, этнической принадлежности, обычаях и культуре. Они говорят по-армянски, хотя долгие десятилетия были вынуждены также говорить на искаженном, но понятном арабском языке. Жители этого района учатся в армянских школах, играют в армянских клубах, делают покупки и живут в армянских кварталах. Они — армяне и в то же время ливанцы.

Участие в войне

В Бурдж-Хаммуде находится самая длинная улица Бейрута. Она тянется три километра от Доры до Гемайзе. Там расположена столица армянского государства в Ливане, там смешиваются языки и национальности: ливанцы, сирийцы, иракцы, а также общины из Эфиопии, Шри-Ланки и других мест. Но преобладают все равно армяне.

Кто-то говорит: «Армения переживает кризис, и, пока она в кризисе, мы тоже переживаем кризис». Родине не нужны военные, хотя десятки армянских семей покинули эти кварталы и уехали в Ереван, желая присоединиться к миссии по защите армянского народа. Это в порядке вещей для жителей Бурдж-Хаммуда: «Мы и здесь, и там, мы разбросаны по всему миру. Мы — единый народ, защищающий свое право на существование». В этом нет ничего нового, так как в начале 1990-х годов сотни ливанских армян уехали в Армению для участия в войне, хотя сегодня она другая.

Десятки бойцов

Тони Ариян, активист Свободного патриотического движения, покинул Ливан два дня назад. Он поехал в Армению самостоятельно, без помощи партии. Он рассказал Al Modon: «Я прибыл в Арцах несколько часов назад, с собой взял фотоаппараты. Я приехал не воевать, а поддержать свой народ. Я ливанец, и я армянин».

Ранее активиста обвиняли в участии в боевых действиях в Сирии и акциях протеста у здания посольства Турции в Бейруте. По его словам, армянское государство обладает суверенитетом и собственной армией, и он, разумеется, не имеет права носить там оружие. Поэтому он посетил лишь несколько убежищ: «Я не добрался до линии фронта, так как мой долг — оказать моральную поддержку».

Источники из Армении подтвердили Al Modon: «На прошлой неделе десятки молодых армян покинули Бейрут и направились в Армению с намерением сражаться и защищать страну в знак верности и поддержки своего народа». Большинство из них, согласно тем же источникам, остались в Ереване, и власти Армении не разрешили им отправиться к границе.

Призыв резервистов

Глава армянской партии «Рамкавар» в Ливане Сивак Акопян заверяет Al Modon, что никто в Ливане не занимается организацией отправки молодых людей на войну в Армению. По его словам, молодежь, желающая поехать туда, делает это без участия ливанских партий и организаций.

В связи с этим Акопян отметил: «Многие из них имеют ливанское и армянское гражданство, кто-то проходил военную службу в Армении и теперь готов выступить резервистом, так как армянские власти призвали военнослужащих в запасе. При этом отъезд ливанских армян в Ереван на самом деле не является уникальным явлением — туда отправляются армяне из многих стран в самых разных уголках мира. Если говорить о цифрах, то число покинувших Ливан невелико по сравнению с количеством прибывших из Америки или Европы».

Как отметил Акопян, за последние две недели большинство рейсов из Бейрута в Ереван были заполнены, и это серьезный показатель. Когда наступает мир, армяне покидают Ереван, а когда разгорается война, они возвращаются.

Столетняя война

С другой стороны, генеральный секретарь партии «Дашнакцутюн» в Ливане Акоп Пакрадунян утверждает: «Армяне считают продолжающийся конфликт войной против армян во всем мире, и ответственность за защиту Армении — своей ответственностью».

Что касается организации движения в защиту Армении в Ливане, Пакрадунян отметил, что за эту страну сражается регулярная армия, а в добровольцах нет необходимости. В то же время «каждый считает себя военнослужащим армянской армии».

Пакрадунян добавил: «В Ливане наблюдаются энтузиазм и желание защищать свой народ и родину, поскольку это главная война Армении за сто лет. Если мы ее проиграем, это будет значить успех геноцида. У нас нет планов по призыву добровольцев или привлечению бойцов, но есть молодые люди, отправляющиеся в Армению самостоятельно. Разумеется, могут потребоваться врачи, медсестры или медикаменты, и необходимо организовать кампании в поддержку армян, а число уехавших в Ереван не превышает 30-40 человек».

С 2018 года и до сегодняшнего дня наблюдается миграция из Ливана в Армению. Как сообщают армянские источники, от 2 до 2,2 тысяч армян переехали в Ереван на постоянное место жительства. Кто-то поехал работать, а кто-то привез с собой капитал и начал инвестировать. Они покинули Ливан до экономического кризиса, революции 17 октября и взрывов 4 августа, а Армения приветствовала их в новой борьбе за выживание.

Ливан. Азербайджан. Армения > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 октября 2020 > № 3515911


Ливан. Израиль. ООН > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > neftegaz.ru, 2 октября 2020 > № 3515341

Ливан заявил о возможности заключения рамочного соглашения с Израилем по демаркации границы

Спикер однопалатного парламента Ливана Н. Берри объявил о заключении рамочного соглашения с Израилем по демаркации морской и сухопутной границы.

Об этом Н. Берри сообщил в ходе пресс-конференции во дворце Айн-Тина.

Он заявил, что при участии США было достигнуто соглашение о проведении непрямых переговоров в штаб-квартире Временных сил ООН в Ливане.

Цель переговоров - демаркация (обозначение) морской и сухопутной границы.

Если переговоры пройдут успешно, будет подписано двустороннее пограничное соглашение.

Н. Берри отметил, что это будет выгодно для Ливана.

Пресс-служба израильского министерства энергетики подтвердила факт возможного проведения переговоров после 9 октября.

Переговоры могут начаться после завершения еврейского праздника Суккот на базе штаб-квартиры Временных сил ООН в Ливане в Эн-Накуре.

С израильской стороны в переговорах будет участвовать министр энергетики Ю. Штайниц.

Цель Израиля - завершить спор о демаркации экономических вод между Израилем и Ливаном.

Израиль с нетерпением ждет переговоры.

Напомним, после конфликта в 2006 г. в штабе миротворцев ООН в Эн-Накуре регулярно проводятся встречи между военными делегациями Ливана и Израиля.

На них обсуждается поддержание режима прекращения огня.

Формат был выбран по предложению ливанской стороны для ведения переговоров по демаркации границы, Израиль принял предложение Ливана.

Сообщается, что Ливан имеет ряд замечаний по поводу установленной ранее линии прекращения огня в 13 точках.

Это касается в т.ч. точек в порту Эн-Накура и Эдейсе.

Там Израиль соорудил заградительную стену.

В вопросах морской границы Ливан отвергает израильские претензии на шельфовый блок 9 в Средиземном море.

Предположительно там залегают крупные запасы углеводородов на площади в 856 м2.

И Ливан, и Израиль считают эту территорию частью своей исключительной экономической зоны (ИЭЗ).

Конфликт обострился в 2017 г., когда Ливан выставил на торги Блок 9.

В январе 2018 г. Ливан по итогам 1го лицензионного раунда подписал соглашения о разведке и добыче на Блоках 4 и 9 на шельфе Средиземного моря с консорциумом в составе НОВАТЭКа, Total (оператор) и Eni, который планировал там геологоразведочные работы (ГРР) в 2019 г.

Израиль посчитал, что границы лицензии заходят в его ИЭЗ.

Ливан же настаивает, что граница между ИЭЗ Израиля и Кипра была проведена в ущерб Ливану и должна проходить на несколько градусов южнее.

14 августа Бейрут посетил заместитель госсекретаря США Д. Хейл

Он согласовал с ливанским спикером, ведущим пограничное досье с Израилем, последние пункты проекта рамочного соглашения по демаркации границы между соседями.

Основной посредник между Ливаном и Израилем - помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Д. Шенкер.

Ливан. Израиль. ООН > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > neftegaz.ru, 2 октября 2020 > № 3515341


Ливан. Израиль. ОАЭ. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 29 сентября 2020 > № 3515364 Лаури Хайтаян

Эксперт: Сближение с Израилем — это подготовка стран Персидского залива к пост-нефтяной фазе

Соглашение о нормализации отношений между Израилем, ОАЭ и Бахрейном укрепит коалицию, которая была сформирована в Восточном Средиземноморье

В сентябре Израиль, ОАЭ и Бахрейн подписали соглашение о нормализации отношений. Лаури Хайтаян, известный ливанский эксперт по нефти и газу на Ближнем Востоке и в Северной Африке, считает, что это соглашение не только ставит политические цели и направлено на изоляцию Ирана в регионе, но и свидетельствует о подготовке стран Персидского залива к переходу к пост-нефтяной фазе. Материал подготовлен специально для «НиК».

— Как сближение Израиля с ОАЭ и Бахрейном повлияет на энергетический рынок Ближнего Востока?

— Есть много идей, которые крутятся вокруг энергетического сотрудничества между Израилем и ОАЭ, переговоров и первоначальных дискуссий о возможностях транспортировки нефти Персидского залива по трубопроводу из ОАЭ в Саудовскую Аравию, а затем в порты Израиля. Цель — обойти Ормузский пролив или другие «слабые» места в различных морских коридорах в регионе по соображениям безопасности, связанным с напряженностью между странами Персидского залива и Ираном, и небезопасной обстановкой в зоне других проливов, по которым нефть Персидского залива транспортируется в Средиземное море. В настоящее время это всего лишь идеи.

В ближайшее время ничего конкретного не произойдет, по крайней мере, до тех пор, пока Саудовская Аравия не подпишет мирное соглашение с Израилем. Но сделка между Израилем и ОАЭ укрепит коалицию, которая была сформирована в Восточном Средиземноморье через Восточно-Средиземноморский газовый форум (EMGF) между Египтом, Израилем, Грецией, Кипром, Палестиной, Иорданией и Италией, который поддерживается ЕС и особенно Францией. Поскольку существует сотрудничество между Египтом, Францией и ОАЭ в Ливии, это новое мирное соглашение поможет укрепить отношения между странами Персидского залива и Восточного Средиземноморья. Следовательно, страны Персидского залива могут помочь инвестировать во многие общие проекты, которые намечает Восточно-Средиземноморский газовый форум.

— Есть мнение, что, инициировав переговоры о нормализации отношений между Израилем, ОАЭ и Бахрейном, США оказывают давление на Иран и его нефтяную промышленность. Вы как считаете?

— Определенно, это мирное соглашение является стратегическим политическим шагом, направленным на изоляцию Ирана в регионе. Это имеет больше политических последствий и последствий для безопасности, чем экономических.

Он не нацелен на нефтегазовый сектор Ирана, но нацелен на то, чтобы остановить угрозу Ирана для Персидского залива и Израиля.

— Связано ли каким-то образом сближение арабских стран с Израилем с кризисом в этих странах после падения цен на нефть?

— Сделка не связана напрямую с падением цен на нефть. Она скорее связана с созданием новой политической коалиции, как я уже сказала, против амбиций Ирана в регионе и открытием дверей для новых экономических возможностей, которые появятся на Ближнем Востоке благодаря нормализации, которая свяжет Восточное Средиземноморье с Персидским заливом и превратит их в центр торговых взаимоотношений между рынками Европы и Азии.

Странам Персидского залива будет очень важно подготовиться к переходу к пост-нефтяной фазе. И, определенно, это плюс для президента Трампа. Даже если он не добьется успеха на предстоящих выборах, он определенно будет заинтересован в инвестировании в эти страны, как бизнесмен, в качестве жеста признания того, что эти страны помогли ему достичь части его мирного плана для Ближнего Востока, что было названо «сделкой века».

— Что происходит со странами Ближнего Востока при нынешних ценах на нефть? Какие меры предпринимают нефтедобывающие страны?

— Как мы знаем, многие страны Ближнего Востока зависят от нефти и газа, как основного источника доходов, поэтому низкие цены повлияли на их бюджеты, а также на их расходы и проекты, которые они уже запланировали. Разные страны использовали разные инструменты для жизни в новой реальности. Многие страны были вынуждены сократить расходы, например, Алжир и Оман. Другие, такие как Саудовская Аравия, использовали свои фонды национального благосостояния и повысили налоги. Катар предпочел взять деньги в долг.

— Как «дружба» Китая с Ираном и полулегальные закупки сырья Пекином отражаются на Ближнем Востоке?

— Любое соглашение, особенно соглашение по нефти и газу между Китаем и Ираном, вызывает беспокойство у других стран, особенно у тех, кто продает сырье в Китай, потому что всегда существует конкуренция за долю на рынке, а Азия является основным потребителем, особенно для производителей Персидского залива. Никто не любит конкуренции.

— Ближневосточные страны ОПЕК возвращаются к политике скидок на свою нефть после слабого летнего сезона. Поможет ли это как-то улучшить ситуацию со спросом?

— Единственный способ улучшить ситуацию со спросом — это восстановление экономики и преодоление кризиса в области здравоохранения из-за Covid-19, который оказывает прямое влияние на экономику во всем мире. V-образное восстановление, которое ожидалось во всем мире, не случилось. Напротив, мы наблюдаем разнонаправленные движения экономик: одни открываются, другие закрываются. Ни восстановление, ни меры по предотвращению второй волны Covid-19 не синхронизированы, и в связи с неопределенностью вокруг вакцины ожидаемого быстрого восстановления не произойдет. Следовательно, спрос будет оставаться слабым, что бы ни случилось.

Мы все еще находимся в ситуации, когда спрос контролирует цены на нефть.

— Миллионы непроданных баррелей остаются в танкерах. Нефтетрейдеры сталкиваются с дилеммой: либо продлить хранение, зафрахтовав суда и превратив их в «плавучие канистры», либо попытаться продать их, рискуя обрушить цены на хрупком рынке. Что правильнее в этой ситуации?

— Китай покупал, чтобы накопить побольше, но и он уже не покупает больше, потому что переживает экономический подъем. Мы видели, что спрос со стороны Китая рос летом, но нефть покупалась больше для хранения, чем для использования в экономике. Рынки очень хрупкие, и именно поэтому мы стали свидетелями встречи ОПЕК+ на прошлой неделе, на которой министр энергетики Саудовской Аравии снова очень жестко отнесся к соблюдению требований и подчеркнул, что все должны подчиняться, нет места несоблюдению, потому что рынок все еще хрупкий.

Необходимо учитывать, что теперь существует вероятность того, что от 200 тыс. до 300 тыс. баррелей ливийской нефти могут вернуться на рынок. Мы все ждем конца года, чтобы увидеть, где окажутся рынки. Все прогнозы таковы, что рынки не восстановятся должным образом, и поэтому будет интересно посмотреть, как будет действовать ОПЕК+. Будет ли реализовано то, что было согласовано в апреле 2020 года, или будет решено сохранить сокращения на текущем уровне до тех пор, пока рынок не восстановится? Увидим.

Зарубежный корреспондент ИРТТЭК Михаил Вакилян

Ливан. Израиль. ОАЭ. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 29 сентября 2020 > № 3515364 Лаури Хайтаян


Ливан. Кипр > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 сентября 2020 > № 3498313

Project Syndicate (США): новый кризис в Восточном Средиземноморье

Ситуация в Восточном Средиземноморье грозит новым миграционным кризисом и эскалацией региональных противоречий, и сейчас она напряжена сильнее, чем за многие предыдущие годы, уверены авторы статьи. У них есть рекомендации, как остановить развитие событий по худшему сценарию.

Хришабх Сандилия (Hrishabh Sandilya), Кириаки Чатципанагиоту (Kyriaki Chatzipanagiotou), Сара Моршеймер (Sarah Morsheimer), Project Syndicate, США

Никосия — В начале сентября шесть лодок с сирийскими и ливанскими мигрантами отплыли из северного Ливана и попытались причалить на Кипре. Эта цифра может показаться небольшой, но она в шесть раз больше, чем общее количество судов с мигрантами, которые отправились из Ливана на Кипр за весь прошлый год. Быстроходная лодка может пройти 100 морских миль, разделяющих город Триполи и скалистый мыс Греко на юго-востоке острова, за шесть часов. А поскольку правительство Ливана погружено в хаос, эти спокойные и практически безнадзорные воды являются мечтой контрабандиста.

Размер лодок невелик, поэтому пока что этот путь проделали лишь несколько десятков человек. Тем не менее, киприоты уже начали предпринимать сомнительные с правовой точки зрения ответные действия. В нарушение Конвенции ООН о статусе беженцев (1951 год), а также принципа невысылки беженцев, власти Кипра блокируют лодки в море и возвращают «экономических мигрантов» в Ливан, заявляя, что они договорились об этом с ливанским правительством.

В реальности же Кипр просто не готов новому притоку беженцев. Его миграционные лагеря, похожие на тюрьмы, уже переполнены, а система предоставления убежища представляет собой дебри из византийской бюрократии и запутанного законодательства. Обработка заявлений о предоставлении убежища занимает сейчас от трёх до пяти лет. И хотя правительство недавно попыталось принять новые законы, чтобы разгрести эти завалы, озабоченность по поводу соблюдения прав беженцев и надлежащих процедур сохраняется.

Несмотря на выражение общественной поддержки Ливану после колоссального августовского взрыва в порту Бейрута, на Кипре и в других странах мало кто хочет принимать дополнительных беженцев. Но ситуация в Ливане становится всё более нестабильной. В разрушенном порту Бейрута 10 сентября вспыхнул новый сильный пожар, усилив смятение в уже и так травмированной стране.

Геополитическая ситуация в Восточном Средиземноморье редко бывает спокойной, но в последние месяцы она становится горячей даже по региональным стандартам. Политики Ливана по-прежнему полностью преданы своим иностранным хозяевам и, по сути, превратили внутреннюю политику в стране в заложницу региональных геополитических игр. В результате Ливан страдает от бесконечных экономических кризисов, а положение правительства стало настолько отчаянным, что в прошлом году оно попыталось ввести налог на сообщения в WhatsApp.

А затем произошёл августовский взрыв, уничтоживший значительную часть запасов продовольствия в стране и нанёсший почти фатальный удар по народному духу. Многие страны, включая Кипр, быстро предоставили Ливану гуманитарную помощь, лекарства, продовольствие; они помогают в ремонте инфраструктуры и восстановлении потенциала государства. Однако стране нужна устойчивая международная поддержка в течение многих лет, чтобы восстановить всё то, что было утрачено.

Тем временем пандемия сovid-19 продолжит усугублять негативные последствия беспорядочной внутренней политики Ливана, его подверженности внешнему давлению, а также хаоса в экономике. Такой идеальный шторм вполне может спровоцировать массовый исход ливанских граждан, не говоря уже о миллионах беженцев из Сирии и Палестины, которые нашли шаткий приют в стране.

Хуже того, пока международное сообщество отвлеклось на пандемию, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган реализует неосманский проект по расширению влияния Турции в регионе, ведя прокси-войны, заявляя права на месторождения газа, превращая музеи в мечети и угрожая Европе новыми волнами мигрантов. Премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис занял твёрдую позицию и оспаривает присутствие турецких геологоразведочных судов в спорных водах, поэтому Кипр оказался между двух огней.

Не менее напряжённая политическая динамика наблюдается внутри Евросоюза, где переговоры о Брексите близки к провалу, а закрытие границ из-за пандемии ставит под вопрос будущее европейской Шенгенской зоны.

Ожидается, что наступление холодной погоды усилит пандемию сovid-19, а суровая зима приведёт к серьёзным проблемам в Ливане, поэтому для Кипра, Греции, Турции и Евросоюза было бы логично начать подготовку к потенциальной новой волне беженцев из стран Леванта. В худшем сценарии передвижение мигрантов через ледяные воды и холодные земли будет сочетаться с убийственной зимней волной сovid-19, что создаст ещё более серьёзные гуманитарные проблемы в восточном Средиземноморье.

Приготовления, предпринятые уже сейчас местными, региональными, национальными и международными властями, позволили бы смягчить этот кризис. Наш собственный опыт на Кипре (наряду с общемировым опытом) свидетельствует, что инновационные подходы с опорой на технологии и на признание роли мигрантов в совместной выработке реализуемых на практике решений являются лучшим способом поддержать их. Работа «Акселератора Целей устойчивого развития» с предпринимателями-беженцами в Стамбуле наглядно демонстрирует реальный потенциал такого подхода.

В ближайшее время, наверное, будет невозможно заниматься всесторонними новыми стратегиями, но, по крайней мере, ЕС может начать выделять существенные чрезвычайные средства на поддержку местных и национальных органов власти в Восточном Средиземноморье. На Кипре (и, возможно, на некоторых из восточных островов Греции) лагеря по приёму беженцев следовало бы оснастить необходимым базовым оборудованием, а также расширить их, чтобы обеспечить максимально возможное физическое дистанцирование. Можно было бы также нанять временных сотрудников и переводчиков, чтобы помочь ускорению процесса рассмотрения заявок беженцев.

Помимо базовой оперативной готовности, необходима конкретная, локально-ориентированная гуманитарная помощь, а также проведение информационных кампаний в северном Ливане, на Кипре, в Греции и странах ЕС: пресса должна освещать проблемы так, чтобы вызывать у общества чувство эмпатии. У Кипра и Греции должна быть возможность довериться принципу европейской солидарности, который требует, чтобы беженцы из Ливана и вообще стран Леванта пропорционально расселялись в других странах ЕС. И, конечно, любые договорённости потребуют одобрения Эрдогана, поскольку Турция контролирует Северный Кипр.

Ситуация в Восточном Средиземноморье, грозящая потенциальным миграционным кризисом и эскалацией региональных противоречий, сейчас напряжена сильнее, чем за многие годы. Если события будут разворачиваться по худшему сценарию, Европу ждут печальные последствия с точки зрения её безопасности на юго-восточном фланге. Евросоюз обязан ответить на этот вызов и найти общую почву для налаживания регионального сотрудничества. Недавний пожар, уничтоживший миграционный лагерь в Мории на греческом острове Лесбос, стал ярким напоминанием о том, как быстро нынешнее подобие стабильности может превратиться в дым.

Авторы статьи проводят сейчас системную оценку влияния covid-19 на мигрантов, находящихся на Кипре, в рамках проекта «Феникс». Четвёртый участник этой научной работы — Тина Микканен.

Хришабх Сандилия — директор по развитию проекта «Феникс».

Кириаки Чатципанагиоту — аналитик и исследователь в области безопасности, Кипр.

Сара Моршеймер — исследователь проекта «Феникс» и специалист по глобальному праву Джорджтаунского университета

Ливан. Кипр > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 сентября 2020 > № 3498313


Ливан. ООН > Агропром. Транспорт > ukragroconsult.com, 7 сентября 2020 > № 3510755

Пропускная способность порта в Бейруте по перевалке зерновых культур после взрывов сократилась незначительно

Согласно оценкам экспертов ООН, пропускная способность порта в Бейруте по перевалке пшеницы и других зерновых культур после взрывов 4 августа сократилась до 20%, сообщает УкрАгроКонсалт со ссылкой на Reuters.

Суточная перевалочная способность порта до 4 августа оценивалась в 10-15 тыс. тонн пшеницы и других зерновых, однако после взрывов, которые разрушили часть порта и зерновых силосов, данный показатель сократился до 1,5-3 тыс. тонн в сутки. Это позволяет Всемирной продовольственной программе ООН поставлять в Ливан 12,5 тыс. тонн пшеничной муки или половину месячного объема потребления продукта в стране.

В целом ООН пока не видит предпосылок для возникновения продовольственного кризиса в Ливане. Частный сектор страны активно участвует в обеспечении внутреннего потребления пшеницы. Частные импортеры зерновых смогли перенаправить часть пшеницы в другие порты страны, в связи с чем ООН не будет поставлять 100 тыс. тонн пшеницы в Ливан в качестве чрезвычайной помощи.

УкрАгроКонсалт

Ливан. ООН > Агропром. Транспорт > ukragroconsult.com, 7 сентября 2020 > № 3510755


Ливан. ООН > Агропром > oilworld.ru, 4 сентября 2020 > № 3491585

Ливан: пропускная способность порта Бейрут по перевалке зерна сократилась до 20%

Согласно оценкам экспертов ООН, пропускная способность порта Бейрут по перевалке пшеницы и других зерновых культур после взрывов 4 августа сократилась до лишь 20%, сообщает Reuters.

В частности, суточная перевалочная способность порта Бейрута до 4 августа оценивалась в 10-15 тыс. тонн пшеницы и других зерновых, однако после взрывов, которые разрушили часть порта и зерновых силосов, данный показатель сократился до лишь 1,5-3 тыс. тонн в сутки. Это позволяет Всемирной продовольственной программе ООН поставлять в Ливан 12,5 тыс. тонн пшеничной муки или половину месячного объема потребления продукта в стране.

Тем не менее, в целом ООН пока не видит предпосылок для возникновения продовольственного кризиса в Ливане. Как отмечается частный сектор страны активно участвует в обеспечении внутреннего потребления пшеницы. В частности, частные импортеры зерновых смогли перенаправить часть пшеницы в другие порты страны, в связи с чем ООН не будет поставлять 100 тыс. тонн пшеницы в Ливан в качестве чрезвычайной помощи.

автор: АПК-Информ

Ливан. ООН > Агропром > oilworld.ru, 4 сентября 2020 > № 3491585


Ливан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > un.org, 4 сентября 2020 > № 3495839

Спустя месяц после взрывов в порту Бейрута ливанские дети остро нуждаются в помощи

В пятницу Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) призвал международное сообщество поддержать школьников, пострадавших в результате серии мощных взрывов в порту Бейрута. Многие из них лишились своих домов и возможности учиться. Они перенесли серьезные психологические травмы и нуждаются в помощи.

Взрывы, которые произошли 4 августа, привели к гибели и ранениям людей. Около трех тысяч жителей столицы остались без крыши над головой. Пострадал не только сам важнейший транспортный узел в регионе, но и значительная часть Бейрута. Так, были разрушены или повреждены, по меньшей мере, восемь тысяч зданий, в том числе в старых кварталах Геммайзе и Мар-Михаэль.

Восьмилетняя девочка Ханан живет в одном из кварталов бейрутского района Карантин, неподалеку от порта. После взрыва она плохо спит и ей снятся кошмары. «Я иначе чувствую себя после взрыва, - сказала Ханан сотрудникам ЮНИСЕФ. Мне все еще страшно и мне все еще снится взрыв. Это мешает мне уснуть».

По оценкам ЮНИСЕФ, в радиусе 20 километров от места взрыва живут 600 тысяч детей. Все они в той или иной мере переживают психологические проблемы, которые могут сказаться на их жизни в долгосрочной перспективе. Школы могли бы стать местом, где дети чувствовали бы себя в безопасности и делились бы своими переживаниям со сверстниками. Однако многие школы не смогут открыться в сентябре.

В результате взрыва повреждены здания 163 государственных и частных школ в Бейруте и в прилегающих районах. Это чревато тем, что 70 тысяч детей лишатся образования, а 7600 учителей - работы. Повреждены также здания 20 профессионально-технических училищ, в которых должны учиться 7300 студентов.

Из-за коронавируса и последствий взрывов в порту путь в школу закрыт

«Я не могу вспомнить, когда в последний раз ходил в школу, и теперь, когда моя школа разрушена, я не знаю, когда смогу в нее вернуться», - говорит 10-летний мальчик Абдулкарим, также проживающий в районе Карантин. Пока он ходит в парк, где играет и учится вместе с другими детьми под присмотром команды ЮНИСЕФ. Абдулкарим говорит, что парк – это не школа, но все равно общение с другими детьми помогает ему забыть пережитую трагедию.

Все школы Бейрута планировали начать занятия вовремя, но в связи с пандемией CОVID-19 чередовать очное и дистанционное обучение. Однако взрыв нарушил эти планы. Ряд школьных зданий разрушены или повреждены, а многие дети не имеют доступа к учебным материалам и интернету.

«Моя школа пострадала от взрыва, я не знаю, когда она снова откроется. Мне придется пропустить учебу. Я больше не смогу учиться или проводить время с учителями и друзьями», - объясняет маленькая Ханан.

В ЮНИСЕФ уверены, что образование может стать «спасательным кругом» для бейрутских детей, чья жизнь перевернулась в один день.

Детский фонд (ЮНИСЕФ) готов сделать все возможное для того, чтобы наладить систему образования Ливана и содействовать семьям с детьми, но без помощи доноров Фонду не обойтись.

«Во время бедствий образование может стать «спасательным кругом» для детей, чья жизнь была перевернута с ног на голову. В школе у детей есть ощущение нормальной жизни даже в условиях хаоса», - считает представитель ЮНИСЕФ в Ливане Юки Мокуо.

Она уверена, что сейчас самое главное - вернуть детей к школьным занятиям, хотя бы на расстоянии. В настоящее время ЮНИСЕФ работает со своими партнерами в районах, пострадавших от взрыва. Основное внимание уделяется восстановлению поврежденных школ. Один из проектов направлен на обучение учителей методам оказания психологической поддержки школьникам. Детский фонд разрабатывает также инновационные методы дистанционного обучения, способствует расширению доступа детей и учителей к интернету и снабжает их ноутбуками.

На сегодняшний день ЮНИСЕФ доставил в Бейрут 67 тонн гуманитарной помощи и закупил предметы первой необходимости непосредственно в Ливане. Фонд и его партнеры обеспечили восстановление подачи воды в более 155 зданий и установили более 870 водяных резервуаров в поврежденных домах.

В нынешних условиях Ливану очень нужна и помощь в борьбе с пандемией. ЮНИСЕФ доставляет в страну средства индивидуальной защиты и помогает организовать рутинную вакцинацию детей в центрах первичной медико-санитарной помощи.

«Прошел уже месяц после разрушительных взрывов, однако потребности в помощи по-прежнему огромны», - говорит Мокуо. По ее словам, для реализации проектов ЮНИСЕФ в Ливане в течение следующих трех месяцев Фонду необходимо собрать 50 миллионов долларов.

Одна из целей ЮНИСЕФ, соблюдая меры предосторожности в связи с COVID-19, - обучить подростков и молодых людей навыкам, которые позволят им участвовать в восстановлении Ливана.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > un.org, 4 сентября 2020 > № 3495839


Ливан. ООН > Экология > un.org, 1 сентября 2020 > № 3495846

В ООН опасаются химического загрязнения окружающей среды Бейрута и его окрестностей

В ООН выразили серьезную обеспокоенность по поводу экологических последствий недавних взрывов в порту Бейрута, в котором находилось много грузов с пестицидами, фармацевтическими препаратами, промышленными химикатами и другими опасными токсичными веществами.

Об этом сообщают из Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). Ее эксперты отмечают, что экологическая ситуация в прибрежных районах Ливана уже была опасной задолго до трагедии. А взрывы только усугубили химическое загрязнение.

Напомним, что серия взрывов произошла в бейрутском порту 4 августа. Пострадал не только сам важнейший в регионе транспортный узел, но и значительная часть столицы Ливана, включая лечебные и учебные заведения и другие объекты гражданской инфраструктуры. В результате разрушения порта образовалось огромное количество мусора из обломков - оценки варьируются от 100 тысяч 800 тысяч тонн.

Взрыв в Бейруте разрушил тысячи построек

В ООН опасаются, что химического загрязнения окружающей среды в Бейруте и в его окрестностях не избежать. В Бейрутском порту хранились пестициды, фармацевтические препараты, промышленные химикаты и различные типы тяжелых металлов. Эти химические вещества могут негативно повлиять на здоровье людей и привести к загрязнению почвы, воды и морской среды.

В Ливане очень мало земель, пригодных для захоронения опасных отходов, и отсутствуют какие-либо хранилища или объекты по их переработке. Ситуация усугубляется тем, что взрыв серьезно повредил одно из двух муниципальных предприятий по переработке бытовых отходов, обслуживающих Бейрут и весь горный Ливан.

Это означает, что сегодня большая часть мусора отправляется прямо на свалки. Если эта проблема не будет решена, то вскоре страна столкнется с еще одним серьезным кризисом.

ООН и Европейский союз совместными усилиями пытаются помочь Ливану организовать экологически безопасную уборку мусора и отходов и обеспечить их надлежащую утилизацию.

На сегодняшний день уже проведены предварительные оценки объема отходов и ущерба окружающей среде за пределами территории порта Бейрута, а также химического воздействия в самом порту. Всемирный банк подготовил предварительную оценку масштабов ущерба окружающей среде.

Предполагается, что для восстановления окружающей среды после взрыва понадобится более 100 миллионов долларов. Напомним, что на поддержку Ливана, пострадавшего в результате разрушительных взрывов, ООН запросила у доноров 565 млн долларов. Часть этих средств пойдет на восстановление столицы.

Эксперты ПРООН призывают сделать все для того, чтобы этот процесс был ориентирован на продвижение экологически чистого развития. В частности, они рекомендуют использовать солнечную энергию, принимать меры по повышению энергоэффективности, а при восстановлении зданий использовать эффективные изоляционные материалы и соответствующий дизайн.

Ливан. ООН > Экология > un.org, 1 сентября 2020 > № 3495846


Ливан. ЮНЕСКО > Образование, наука > un.org, 26 августа 2020 > № 3478998

ЮНЕСКО поможет Ливану с восстановлением школ и исторических объектов

Сегодня Генеральный директор ЮНЕСКО Одрэ Азуле прибыла с двухдневным визитом в Ливан, где она намерена посетить школы и осмотреть исторические здания Бейрута, которые были разрушены или серьезно повреждены в результате серии взрывов в столичном порту.

Взрывы, которые произошли 4 августа, привели к гибели и ранениям людей. Около трех тысяч жителей столицы остались без крыши над головой. Пострадал не только сам важнейший транспортный узел в регионе, но и значительная часть Бейрута. Так, были разрушены или повреждены, по меньшей мере, восемь тысяч зданий, в том числе в старых кварталах Геммайзе и Мар-Михаэль. В их числе - около 640 исторических объектов. Некоторые из них уцелели, но эксперты ЮНЕСКО опасаются, что из-за повреждений 60 исторических зданий могут в любой момент обрушиться.

По данным ЮНЕСКО, в результате взрыва повреждены здания около 160 государственных и частных школ в Бейруте и в прилегающих районах. Это чревато тем, что образования лишатся 85 тысяч детей.

«Ливанский народ может рассчитывать на поддержку ЮНЕСКО. Мы будем мобилизовать помощь и содействовать сохранению богатой культурной жизни и наследия Бейрута. Я буду следить за тем, чтобы образование и культура занимали центральное место в усилиях по восстановлению и чтобы особое внимание уделялось наиболее уязвимым слоям населения. Образование, историческое наследие и культура должны быть основой восстановления», - заявила Генеральный директор ЮНЕСКО.

Сразу после взрыва в ЮНЕСКО обратился Генеральный директорат по вопросам охраны памятников древности Ливана с просьбой помочь с восстановлением разрушенных исторических зданий. В ответ на эту просьбу 10 августа под эгидой ЮНЕСКО было проведено онлайн-совещание с представителями ведущих организаций по вопросам охраны культурного наследия и экспертов из Ливана.

Участники встречи наметили шаги по спасению и охране серьезно поврежденного культурного наследия Бейрута и восстановлению его культурной жизни. ЮНЕСКО приступила к подготовке подробного плана на этот счет.

В ходе поездки в Ливан Генеральный директор ЮНЕСКО встретится с официальными лицами и представителями гражданского общества. Она обсудит с ними первоочередные шаги, направленные на восстановление столицы, в том числе ее богатого культурного наследия.

Ливан. ЮНЕСКО > Образование, наука > un.org, 26 августа 2020 > № 3478998


Ливан > Армия, полиция > un.org, 25 августа 2020 > № 3479003

12 500 тонн пшеницы и «горячая линия» психологической помощи – ООН продолжает оказывать поддержку пострадавшим от взрыва в Ливане

Сотрудникам Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) удалось организовать доставку 67 тонн гуманитарной помощи в пострадавший от взрыва Бейрут. Это и продовольствие, и медицинские принадлежности, и предметы гигиены. Жители ливанской столицы также получили средства индивидуальной защиты от коронавируса.

«Еще до того, как в Бейруте улеглась пыль после взрыва, команды ЮНИСЕФ начали работать над обеспечением гуманитарной помощью пострадавших семей и детей, – сказала представитель ЮНИСЕФ в Ливане Юкие Макуо. – Жизнь многих детей перевернулась. Обеспечив семьи самым необходимым, мы предоставляем им возможность вернуться к нормальной жизни и думать о будущем».

Макуо обратилась к международному сообществу с просьбой выделить дополнительные средства на оказание помощи ливанцам. В ближайшие три месяца – на фоне стремительного распространения коронавируса – на эти цели потребуется 47 миллионов долларов.

Пшеница от ВПП позволит стабилизировать цены на хлеб

Тем временем, усилиями Всемирной продовольственной программы в Ливан было доставлено 12 500 тонн пшеницы, что позволит стабилизировать цены на хлеб по всей стране. ВПП также предоставила оборудование, необходимое для переработки зерна, и приступила к строительству мобильных зернохранилищ в порту Бейрута – многие силосные башни были разрушены взрывом.

Сотрудники ВПП также распределили среди пострадавших семей более тысячи продуктовых наборов, каждый из которых содержит 60 кг еды – этого семье из пяти человек должно хватить на месяц. Всего планируется раздать 150 тысяч таких наборов.

Красный Крест оказывает психологическую поддержку пострадавшим

В Международном Комитете Красного Креста предупреждают: помимо физического лечения, продовольственной помощи и временного жилья, тысячам человек в Бейруте нужна срочная психологическая поддержка. Многие из них потеряли своих близких.

«Люди пережили чудовищные травмы. Одна сирийская беженка потеряла единственного оставшегося у нее ребенка – она позвонила нам на «горячую линию». Первого ребенка она потеряла во время войны. Она была раздавлена горем и остро нуждалась в поддержке», – говорит представительница МККК Изабел Ривера Мармолехо.

«Моя дочь была ранена, у нее шрамы на лице, на ушах. Она теперь часто плачет и кричит, – рассказывает жительница Бейрута Эли Аль-Чайеб. – Как детям избавиться от жутких воспоминаний о случившемся?»

В Красном Кресте подчеркивают, что для ливанцев, которые и так уже находились в состоянии сильнейшего стресса из-за экономического кризиса и всеобщего карантина, взрыв стал последним ударом. Они призывают всех, кто не может самостоятельно справиться с эмоциональными последствиями случившегося, звонить на специально созданную «горячую линию» – психологи отвечают на звонки круглосуточно.

Ливан > Армия, полиция > un.org, 25 августа 2020 > № 3479003


Ливан. Россия > Армия, полиция. Экология. Медицина > ria.ru, 24 августа 2020 > № 3486839 Игорь Акмаев

Игорь Акмаев: в Бейруте собаки-спасатели научились искать погибших

Мощный взрыв произошел в районе порта ливанского Бейрута 4 августа. Были уничтожены или повреждены сотни домов, автомобилей, во многих кварталах столицы были выбиты стекла, часть построек разрушена полностью. Как сообщили власти, причиной стала детонация 2750 тонн аммиачной селитры. Погибли свыше 170 человек. Российские спасатели первыми развернули в пяти километрах от центра взрыва аэромобильный госпиталь отряда "Центроспас" для оказания помощи пострадавшим и приступили к поисково-спасательной операции на месте трагедии.

О работе спасателей в Бейруте, о сложностях, с которыми пришлось столкнуться, в интервью РИА Новости рассказал заместитель начальника Государственного центрального аэромобильного спасательного отряда МЧС России ("Центроспас") Игорь Акмаев. Беседовала Марина Найденкова.

— На позапрошлых выходных группировка МЧС России в полном составе вернулась из Ливана, завершив миссию по спасению и оказанию помощи пострадавшим в результате взрыва в Бейруте. Что было самым сложным при проведении спасательной операции?

— В Бейруте стояла жара. Ночью температура превышала +30°С, днем фиксировали и +44°С. При этом место, где располагался наш базовый лагерь, и бетонные плиты накалялись до +50° градусов. Все это при высокой влажности воздуха было тяжело переносить. Одежда мгновенно становилась влажной и просто липла к телу, доставляя неудобства.

На фоне такого климата пробки были просто изнуряющими. Дело в том, что от лагеря, а он располагался на открытом стадионе, до места проведения работ нам нужно было ехать минут 10, в пробках это расстояние увеличивалось в три-четыре раза.

— Какая техника использовалась при проведении поисково-спасательных работ?

— В командировку мы взяли с собой шансовый гидроинструмент, который мы обычно используем при проведении такого рода поисково-спасательных работ. Спецоборудование располагалось на базе аварийного автомобиля – была важна его мобильность. Также на вооружении наших спасателей были приборы поиска и беспилотный летательный аппарат. Приходилось все время мониторить обстановку, потому что работали мы в самом сложном районе – в 50 метрах от эпицентра взрыва. Над спасателями нависала часть бетонной плиты, оторванная взрывом от основной конструкции, любое движение могло спровоцировать ее падение. Приходилось следить визуально, так сказать, за ее "поведением", пока спасатели работали под нависшей угрозой. С воздуха для оценки разрушений мы применяли квадрокоптер.

— Вблизи зоны ЧС в Бейруте был развернут аэромобильный госпиталь: какую медицинскую помощь чаще всего оказывали наши медики?

— За десять дней работы в ливанской столице наши медики приняли порядка 600 пострадавших. К примеру, в хирургическом отделении делали первичные хирургические обработки и перевязки, а также снимали швы. При этом четверым пациентам понадобился общий наркоз. В травматологическом отделении оказывалась помощь пострадавшим, у которых были ранения, ушибы, переломы и вывихи. Также пациенты принимались терапевтическим профилем.

— Скольким детям оказали медицинскую помощь наши спасатели?

— В педиатрическом отделении помощь оказана 39 детям в возрасте от трех до 18 лет. Около сотни человек обратились за помощью к психологам МЧС России. Люди жаловались на кошмары, бессонницу и переживания горя утраты родного человека.

— В поисково-спасательных работах участвовали кинологи. Как проявили себя собаки в работе в другом климате? Были ли сложности?

— В составе российской группировки от отряда "Центроспас" в Бейруте работали пять кинологов и шесть собак, из них пять собак, обученных на поиск людей, одна – взрывоопасных предметов. Когда мы прибыли на место работ, первым делом обследовали территорию при участии собаки на предмет взрывоопасных предметов и убедились в их отсутствии. Сразу после этого приступили к поиску пострадавших. К сожалению, найти живых нам не удалось. Из-под завалов были извлечены 10 погибших. Их нашли наши четвероногие питомцы, которые до этого занимались поисками только живых людей. В Бейруте они прекрасно себя проявили. Обнаружив под завалами погибших, собаки садились и начинали скулить. По такой реакции кинологи делали безошибочные выводы о том, что именно в этом месте нужно разбирать завал. Мы не ошиблись ни разу. Вообще, только в составе российской группировки были кинологи.

Собакам приходилось работать в трудных климатических условиях. Жара была для них изнуряющей. Кинологи постоянно купали и поили собак, чтоб исключить перегревание питомцев. Пришлось даже попросить пожарную машину, чтобы каждые полчаса поливать собак. Но, несмотря на такие трудности, наши питомцы хорошо отработали.

— Каким образом в таких трудных условиях был устроен быт и отдых спасателей? Кто и как обеспечивал российских спасателей питанием, водой в базовом лагере?

— В подобных командировках мы всегда работаем в автономном режиме – запасов воды, питания и всего необходимого, даже корма для собак, у нас предусмотрено на 10 дней. Полная автономия! Именно так мы работали и в Бейруте: круглосуточно, без перерывов, сменяя друг друга по графику и не останавливая поисков ни на минуту. Правда, из-за жары был большой расход воды, ее нам довозили.

— Было ли у спасателей время позвонить родным?

— Сотовая связь была слабая, конечно, но нам удавалось направлять сообщения родным – сообщать, что все у нас в порядке, чтоб не беспокоились.

— Как провожали ливанцы российских спасателей на родину по завершении поисково-спасательных работ?

— Местные жители и руководители ливанской стороны нас благодарили. Приезжали и в лагерь, и на завалы. Было сказано много слов признания.

Нам помогала русскоязычная община, которая в Ливане многочисленна. Граждане, знающие несколько языков, помогали общаться с пострадавшими и коллегами из других стран – переводили быстро и четко, передавая нюансы. Они как волонтеры, очень помогали. Это было очень важно.

— Игорь Владимирович, поговорим об отряде. Сколько на сегодняшний день трудится спасателей в "Центроспасе"?

— В настоящее время численность отряда "Центроспас" 570 человек, из которых более 300 человек оперативно-выездного состава.

— Сколько человек в этом году были спасены сотрудниками отряда?

— В текущем году отрядом проведено более тысячи аварийно-спасательных работ, спасено более 250 человек.

— Планируется ли оснащение "Центроспаса" в этом году новой техникой и оборудованием?

— В 2020 году запланировано оснащение отряда новой техникой и оборудованием: аварийно-спасательными машинами, комплектами гидравлического аварийно-спасательного инструмента, техническими средствами для обеспечения аварийно-спасательных работ. На вооружение спасателей поступит спецтранспорт высокой проходимости.

— Кто он — человек, приходящий работать в отряд? Как и кто может стать частью команды?

— Сегодня в "Центроспас" приходят уже готовые спасатели не ниже второго класса до 35 лет. У всех кандидатов высшее образование. Времени на обучение нет – надо сразу втягиваться в работу.

Ливан. Россия > Армия, полиция. Экология. Медицина > ria.ru, 24 августа 2020 > № 3486839 Игорь Акмаев


Ливан. ООН > Армия, полиция > un.org, 24 августа 2020 > № 3479013

ООН поможет 100 тысячам ливанцев отстроить свои дома после взрыва

100 тысяч жителей Бейрута получат помощь от Управления ООН по делам беженцев. Об этом в пятницу сообщил глава Управления Филиппо Гранди, только что завершивший свой визит в город, который около двух недель назад потряс мощнейший взрыв.

В ходе своего визита Гранди встретился с пострадавшими семьями, в том числе семьями беженцев. «Ситуация очень тяжелая. Ливану предстоит решить сразу несколько проблем – это и экономический кризис, и пандемия COVID-19, и последствия конфликта в Сирии, и вот теперь еще этот чудовищный взрыв. Мы все должны им помочь, мы не можем допустить, чтобы люди спали под открытым небом», – сказал Гранди.

Сотрудники Управления предоставят пострадавшим материалы для восстановления и ремонта жилья, а также окажут психологическую помощь. На эти цели выделят 35 миллионов долларов.

«Давайте не будем забывать о том, что в Ливане находится самое большое число беженцев в мире – в расчете на душу населения, - добавил Гранди. - Там десятилетиями укрывались палестинские, иракские и сирийские беженцы. Международное сообщество не может сейчас оставить Ливан наедине со всеми его проблемами».

Верховный комиссар также сообщил о том, что УВКБ вместе с Международным Красным Крестом оказывает Ливану поддержку в борьбе с пандемией коронавируса. Управление выделит средства на покупку 800 дополнительных больничных коек, а также медицинского оборудования, включая аппараты ИВЛ, и лекарств.

Напомним, что помощь пострадавшим в Бейруте оказывает целый ряд структур ООН. Детский фонд (ЮНИСЕФ) работает с детьми, которые были травмированы взрывом. А сотрудники Управления ООН по гуманитарным вопросам предоставляют пострадавшим семьям еду и медикаменты, а также поддерживают работу местных некоммерческих организаций.

Ливан. ООН > Армия, полиция > un.org, 24 августа 2020 > № 3479013


Ливан > Транспорт. Армия, полиция > newizv.ru, 21 августа 2020 > № 3474858

Житель Бейрута рассказал «НИ», что происходит в ливанской столице после взрывов

Вечером 4 августа в порту Бейрута, где хранились 2750 тонн аммиачной селитры, произошла серия мощных взрывов, разрушивших город. Жители ливанской столицы убеждены, что последствия трагедии будут преследовать страну еще много лет.

Как рассказал «Новым известиям» ливанский журналист Самир Меккауи, в семь минут седьмого 4 августа все городские птицы Бейрута взмыли в небо. Через несколько секунд на территории порта произошла серия из трех взрывов, стерших с лица земли множество зданий.

Повреждения затронули гигантскую территорию, на которой проживает миллион человек. В результате взрывов в столице погибли более 170 человек. Около 5000 получили ранения и более 100000 оказались без крова.

«При первом взрыве люди по всей ливанской столице и в окрестностях ощутили себя в эпицентре землетрясения. Второй удар еще был громче, третий оказался гигантским и мощным. Все длилось минуты две, не больше. Некоторые здания рухнули и превратились в обломки, некоторые были частично повреждены, а в некоторых были разбиты стекла, погнуты двери, изрешечены занавески», - вспоминает очевидец.

Разрушения оказались настолько масштабными, что справиться с последствиями ЧП своими силами страна оказалась не в силах. Гуманитарную помощь Ливану предложили правительства более двадцати стран, включая США, Россию и Францию.

«Страны-друзья предоставили еду, лекарства и полевые госпитали. Они вызвались помочь в проведении расследования и в спасательных работах. Сейчас официальная ливанская группа по расследованию и поисково-спасательным операциям состоит из офицеров американского ФБР, французских офицеров, российских и турецких офицеров», - отмечает Самир Меккауи.

Трагедия, потрясшая Бейрут, заставила ливанский народ разувериться в правительстве. События последних дней показали, что страна оказалась совершенно не готова к ликвидации катастроф. Для этого в Ливане нет ни квалифицированного персонала, ни спасательного оборудования.

Через несколько дней после взрывов на фоне начавшихся народных волнений правительство Ливана подало в отставку, а четырнадцать сотрудников порта и три высокопоставленных госчиновника попали в тюрьму.

Серьезные изменения произошли в обществе. Почувствовав единый порыв, жители столицы объединились. Они вместе начали разбирать завалы, вызвались помогать нуждающимся, многие стали волонтерами.

«К счастью, до организации палаточных лагерей у нас дело не дошло. Люди, оставшиеся без крова, размещены в отелях, и средства на оплату их проживания выделяют благотворительные организации. Но проблема заключается в том, что скоро все друзья, которые оказывают нашей стране поддержку, вернутся домой, и Ливан снова будет предоставлен местным чиновникам. А они будут приносить стране все больше и больше бедствий, поскольку заботятся только о своих собственных интересах и любой ценой», - убежден ливанский журналист.

По мнению Самира Меккауи, основная причина проблем с безопасностью и политических сложностей в Ливане кроется в коррупции, охватившей страну.

Ливан > Транспорт. Армия, полиция > newizv.ru, 21 августа 2020 > № 3474858


Ливан > Транспорт. Армия, полиция > newizv.ru, 21 августа 2020 > № 3474857

Взрывоопасный груз: что связывает аммиачную селитру, бизнесмена Гречушкина и Хизболлу

В первые дни после взрыва в порту Бейрута стало известно, что опасный груз прибыл в Ливан на борту судна, принадлежащего бизнесмену Игорю Гречушкину. Но журналистское расследование показало, что Гречушкин был только прикрытием, следы истинных владельцев корабля и груза ведут к Хезболле - всесильной шиитской милиции.

В сентябре 2013 года восемь украинцев и один русский вышли из Батуми на сухогрузе, как было сказано, в Мозамбик. Судно было не в лучшем виде, с течью, с неработающей сигнализацией, без спасательного оборудования. Зато груз был примечательный: 2750 тонн концентрированной аммиачной селитры, которая используется для изготовления взрывчатки со степенью обогащения азота в 35%.

Следователи пытаются реконструировать последний рейс "Rhosus", чтобы понять, как это судно вообще оказалось в Бейруте? И кто был истинным заказчиком селитры? До сегодняшнего дня было известно, что сухогруз принадлежал российскому бизнесмену Игорю Гречишникову, который живет на Кипре. Фрахт принадлежал мозамбикской фирме Fabrica de Explosivos de Mosambique, или FEM.

Журналистская расследовательская организация OCCRP "Проект по расследованию организованной преступности и коррупции" начала разбираться со всеми неясными моментами. Расследования показали, что истинным владельцем судна был не Игорь Гречишкин, а киприот Караламбос Маноли, связанный с банком Хезболлы в Ливане. Также стало известно, что значительная часть того груза селитры, которая была складирована в потру Бейрута, на самом деле, перед взрывом исчезла.

Кипрский владелец судна Маноли тщательно скрывал свою причастность к судну. Одна из его фирм получила регистрацию для Rhosus" в Молдавии. Его другая фирма в Грузии получила разрешение на выход в море. Русский бизнесмен Гречишкин зафрахтовал его через свою фирму Teto Shipping, зарегистрированную на Маршалловых островах.

Сначала Маноли утверждал, что он продал судно Гречишкину. Потом он признал, что Гречишкин только хотел купить "Rhosus". Затем он перестал выходить на связь.

Гречишкин действительно набирал команду и отдавал ей приказания. Именно он отдал команду зайти в порт Бейрута. Объяснение было тоже примечательное, якобы, у него не было денег, чтобы оплатить проход через Суэцкий канал. Поэтому на борт в Бейруте должен быть загружен дополнительный фрахт. Как сказано в отчете ливанского министерства транспорта, речь шла о "12 больших и 15 маленьких грузовиках, 40-футовом контейнере и двух 20-футовых контейнерах". Все это нужно было загрузить на палубу. Но когда первый грузовик был погружен на борт, он снес дверь, поэтому погрузку остановили.

После этого "Rhosus" остался в Бейруте. Как минимум две фирмы, которым Маноли был должен, потребовали не выпускать судно из Бейрута. Властям Ливана не было известно, кто истинный владелец судна. Имя киприота в многочисленной переписке нигде не всплывало. При этом у Маноли, в отличие от Гречишкина, были хорошие связи в Ливане. Из протоколов суда известно, что Маноли получил в 2011 году кредит на 4 миллиона долларов от танзанийского банка FBME для покупки еще одного судна "Сахалин".

Банк FBME - не простой банк. Американские следователи обвиняют его в отмывании денег для Хезболлы. Еще одним клиентом этого банка была сирийская фирма-однодневка, которая участвовала в программе по производству химического оружия для режима Асада. Именно этому банку Маноли был должен. Первый же платеж по кредиту Маноли не заплатил. Тогда он предложил банку "Rhosus" в качестве залога. В банке узнали, что Маноли хочет продавать судно, поэтому залог не приняли, но заморозили его недвижимость на Кипре.

По внутренним документам банка, на октябрь 2014 года Маноли был должен банку 962 тысячи евро. Маноли отрицает всякую связь между долгами и остановкой сухогруза в Бейруте. Однако анонимный источник в следственной бригаде утверждает, что этот банк известен тем, что требует от должников неких услуг, как, например, помощи для Хезболлы.

Официальный покупатель селитры также известен юстиции. 95 процентов FEM принадлежат компании, против которой велось следствие по делу об исламистских взрывах в Мадриде в 2004 году. Осудить никого не смогли, но следователи нашли 785 килограммов неучтенной взрывчатки.Владельцы фирмы не гнушаются никакими гешефтами. Эксперт по контрабанде оружия Кати Лин Остин долгое время расследовала их деятельность. Они поддерживают тесные связи с правящей верхушкой Мозамбика. Но 2750 тонн селитры. оставшейся в Бейруте, мозамбикские бизнесмены ни разу не затребовали назад, хотя официально ливанские власти груз не конфисковывали. Маноли также не предпринял ни одной попытки вернуть себе судно, которое затонуло в 2018 году недалеко от порта.

Подставной владелец Игорь Гречишкин от комментариев также отказался.

Азотная селитра была как "летучий голандец": кто ее оплатил, неизвестно, после ее выгрузки в порту Бейрута она стала никому не нужна.

Шесть лет селитра пролежала в доке 12 в порту. Власти порта все время предупреждали о необходимости вывезти взрывоопасный груз из порта. Вот только заявления они слали не в те суды, причем, раз за разом. Юристы думают, что это делалось специально. Последняя проверка груза Службой Госбезопасности Ливана проходила в феврале 2020 года. В сохранности груза были большие сомнения: одной створки ворот не было вообще, в стене на южной стороне зияла большая дыра. Но и служба безопасности не потрудилась пересчитать мешки с селитрой. Тем не менее, отчет оказался у генпрокурора. Тот приказал навести порядок и обеспечить безопасность. Служба госбезопасности направила тот же самый отчет о проверке президенту и премьер-министру. Ответа не последовало.

Какое количество селитры взорвалось, не понятно. Европейские спецслужбы, участвующие в расследовании, говорят, что взорвались от 700 до 1000 тонн. Куда делись 2000 тонн аммиачной селитры, должны выяснить следователи.

Ливан > Транспорт. Армия, полиция > newizv.ru, 21 августа 2020 > № 3474857


Ливан. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Химпром > redstar.ru, 17 августа 2020 > № 3477634 Александр Фролов

Гулкое эхо Бейрута

Застарелые проблемы Ливана дают о себе знать во всём Ближневосточном регионе.

Взрыв в порту Бейрута, чудовищные масштабы разрушений, беспорядки в ливанской столице, отставка правительства – эти сообщения информационных агентств оказались в центре внимания мировой общественности. О том, что происходит в этом маленьком средиземноморском государстве и чем это чревато для всего Ближнего Востока? На эти темы наш обозреватель побеседовал с ведущим научным сотрудником Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН имени Е.М. Примакова, арабистом, доктором политических наук Александром Фроловым.

– Александр Владимирович, взрыв в порту превратил значительную часть столицы Ливана в руины. С момента трагедии прошло уже две недели, но многие её обстоятельства всё же до сих пор не ясны…

– Вскоре после взрыва я получил много видеороликов из Бейрута. На начальных кадрах совершенно чётко видно, как что-то горит, поднимается огромный столб дыма и огня, потом начинают рваться петарды. Люди, снимавшие всё это на видео, не предполагали, что дальше произойдёт. Страшный взрыв, когда буквально на многие десятки километров содрогнулась земля, был для них шоком.

Взрывной волной было разрушено множество зданий, портовых сооружений, повреждено здание международного аэропорта. 300 тысяч жителей Бейрута лишились крова. Материальный ущерб составляет несколько миллиардов долларов. От взрыва на месте хранилища на причале образовался заполненный водой кратер диаметром 124 метра и глубиной свыше 40 метров.

Это – результат детонации 2 750 тонн нитрата аммония, который больше известен миру как «аммиачная селитра». Она попала в морской порт Бейрута с задержанного в 2013 году судна, следовавшего под молдавским флагом из Грузии в Мозамбик. Из-за нарушения правил эксплуатации судна оно было арестовано в порту и брошено владельцем. Селитру выгрузили и поместили в ангар, где она и хранилась до самого пожара. Причиной же его стало попадание искры в ходе проведения сварочных работ.

Я не склонен думать, что взрыв связан с некими с политическими целями, какими-то экстремистскими группировками. Хотя в западных СМИ и высказывается немало конспирологических версий. Так, один из авторитетных итальянских экспертов по взрывчатым веществам обратил внимание на то, что при взрыве нитрата аммония возникает серое облако, а на имеющихся видео из Бейрута в дополнение к расширяющейся белой сфере виден столп оранжевого, переходящего в красный дыма. Это, по его мнению, типично при взрывах веществ с содержанием лития, который имеется в составе топлива для ракетных двигателей.

– Ещё одна загадка…

– Скорее всего, взрыв произошёл из-за банального головотяпства и халатности, распространённой в арабском мире. А если смотреть глубже, то из-за коррупции, которой пронизана все ливанская система. Пока аммиачная селитра хранилась на складе, она потихоньку разворовывалась. В Ливане за это время сменилось несколько правительств, и ни одно из них не позаботилось о том, что убрать этот сверхопасный груз с морского порта.

За несколько недель до взрыва, как утверждает агентство Reuters, главное управление общей безопасности Ливана предупредило президента и премьер-министра об опасности, которую представляет хранившаяся в порту селитра. Докладная записка, подписанная генпрокурором, была передана руководству государства 20 июля. Они предупреждались, что взрыв аммиачной селитры сотрёт Бейрут с лица Земли.

– Взрыв в порту и последовавшие затем протестные акции жителей ливанской столицы до предела осложнили политическую обстановку в стране. Как складываются сейчас ситуация?

– Обстановка в Ливане остаётся крайне напряжённой. Но, будем объективны, эта средиземноморская страна пребывает в ней практически на протяжении всего своего существования как государства. Ливан, напомню, получил независимость от Франции в 1943 году. Неслучайно, в экспертных кругах, да и многие политики, называют Ливан failed state – несостоявшимся государством. Лишь небольшой отрезок времени – с конца 1950-х до начала 70-х годов – Ливан мог относительно спокойно развиваться. Более того, ему удалось стать финансовой и столицей арабского мира, за что получил неофициальное название «Ближневосточная Швейцария».

– А в чём корни нестабиль­ности?

– Дело в том, что в этно-конфессиональном плане Ливан представляет собой лоскутное одеяло из представителей разных этносов и конфессий. Самая древняя из них – христиане-марониты. Они – практически из первых христиан Византийской империи. В XII – XIII веках земли нынешнего Ливана стали частью Иерусалимского королевства кресто­носцев.

Есть мусульмане-сунниты, мусульмане-шииты, друзы, алавиты, армяне, греки, евреи и многие иные. Некоторые специалисты ведут речь о 18 основных религиозных группах. В попытке обеспечить их мирное сосуществование была установлена система, которая называется конфессиона­лизмом.

Наша справка. Население Ливана – около 4,1 млн человек. Кроме того, на территории страны около 880 тыс. беженцев из Сирии, 470 тыс. палестинцев. Около 6 процентов населения исповедуют ислам, 39 процентов – христианство. Мусульмане-шииты сейчас являются крупнейшей общиной – более трети населения. В Ливане проживает восьмая по численности армянская община в мире (порядка 150 тыс.).

Государственная система организована так, чтобы обеспечить более – менее равный доступ верховной власти для всех религиозных конфессий. Так, президент страны – христианин-маронит, премьер-министр – мусульманин-суннит, председатель парламента – мусульманин-шиит, а в правительстве должны быть поровну представлены христиане и мусульмане.

Но эта система оказалась малоэффективной, поскольку каждая из религиозных групп больше волнуется за интересы своей общины, игнорируя нужды всего государства. К тому же этнически состав населения меняется, отдельные группы набирают больший вес в жизни страны, другие, наоборот, теряют, что порождает неизбежные противоречия, которые выплёскиваются на улицы.

– Чего добиваются участники нынешних протестных акций?

– Ливан находится в глубоком социально-экономическом кризисе. Страна пребывает на третьем месте в мире по размеру госдолга к ВВП, безработица достигла 25 процентов, а треть населения оказалась за чертой бедности. Пандемия ещё больше усугубила ситуацию, поставив ливанцев буквально на грань выживания. Всё это спровоцировало массовые протесты, начавшиеся ещё в апреле. Люди требовали от властей компенсаций за карантинные меры, отсрочки выплат по кредитам и роспуска правительства и парламента.

Жертвы и разрушения в Бейруте только подлили масла в огонь. Десятки тысяч оставшихся без жилья и средств к существованию ливанцев вновь вышли на улицы, призывая к переустройству политической системы, которую считают виновной в своих неурядицах. Появились даже призывы передать Ливан под контроль ООН.

– На фоне протестов правительство ушло в отставку. Что дальше?

– Правительство Хасана Диаба, сформированное только в начале этого года, пыталось вывести страну из кризиса. Были начаты переговоры о помощи с Международным валютным фондом. Ливан рассчитывает получить 9–10 млрд долларов в течение четырёх ближайших лет и пустить эти средства на реконструкцию промышленности и создание новых рабочих мест. Но переговоры провалились. По словам самого Диаба, виной нынешнего положения является система коррупции, которая оказалась сильнее ливанского государства.

Когда появится новое правительство, неизвестно. Полагаю, что многое будет зависеть от позиции «Хезболлы» («партии Аллаха»), которая очень популярна среди шиитов, особенно Южного Ливана, и располагает собственными вооружёнными формированиями. Это движение вместе с союзными ей партиями обладает большинством в парламенте и существенным влиянием на исполнительную власть в Ливане.

– События в Ливане вызвали широкий международный резонанс. Наибольшую активность проявляет Франция…

– Ну, это объяснимо. Франция имеет давние связи с Ливаном. Многие ливанцы, прежде всего христиане, в своей культуре всегда ориентировались на представителей этой европейской страны. Французский язык в Ливане – фактический второй после арабского. Сейчас в ходе протестных акций их участники потребовали вернуть страну под управление Франции. Появилась даже петиция с подобным призывом, которую подписали более 100 тыс. человек. Париж пытается воспользоваться моментом.

Вскоре после взрыва в Ливан приехал президент Франции Эммануэль Макрон, который на донорской видеоконференции сумел собрать 250 млн долларов для разрушенного Бейрута. Но эти деньги, по его словам, Ливан получит только после запуска политических реформ, направленных на создание правительства национального единства, борьбу с коррупцией, возвращение порядка в экономику и банковскую систему. При этом Макрон заявил, что если местные силы ничего не смогут сделать сами, он «возьмёт ситуацию под свою ответственность». В СМИ были сообщения, что ливанским политикам дали время для размышлений до 1 сентября.

– А какова позиция других геополитических игроков? США, Израиля?

– Израиль впервые в истории предложил гуманитарную и медицинскую помощь Ливану. При этом израильское руководство сразу дало понять, что никакой причастности к взрыву в порту не имеет. Очевидно, ему не безразлично, как будут развиваться дальнейшие события. Израильтяне опасаются дальнейшего усиления «Хезболлы», связанной с Ираном. Южный Ливан потенциально является удобным плацдармом для ракетных пусков.

Американский президент поначалу высказал версию о взрыве бомбы, о «чудовищной» атаке. Позже, получив разъяснения от Пентагона, он дезавуировал свою первоначальную оценку и предложил помощь Ливану. При этом Вашингтон надеется, как написала газета «Уолл-стрит джорнэл», воспользоваться ситуаций в Ливане и «перетряхнуть» его политические элиты этой страны. Разумеется, в своих собственных интересах. Главные усилия будут направлены, очевидно, на ослабления влияния «Хезболлы» и Ирана.

Владимир Кузарь, «Красная звезда»

Ливан. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Химпром > redstar.ru, 17 августа 2020 > № 3477634 Александр Фролов


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 17 августа 2020 > № 3493726 Алистер Крук

БЫЛ ЛИ «БЕЙРУТ» ТОПОРНЫМ АКТОМ СДЕРЖИВАНИЯ?

АЛИСТЕР КРУК

Директор Conflict Forum, небольшого геополитического и геофинансового консалтингового агентства, советник ряда более крупных геофинансовых организаций. Ранее был советником по ближневосточной проблематике Хавьера Соланы, главы внешнеполитического ведомства ЕС. Проработал на Ближнем Востоке тридцать пять лет, обеспечивая контроль за выполнением соглашений о прекращении огня на оккупированных территориях от имени Евросоюза и работу по освобождению заложников.

И вновь о событиях в Ливане – весьма своеобразный взгляд автора с богатым опытом работы на Ближнем Востоке, в частности в Бейруте. Алистер Крук склонен к некоторой замысловатости оценок, но регион таков, что там всё возможно. Мнение есть мнение.

Доктор Узи Рубин, основатель и первый директор Организации по ракетной обороне Израиля, которая разработала первый щит для защиты Израиля от угрозы ракетных ударов, писал после атаки на Абкайк (НПЗ компании «Сауди Армко»): «Блестящая военная акция – точная, тщательно выверенная, опустошительная и вместе с тем бескровная – образец хирургической операции… Её планирование и осуществление было безупречным… Два формирования атакующих беспилотников, каждое из которых достигло намеченной цели, двигаясь разными маршрутами, не были обнаружены авиадиспетчерской службой Саудовской Аравии и системами её ПВО. Они также не были обнаружены системами воздушного контроля США, развёрнутыми в этой местности, и американскими спутниками… Это не означало, что системы противовоздушной и противоракетной обороны имели серьёзные изъяны или недоработки – просто они не были предназначены для предотвращения наземных угроз или выявления низколетящих дронов. Попросту говоря, иранцы перехитрили системы ПВО».

Рубин не нарисовал чёрно-белую картину того, что произошло, но вряд ли это было необходимо. Его вывод заключался в том, что у Израиля нет защиты от атаки в стиле той, которая обрушилась на Абкайк, и что система израильской ПВО не способна защитить страну в случае массированной ракетной атаки «Хизбаллы», в распоряжении которой десятки тысяч ракет.

Во время написания данного материала неизвестно, был ли «Бейрут» атакой или несчастным случаем (преступная халатность и коррупция в порту маловероятны). Президент Трамп несколько раз упомянул мнение своих генералов, что это была атака («бомба или что-то в этом роде»). Аналогичную мысль высказал министр обороны Марк Эспер, выступая в выходные по каналу Fox. Для Вашингтона крайне необычно высказываться в таком духе, поскольку подобные заявления могут быть истолкованы только как явный намёк на участие в этом происшествии израильских спецслужб.

Взрыв в Бейруте – это важное геополитическое событие (независимо от того, имел ли место несчастный случай или умышленный взрыв), потому что в любом случае в таких происшествиях есть определённая закономерность. И эта закономерность – гораздо более красноречивый фактор, чем любые другие противоречивые объяснения.

В 2005 г. взрыв в Бейруте привёл к гибели премьер-министра Рафика Харири. Это событие позволило «мировому сообществу» безапелляционно настаивать на том, что независимость Ливана возможна только в случае «выдавливания» Сирии из Ливана. Оно преуспело в достижении этой цели. Затем была предпринята попытка не допустить дальнейшего военного усиления «Хизбаллы» (война 2006 г.). Она провалилась, когда «Хизбалла», получив заблаговременное предупреждение, вынудила Израиль провести запланированную операцию на два месяца раньше (солдаты ЦАХАЛа, Сил обороны Израиля, были взяты в заложники).

После 2006 г. Джон Ханна, советник по вопросам национальной безопасности вице-президента США Дика Чейни, принял участие в совещании, где описал, как шеф саудовской разведки принц Бандар убедил Чейни, что Сирия – слабое звено в цепочке «Иран – “Хизбалла”», которое может распасться вследствие мятежа исламистов (его как раз и собирался устроить Бандар). Чейни, настроенный поначалу скептически, затем уступил доводам Бандара.

И что же мы имеем теперь, после нового взрыва в Бейруте на прошлой неделе? Мы слышим, как бывший министр обороны Израиля Моше Яалон возглавил кампанию «мирового сообщества», заявившего, что Ливан сможет «обрести полную независимость», лишь избавившись от «Хизбаллы». Это сопровождается попытками разжечь «фитну» (вражду в гражданском обществе) и устроить протесты в Ливане при помощи социальных СМИ – как внутри страны, так и тех, которые финансируются странами Персидского залива. Мишенью кампании является «Хизбалла», а главная её цель – свержение нынешних властей Ливана во главе с президентом Мишелем Наимом Ауном. Бывшая колониальная держава Франция требует политических перемен и реформ в качестве цены за внешнюю финансовую поддержку. Макрон сказал, что напишет свой план будущего политического устройства страны и обещал вернуться в Бейрут 1 сентября, предупредив, что финансовая помощь будет обусловлена проведением реформ.

Большинство ливанцев действительно хотят реформ: их гнев реален и оправдан. Однако цена реформ Международного валютного фонда под руководством Запада – жёсткая экономия, повышение налогов, конец субсидиям и изгнание «Хизбаллы» со всех ответственных постов в стране – совершенно неприемлема для любого правительства, поскольку в этом случае 44% населения Ливана окажется у черты бедности. И, конечно же, большинство населения не согласится с вводом, по сути, нового колониального правления.

Что произойдёт дальше? Попытка разжечь фитну (вражду среди гражданского населения) вряд ли будет в полной мере успешной, несмотря на тысячи людей на улицах Бейрута, которые требовали отставки правительства. В ответ на эти требования премьер-министр предложил свой уход с занимаемого поста (и ушёл) и проведение внеочередных парламентских выборов. В любом случае, если бы были проведены выборы при нынешнем электоральном раскладе сил, их исход мало что изменил бы с точки зрения состава нового парламента. Чтобы добиться нового расклада сил в Ливане, скорее всего, придётся вести многолетние переговоры с разными партиями.

Однако расклад сил принципиально изменился по сравнению с 2005 г.: «цаим» («племенные» элиты) больше не имеют того контроля над ресурсами, то есть ополчением, который когда-то имели. А экономика разрушена, несмотря на союз между суннитами и христианами после обретения независимости. Необходимо возродить действенную бизнес-модель Ливана – это задача правительства. Следовательно, силы, противостоящие «Хизбалле», значительно слабее, хотя и поднимают шум.

Конечно, разогреть обстановку снова попытаются 18 августа, когда Особый трибунал вынесет приговор членам «Хизбаллы» за убийство премьер-министра Рафика Харири в 2005 году. Израиль воспользуется возможностью лоббирования в тех европейских странах, которые пока ещё не включили «Хизбаллу» в список террористических организаций, чтобы они это сделали. Нет сомнений в том, что некоторые из них уступят давлению Израиля.

Что бы ни раскопал следственный комитет, расследующий обстоятельства взрыва в порту, вердикт неизбежно будет намеренно туманным и расплывчатым. «Хизбалла» и её региональные союзники смогут правильно прочесть руны и сделать собственные выводы.

Прожив в Бейруте девять лет, я знаю, как и большинство ливанцев, что Бейрутский порт всегда был «активом» суннитов и источником их грабежа. Это означает, что заявления Сайеда Хасана Насраллы о том, что в порту нет ни одного боекомплекта, похожи на правду.

Закономерность с 2005 г., и далее она вполне очевидна: неоднократные и неустанные попытки «упразднить» «Хизбаллу». Сегодняшний контекст также весьма недвусмыслен: начиная с непрекращающихся ударов Израиля по Сирии, усиливающегося давления на Ирак, финансового удушения Ливана и осады Ирана – повсюду события говорят об эскалации со стороны США и Израиля с целью ослабления «Хизбаллы» и Ирана. Ещё один явный сигнал – назначение Элиота Абрамса на должность спецпредставителя США по Ирану. А связь этой эскалации с быстро захлопывающимся «окном возможностей» в преддверии ноябрьских выборов в Соединённых Штатах – очевидная ниточка, за которую следует ухватиться «Оси сопротивления» (шииты от Ирана до Йемена – прим. ред.).

Мысль тут следующая: «Ось» подобна гибкому и ловкому боксёру в ринге, которому противостоит грузный и неповоротливый верзила. Он не должен позволить своему мощному оппоненту первому донести удар – ведь если он пропустит сильный удар в начале боя, это может сказаться на его выносливости, и он может не выдержать все восемь раундов. Гибкий и ловкий боксёр делает ставку на то, что верзила изнурит себя, гоняясь за ним – ловким, танцующим и дразнящим его оппонентом – по всему рингу. «Хизбалла» будет бороться с инстинктами Павлова: она понимает, что такое провокация, и знает политическое расписание в США.

Итак, вернёмся к доктору Рубину. По сути, он написал, что прошлогодний сентябрьский удар по Абкайку разоблачил невозможность Израиля сдерживать Иран на восточном фронте, а также то, что было уже хорошо известно – на его северном фронте.

Что же делать? Был ли акт этого года изначально призван предупредить Иран и «Хизбаллу», что у Израиля всё же есть какие-то возможности сдерживания? Может быть, просто акт предостережения был выполнен настолько топорно, что ударная волна от взрыва оказалась гораздо сильнее, чем это прогнозировалось?

Если бы в порту Бейрута появилась одна глубокая воронка от взрыва где-то в море и взрыв не затронул бы городские кварталы Бейрута (и удалось бы избежать жертв, как в случае с Абкайком), тогда предупреждение было бы очень убедительным. Естественно, это просто умозрительные спекуляции…. Независимо от того, что установит следствие, взрыв в Бейруте – крупное геополитическое событие. Трамп и Эспер могут попытаться обезопасить США от возможных политических последствий, но смогут ли Вашингтон и европейцы полностью проигнорировать это событие с учётом колоссального ущерба и множества жертв среди мирного населения? Убийство боевиков «Хизбаллы» или «шиитского ополчения» в Сирии может вписываться в правила игры, но уничтожение трети Бейрута, тысячи раненых и много убитых среди гражданского населения – это совсем другая история.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 17 августа 2020 > № 3493726 Алистер Крук


Ливан. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 15 августа 2020 > № 3541927

Будет ли большая война?

Израиль и США против Ливана

Анастасия Ежова

Страшный "гриб" от мощного взрыва, громыхнувшего в порту Бейрута, потряс сознание ливанцев и всего мира. Вой сирен разодрал плотный морской воздух вмиг искореженной, израненной ливанской столицы. Счет погибших пошел на сотни, раненых - на тысячи, десятки людей пропали без вести, 300 тысяч человек остались без жилья, уничтожено 90 % запасов продовольствия и медикаментов Ливана. Странных совпадений так много, что в ливанских СМИ не без оснований озвучивается версия об американо-израильском и саудовском следе. Мы расскажем вам о предыстории бейрутской трагедии и той серьезной эскалации, которая ей предшествовала...

Ливан, отмечающий в эти дни 14-ю годовщину победы над Израилем, сотрясается от внутренних кризисов и внешних вызовов. Рост доллара, падение курса ливанского фунта, коронавирус, безработица, разорение предприятий и увольнения сотрудников, урезание зарплат до мизера, пустые холодильники и переполненные улицы, протесты и акции, вплоть до погрома магазинов и актов насилия, — всё это стало результатом целенаправленной политики США и рабской привязанности экономики Ливана к доллару.

Прекрасный, живописный Ливан, окутанный вкусным дымом терпких кальянов, запахом кофе с кардамоном и дуновением морского бриза, с его петляющими промеж камней и кедров горными серпантинами, с его уютными кафе на набережных, с его красными черепичными крышами, усеянными золотыми знамёнами "Хизбаллы", ныне полыхает, и запах едкого дыма этого пожарища будоражит людей, заставляя их не на шутку беспокоиться о будущем своей страны, за которую они проливали кровь, приносили в жертву лучших сыновей, которую они трудом и потом отстроили заново после того, как израильская военная машина оставила от её доброй половины груду руин. Иран тогда, кстати, на 70% профинансировал это рекордно быстрое восстановление.

Я помню Ливан меланхолично-лощёным, изысканно-небрежным: 10 лет назад его улицы ещё не были безнадежно замусорены, но потом стараниями внешних сил загорелась в огне войны соседняя Сирия, и в Ливан потекли чумазые, неприкаянные сирийские беженцы, которые начали клянчить мелочь, воровать на улицах, возводить незаконные постройки и спускать в бирюзовые воды Средиземного моря потоки зловонной канализации, из-за чего в черте Бейрута стало невозможно купаться. Увы, все ливанцы знали, чьи это жёны и дети: правительство Башара Асада снабжало лишившихся крова сирийцев каким-никаким жильём, а в Ливан бежали члены семей боевиков. Ливанцы — люди добрые: они не стали распространять на них отношение к их мужчинам. Однако проблема сирийских беженцев до сих пор стоит очень остро, ибо они служат источником преступности и угрозы: попрошайки, которым сегодня по 10 лет, всего лишь через 5 лет созреют, чтобы держать в руках оружие. Ливанские патриотические силы, включая "Хизбаллу", давно лоббируют вопрос, чтобы беженцев организованно вернули в Сирию, гарантировав им безопасность, и чтобы переговоры об этом велись на уровне двух правительств: ливанского и сирийского. Но кое-кто упорно саботировал этот процесс.

Этот же кое-кто настырно добивается натурализации других беженцев — палестинских; хотя сами обездоленные палестинцы не горят желанием делить маленький Ливан с ливанцами, а десятилетиями мечтают о возвращении на украденную у них родину — в Палестину. "Марш Возвращения" в Газе, в ходе которого израильские военные безжалостно отстреливают безоружных женщин и подростков, медиков и журналистов, зародился именно под сенью ливанских кедров. Палестинско-ливанское братство выдержало испытание сирийской мясорубкой: искренним сторонникам Сопротивления враждовать незачем, будь они суннитами или шиитами — как бы кое-кто ни старался вбить между ними клин.

Кое-кто меняет имена и лица, порой высказываясь открыто, а порой действуя через местных лоббистов. И этот кое-кто — посольство США в Ливане.

Госпожа посолка

Новоприбывший посол (или как теперь положено говорить по митушному фэн-шую? Послиха? Послица? Посолка?) Дороти Ши лихо, словно под звуки залихватской ливанской дабки, принялась костерить "Хизбаллу" в СМИ, обвинив её во всех бедах Ливана. В интервью саудовскому гостелеканалу "Аль-Хадат" она заявила, что "Хизбалла" "взяла Ливан в заложники" и якобы выкачивает деньги из госбюджета на свои нужды. Приятную слуху многих ливанцев антиамериканскую риторику "Хизбаллы" Ши с ужасом назвала "устрашающей".

В ответ госпожа посолка получила неожиданную для себя жёсткую отповедь со стороны ливанского МИД и президента Мишеля Ауна лично. Министр иностранных дел Ливана Нассиф Хитти напомнил ей про Венскую конвенцию о дипломатических отношениях 1961 года, согласно которой посол иностранного государства не должен вмешиваться во внутренние дела другой страны. Высказался и депутат парламента от "Хизбаллы" Хасан Фадлалла: он назвал интервью Ши "возмутительным актом агрессии в отношении суверенитета Ливана и его национального достоинства".

"Когда посол США Ши жонглирует фактами, инкриминируя "Хизбалле" плоды социально-экономической агрессии её собственной страны, Америки, против Ливана, это не способно убедить никого, и никто не поверит этому. В администрации США разразился конфликт между госсекретарем Помпео, его помощником Шенкером и этим послом. Он вспыхнул, когда в адрес Америки посыпались обвинения, связанные с обнародованием факта, что именно США стоят за попытками удушить Ливан экономически, повысить курс доллара и предотвратить приток валюты в Ливан", — заявил заместитель лидера "Хизбаллы" шейх Наим Касем.

"Вишенкой на торте" стала массовая антиамериканская протестная акция в Бейруте: Ши снискала достойную порцию хайпа в ответ на свой словесный харрасмент. Но дальше — больше: судья Мухаммад Мазех из города Тир, что на юге Ливана, нашёл в интервью Ши разжигание религиозной и социальной розни, а потому запретил ливанским СМИ брать у госпожи посолки интервью. Запрет введен сроком на год, и точно такой же длительности тюремный срок светит нарушителям. Подобного американцы явно не ожидали: они привыкли, что арабы пресмыкаются и отплясывают перед ними с саблями. Нарушителей этого бедуинского ритуала вносят в "списки террористов", но добро бы так повела себя одна лишь "Хизбалла", которая и так занимает в этом американском списке почётное место — но чтобы "с крючка сорвалось" всё ливанское государство? И как тут не подвергнуть его коллективному наказанию, сознательно ограничив приток наличной валюты в Ливан, который из-за долларизации экономики остро в ней нуждается?

Наглость — неотъемлемая часть американской политики и дипломатии. Как вы думаете, какими "благородными мотивами" США оправдывают свои действия? Правильно: снова "виновата" "Хизбалла" — она якобы скупает доллары, чтобы отправлять их в Сирию и Иран, помогая "жутким террористическим режимам" обходить санкции. И на это обвинение лидер "Хизбаллы" сейид Хасан Наср-Аллах ответил колко и жёстко: "Во время официальных заседаний некоторые чиновники заявили, что 20 млрд. долл. были выведены из нашей страны за рубеж в период между сентябрем 2019 г. и февралем 2020 г. Но занимались этим вовсе не "Хизбалла" и не "Амаль" — и попали эти деньги отнюдь не в Сирию и не в Иран. Кто "увёл" 20 млрд. долл. из ливанских банков за границу? Есть специальный банк, который занимается этим… Ситуация с долларами — заговор, направленный против Ливана, против ливанского народа, против нашей экономики, против ливанского фунта и только в последнюю очередь — против Сирии. Сирия для них — лишь предлог. Спросите главу ливанского Центробанка, ушел ли хоть один доллар из тех самых 20 млрд. в Сирию, и сколько она получила из этой общей суммы".

Вспомним "Акт Цезаря" — введённый США пакет санкций против Сирии, содержащий в себе беспрецедентные законодательные инновации, в соответствии с которыми санкции против Сирии, Ирана и "Хизбаллы" распространяются отныне не только на американцев, а на всех жителей Земли, — и картина заговора будет полной.

"Поворот на Восток"

Вопреки козням США, "Хизбалла" подготовила программу выхода Ливана из экономического кризиса, которую её лидер обозначил как "поворот на Восток": "Если доллар — это инструмент давления, который используется против нас даже в том, что касается наших базовых потребностей, как мы можем ослабить нужду в долларе? Ведь доллар нужен нам, чтобы оплачивать бензин, газ, дизельное топливо, муку. Чтобы покупать лекарства, медицинское оборудование, сырьё для производства, нам нужен доллар. Если у Центробанка нет достаточного количества долларов, чтобы покрыть все эти запросы, — то это лишь потому, что он не хочет иметь проблемы с американцами… Можем ли мы найти дружественную нам страну, которая может пойти нам навстречу? Например, Иран… Могут найтись и другие страны, которые согласятся вести с нами бизнес, чтобы мы при этом рассчитывались не в долларах, а в ливанских фунтах.

Исходя из нашего опыта, нам придётся сперва убедить в этом ливанские власти, а потом уже обращаться к иранцам или к кому-либо ещё… В прошлом, когда наш брат Мухаммад Фнейш был министром энергетики, я ездил в Иран, где обсуждал с министром энергетики Ирана и другими иранскими чиновниками ситуацию с электричеством в Ливане. Мы привезли предложение по этому поводу и представили целый проект — но он не был утверждён в Ливане…

Ещё одна альтернатива — бартер. Страна может не взять ливанскую валюту в обмен на топливо, но мы в состоянии расплачиваться с ними нашей продукцией, сельскохозяйственной либо промышленной. Так мы сможем вести торговлю и с Ираном, и с другими странами… Это будет стимулировать ливанское производство, придаст импульс экономике, поможет создать новые рабочие места и снизит потребность в долларе — и в результате курс местной валюты возрастёт. В самом начале доллар всё ещё будет востребован, но постепенно его важность будет уменьшаться, а курс ливанской лиры — расти. Это поможет снизить зависимость Ливана от Америки. Мы будем в состоянии обеспечивать себя всем необходимым без доллара и прочих "твёрдых" валют. Это во многом оздоровит Ливан…

Я также прошу ливанцев помочь мне убедить в этом ливанских чиновников, которые могут отказаться, опасаясь давления со стороны США. Если они боятся американцев, должны ли мы испытывать страх перед ними? Американцы к нам безжалостны. Бояться их — неприемлемо…

У меня есть чёткая информация, что китайские компании готовы делать инвестиции в нашу экономику, несмотря на все сложности, существующие в Ливане. Это не мы будем давать им деньги — это они будут привозить их в нашу страну. Что, если будет реализован проект строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали из Триполи в Накуру? Разве это не принесёт прибыль в нашу страну? Это выгодная для Ливана инвестиция. А разве это не создаст рабочие места и не приведёт к колоссальным сдвигам в экономике и обществе, позитивно сказавшись на уровне жизни? Я официально объявляю, что китайские компании готовы помочь нам. Они также готовы построить электростанции по схеме СЭП (строительство—эксплуатация—передача) — причём от ливанского государства не требуется никаких вложений, ибо китайцы готовы всё взять на себя. Мы также обсуждали с китайцами, могут ли они построить тоннель между Бейрутом и долиной Бекаа. Китайские компании готовы инвестировать в эти проекты на основе схемы СЭП".

Лидер "Хизбаллы" обозначил три страны, которые могут стать для Ливана основными партнёрами: это Иран, Китай и Россия.

Вражеские провокации

Меж тем, становится неспокойно и на внешних рубежах Ливана. Вечером 23 июля в сирийском небе американские военные самолёты F-15 позволили себе опасное сближение с иранским пассажирским бортом Mahan Air, что чуть не привело к катастрофе. На фоне вспыхнувшего скандала, жалобы Ирана в ИКАО и возмущения ООН вновь всплыл наболевший вопрос: а что вообще боевая авиация США делает в небе Сирии? Сирийское руководство не давало им на это разрешения. И если раньше они оправдывали свои действия "борьбой против ИГИЛ*", то теперь, после победы Сирии, это хлипкое алиби и вовсе перестало работать.

Мой добрый знакомый Фади Бу Дийа, главный редактор аффилированного с "Хизбаллой" журнала "Аль-Марайя", прокомментировал это так: "Объявленное военное соглашение между Ираном и Сирией вызывало серьёзную обеспокоенность у израильского военного руководства — особенно в связи с тем, что это соглашение существенно укрепит возможности ПВО Сирии противостоять израильским атакам. Это привело нас к мысли, что израильская армия нанесёт удар, узнав о последствиях этого соглашения" (из заявления для Russia Today от 19 июня 2020).

"Сионистский враг ударил по Дамаску, в результате которого был убит боец "Хизбаллы", и официально взял на себя ответственность за это.

"Хизбалла" чётко и недвусмысленно указала на необходимость отреагировать на это в соответствии с программным заявлением её лидера сейида Хасан Наср-Аллаха, что его организация не оставит без ответа гибель кого-либо из наших братьев.

И мы объявили, что страх Израиля перед нашим ответом приведёт к военной эскалации. Это усилит давление на руководство Сопротивления в свете кризисов, от которых страдает Ливан, где уже ведутся разговоры о нормализации и нейтралитете" (из интервью на канале OTV от 3 и 22 июля 2020 и из интервью на канале "Аль-Джадид" от 23 июля 2020).

"На следующий день израильская армия подвергла бомбардировке объекты на Голанах и в Кунейтре. Был перехвачен иранский гражданский пассажирский самолёт, следовавший из Тегерана в Бейрут, который совершил вынужденную посадку в Международном аэропорту имени Рафика Харири.

Возникает вопрос: чем обусловлена эта израильская эскалация? Каков её фон?

Эта эскалация спровоцирована США, которые объявили об экономической блокаде Сирии и Ливана, чтобы обеспечить победу на выборах Трампу и Нетаньяху.

Эта эскалация отражает явные разногласия в сионистском истеблишменте при составлении "дорожной карты" для управления ситуацией.

Некоторые израильские спецслужбы повелись на агентурные донесения, в которых их призывают усилить давление, полагая, что у "Хизбаллы" сейчас неподходящий момент для открытия фронта на юге. Кроме того, налицо явная попытка заманить Иран за стол переговоров с американцами, основанная на ошибочном предположении, будто иранское руководство ещё не оправилось от последствий убийства Касема Сулеймани, и, кроме того, озабочено распространением коронавируса и экономической ситуацией внутри Ирана.

Все эти ложные донесения возвращают нас к ситуации в канун израильской агрессии 2006 года, которая закончилась провалом их планов и поражением Израиля в Ливане. На данном же этапе их ложные калькуляции приведут сионистское образование к неизбежному поражению. Возможно, открытие фронта в неожиданном месте принесёт свои плоды, и американцы ничего не смогут предпринять, помимо сильного давления, призванного нивелировать следы их поражения.

Следовательно, вполне реалистичен сценарий, что реакция "Хизбаллы" будет новой по своему стилю и способу исполнения, что отражает силу и готовность "Хизбаллы" противостоять любой израильской агрессии, ибо враг находится под неусыпным военным наблюдением Сопротивления".

В этой заметке содержится намек на то, о чем лидер "Хизбаллы" говорит давно и открыто: если Израиль вновь решится напасть на Ливан, он потеряет север оккупированной Палестины — Галилею, план освобождения которой у "Хизбаллы" уже давно готов.

Галилея 1.0 или Айн аль-Асад 2.0?

Тремя неделями ранее в интервью журналистке связанного с "Хизбаллой" ИА Alahed News Фатиме Диб Хамзе шейх Наим Касем говорил о повторении сценария июля 2006 года как о маловероятном: "Сложившаяся атмосфера не способствует тому, чтобы Израиль замышлял войну против Ливана, поскольку сейчас он сосредоточен на эпидемии коронавируса. Также Израиль вплотную занят аннексией части Западного берега, в связи с чем опасается ответной реакции палестинцев.

Кроме того, его смущают военные возможности Сопротивления, благодаря которым оно создало баланс сил, устрашающий врага. Сейчас они боятся нас больше, чем когда-либо. Как Израиль может напасть на нас, если результаты непредсказуемы?

Внутри самого Израиля даже раздаются крики, что их внутренний фронт не готов к войне! Один их военный эксперт отметил, что их сухопутные силы недостаточно квалифицированы для ведения реального боя. Все эти факторы, включая готовность самой "Хизбаллы", которая постоянно наращивает боеспособность и не поддаётся никакому давлению, удерживают их от агрессии, исключая возможность войны против Ливана.

Но мы всегда принимаем во внимание худшие сценарии. Мы поддерживаем уровень боевой готовности. Если разразится война, мы встретим её с достоинством и полной уверенностью, что Сопротивление одержит победу, потому что правда — на его стороне, потому что эта земля — наша, и потому что мы — готовы".

Современная ситуация столь динамична, что расклады меняются быстро, как погода в горах. Но, возможно, даже за явными американо-израильскими провокациями никакого полномасштабного конфликта не последует, а "Хизбалла" ограничится ювелирно точными актами возмездия, которые не навлекут беды на сам Ливан, но повергнут противника в полное смущение.

А ведь в начале года нечто подобное уже произошло: в ответ на убийство генерала Касема Сулеймани КСИР нанёс сокрушительный удар по американской базе "Айн аль-Асад" в Ираке, и мир сжался в напряжении, ожидая большой войны. Но вместо этого американцы начали эвакуацию своего персонала из Кувейта и ОАЭ. Они тайно вывозили из Ирака своих раненых, сливая в подконтрольные им СМИ потоки неуклюжей "дезы", будто потерь нет, а иранцы "отстрелялись" по пустой базе". Но, увы, "Гаарец" сумел "пропалить" данные о 224 вывезенных через Тель-Авив раненых, а РИА ФАН сообщил о 80 убитых и 200 получивших ранения.

Впрочем, стратегически у "Хизбаллы" и всей оси Сопротивления тоже есть амбициозные планы. Недаром, говоря о покойном Касеме Сулеймани, шейх Наим Касем заявил: "Касем Сулеймани был назначен командующим силами "Кудс" в 1998 году. Их предназначение — подготовить 20-миллионную армию к освобождению Иерусалима. Эта армия должна включать в себя бойцов Сопротивления из Палестины, Ливана, Ирака, Пакистана, Афганистана и Сирии. Он отвечал за военную подготовку и обучение бойцов во всём регионе…И Аллах обещал нам победу".

* Террористическая организация, запрещённая в России.

Ливан. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 15 августа 2020 > № 3541927


Ливан > Армия, полиция > un.org, 14 августа 2020 > № 3481809

ООН: на первую помощь пострадавшему от взрыва Ливану требуется 565 млн долларов

565 млн долларов запросили в ООН на поддержку Ливана, пострадавшего в результате серии разрушительных взрывов, потрясших Бейрут 4 августа. Эти средства пойдут на чрезвычайную помощь, а также на восстановление и реконструкцию города после взрыва, то есть - на реализацию первой и частично второй фаз масштабной гуманитарной операции в Ливане. На оказание стране долгосрочной поддержки в сфере восстановления и развития потребуются миллиарды.

Напомним, серия взрывов в бейрутском порту потрясла столицу Ливана 4 августа. Пострадал не только сам важнейший транспортный узел в регионе, но и значительная часть Бейрута, включая лечебные и учебные заведения и другие объекты гражданской инфраструктуры. По последним данным, число погибших достигло 178 человек, еще более 6 500 тысяч получили травмы различной степени тяжести, сотни тысяч остались без крова.

Сотрудники учреждений и агентств ООН работают в зоне бедствия с момента взрыва: помогают разбирать завалы, раздают горячие обеды и доставляют продукты питания, оказывают поддержку раненым и оставшимся без дома. В первые же дни ООН выделила 15 млн долларов на эти цели, но, учитывая масштабы трагедии, эти средства покрыли лишь малую часть расходов.

Специалисты пытаются оценить масштаб разрушений, вызванных взрывом в порту Бейрута. Фото УКГВ

Специалисты пытаются оценить масштаб разрушений, вызванных взрывом в порту Бейрута.

Чтобы продолжить оказание жизненно важной помощи необходимы 565 млн долларов. Эти деньги пойдут на дальнейшее обеспечение нуждающихся горячими обедами, продовольственными пайками, доставку зерна для пекарен и мельниц; на ремонт больниц, поставки медицинских материалов и лекарств, возведение временного жилья и восстановление пострадавших домов. Это – далеко не полный список проектов, которые ООН и ее партнеры осуществляют сегодня в Ливане.

«Масштабы потерь настолько велики, что вряд ли можно найти хоть одного человека, которого не коснулась эта трагедия, - говорит Гуманитарный координатор ООН в Ливане Наджат Рошди. – Я своими глазами могла видеть разрушения и страх, вместе с тем я стала свидетелем необычайной стойкости и достоинства народа Ливана: люди помогают друг другу, проявляя любовь и сострадание».

По ее словам, процесс восстановления и возвращения к нормальной жизни только начался. Впереди еще очень много работы. Она призвала международное сообщество не бросать в беде ливанский народ и напомнила, что в свое время эта страна распахнула свои двери для сирийских и палестинских беженцев, взвалив на себя в том числе финансовые расходы, связанные с их поддержкой.

В минувшие выходные по инициативе президента Франции Макрона и при поддержке ООН была проведена Международная конференция по сбору средств для Ливана. На ней многие партнеры, в том числе многосторонние международные и региональные организации заявили о готовности прийти на помощь.

Новая беда настигла Ливан на фоне других проблем, которые эта страна переживает последние месяцы. В связи с экономическим спадом и резким ростом цен на продовольствие увеличилось число людей, нуждающихся в помощи, в том числе среди сирийских и палестинских беженцев, а распространение коронавирусной инфекции легло дополнительной нагрузкой на систему здравоохранения страны. По данным на 12 августа, в Ливане было выявлено 7 413 инфицированных, но половина всех случаев пришлась на последние две недели.

В ООН отмечают, что обнародованная сегодня сумма требуется для реализации первой и частично второй фаз масштабной гуманитарной операции в Ливане. На продолжение восстановительных работ и оказание стране долгосрочной поддержки в сфере развития, в том числе решение проблем, существовавших еще до взрыва, потребуются миллиарды, которые в Управлении ООН по гуманитарным вопросам надеются получить из частных и государственных источников.

Ливан > Армия, полиция > un.org, 14 августа 2020 > № 3481809


Ливан. ЮНЕСКО > СМИ, ИТ > un.org, 13 августа 2020 > № 3481817

ЮНЕСКО: в результате взрыва в Бейруте повреждено, по меньшей мере, 640 исторических объектов

Под эгидой ЮНЕСКО будет разработан план по восстановлению и реконструкции культурного наследия Ливана, разрушенного в результате взрыва в бейрутском порту. Работы будут, в частности, проведены в Национальном музее Бейрута, Музее Сурсок и в Археологическом музее.

В результате взрыва в бейрутском порту полностью или частично было разрушено, по меньшей мере, восемь тысяч зданий, в том числе в старых кварталах Геммайзе и Мар-Михаэль. Всего - около 640 исторических объектов. Некоторые из них уцелели, но эксперты ЮНЕСКО опасаются, что из-за повреждений они могут в любой момент обрушиться.

На днях в ЮНЕСКО обратился Генеральный директорат по вопросам охраны памятников древности Ливана с просьбой помочь с восстановлением разрушенных исторических зданий. В ответ на эту просьбу 10 августа под эгидой ЮНЕСКО было проведено онлайн-совещание с представителями ведущих организаций по вопросам охраны культурного наследия и экспертов из Ливана.

Участники наметили шаги по спасению и охране серьезно поврежденного культурного наследия Бейрута и восстановлению его культурной жизни. ЮНЕСКО приступила к подготовке подробного плана на этот счет.

Первым делом будут проведены работы по укреплению конструкций и гидроизоляции, чтобы предотвратить дальнейшие разрушения. Это особенно важно в связи с приближающимися осенними дождями.

В числе участников совещания ЮНЕСКО были представители Альянса по защите наследия в зонах конфликтов – «Алиф», Арабского регионального центра всемирного наследия, «Голубого щита», Международного исследовательского центра по сохранению и реставрации культурных ценностей, Международного совета музеев и Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест. В работе сессии приняла участие Постоянный представитель Ливана при ЮНЕСКО посол Сахар Баассири.

«Международное сообщество направило мощный сигнал о готовности поддержать Ливан после этой трагедии», - заявил заместитель Генерального директора ЮНЕСКО по вопросам культуры Эрнесто Оттоне. Он добавил, что ЮНЕСКО возглавит деятельность по восстановлению и реконструкции разрушенных культурных объектов Ливана.

Ливан. ЮНЕСКО > СМИ, ИТ > un.org, 13 августа 2020 > № 3481817


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 13 августа 2020 > № 3481818

Глава ВПП о Ливане: как будто на Бейрут сбросили атомную бомбу

«Фотографии не отражают реальную картину, это как военная зона, как будто на Бейрут сбросили атомную бомбу». Глава Всемирной продовольственной программы Дэвид Бисли посетил Ливан и поделился своими впечатлениями с журналистами.

Дэвид Бисли побывал в порту Бейрута, где 4 августа прогремел мощный взрыв, превративший в руины не только этот важнейший объект транспортной инфраструктуры, но и значительную часть города. «Ничего не осталось, все разрушено», - так глава ВПП описал ситуацию в бейрутском порту.

Он напомнил, что 85 процентов продовольствия поступает в Ливан через порт. «Мы должны срочно восстановить работу здесь -- необходимо привезти передвижные подъемные краны и развернуть временные складские помещения, но порт должен снова начать функционировать», - подчеркнул он.

Всемирная продовольственная программа оказывает помощь пострадавшим ливанцам, а также представителям самых уязвимых групп населения. Сразу после взрыва семьи нуждающихся получили пять тысяч наборов с непортящимися продуктами: каждый комплект с запасами риса, пшена, макаронных изделий, чечевицы, фасоли и растительного масла рассчитан на то, чтобы прокормить пять человек на протяжении месяца.

Одновременно ВПП расширяет программу по оказанию финансовой помощи наличными средствами. Теперь ее будут получать миллион человек, включая жителей Бейрута, пострадавших от взрыва. Кроме того, на протяжении ближайших шести месяцев 50 тысяч ливанцев будут получать продовольственную помощь. На реализацию этих и других проектов ВПП в Ливане требуется 35 млн долларов.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 13 августа 2020 > № 3481818


Ливан > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 13 августа 2020 > № 3467317

Rai Al Youm (Великобритания): почему они хотят реализовать сирийский сценарий в Ливане именно сейчас?

Через неделю в Ливане прогремит еще один взрыв, который может ввергнуть страну в еще больший хаос, пишет автор. На этот раз спусковым крючком станут решения спецтрибунала по делу Харири. По его мнению, время выбрано не случайно. Кто стоит за раскручиванием ситуации, и как отреагирует «Хезболла», — в статье главного редактора «Рай аль-Яум».

Абдель Бари Атван, Rai Al Youm, Великобритания

Почему «Хезболла» получит наибольшую выгоду от отмены Таифских соглашений? Почему мы за создание правительства национального спасения во главе с Аль-Хоссом и военного комитета для расследования во главе с Эмилем Лахудом?

Давайте начнем с ответа на последний вопрос, не вдаваясь в подробности и анализ, поскольку всего это сегодня очень много в ливанских и остальных СМИ арабского мира. Мы утверждаем, что нынешняя ситуация после взрыва в порту Бейрута и беспорядки, кульминацией которых стала отставка правительства Хасана Диаба, неизбежно закончится падением нынешней коррумпированной элиты, правящей всем Ливаном или большей его частью. То же самое касается Таифских соглашений, которые привели эту элиту к власти в 1989 году, и возникшего разделения по религиозному признаку.

Ливанский народ хочет настоящей демократической реформы, изменения системы без ущерба для государства, но он, к сожалению, больше не является главным лицом, принимающим решения в своей стране, и иностранные державы, особенно американские и израильские силы, а также некоторые лояльные им ливанские стороны хотят повторить сирийский сценарий, запущенный 10 лет назад. Однако, точно так же, как эти силы потерпели поражение в Сирии, они неизбежно проиграют в Ливане, и счастлив тот, кто учится на ошибках.

Если сирийский сценарий был и по-прежнему нацелен на свержение режима в Дамаске, то целью ливанского сценария является разрушение государства «Хезболлы» и ее разоружение, как гласят американские документы. Тем самым Соединенные Штаты хотят успокоить оккупационные власти, еврейских поселенцев и на максимальный срок отложить принятие окончательных решений, так как ливанское сопротивление стало реальной угрозой для этого образования, которое нельзя признать и с которым нельзя сосуществовать.

В Сирии все началось с гневных протестов в Дераа, и в Ливане все аналогично: мы все наблюдали демонстрации и протесты в Бейруте (вскоре и в Триполи) и появление виселицы для Хасана Насраллы является одним из главных показателей в этом отношении. Все, что им нужно, это голова Насраллы. Все слова о головах остальных ливанских политиков просто вводят в заблуждение и являются преднамеренной попыткой обобщить под лозунгом «все, значит, все без исключения».

Большая часть народных протестов, что когда-либо случались и перерастали в насилие и гражданские войны, начиналась мирно с выдвижения законных требований касательно демократических изменений, политических реформ и социальной справедливости. Но заканчивалось все совершенно иначе, так как желания протестующих, ради чего они становятся мучениками, в корне отличаются от целей внешних сил. Примером тому служат события в Сирии, Ираке и Ливии.

Нам хорошо известно, что за последние 10 лет ситуация в регионе сильно изменилась. Страны, которые вмешались в сирийский конфликт в военном, политическом и финансовом планах, переживают экономический кризис (падение уровня доходов от нефти) и кризис в области здравоохранения (пандемия коронавируса), а также вовлечены в региональные и местные войны (Саудовская Аравия и ОАЭ в Йемене и Катар в Ливии). Однако как только из Вашингтона поступает приказ разжечь кровавую бойню в Ливане, средства, необходимые для финансирования войны, сразу находятся, вмешательство становится приоритетом, и появляется его идеологическое обоснование (конфессиональный раскол).

С первого дня своей работы правительство Хасана Диаба было подобно недоношенному младенцу: ему не позволили работать, и оно было отправлено в отставку, так как премьер-министр предложил кратчайшие пути выхода из кризиса, а именно провести выборы в течение двух месяцев и дать ливанскому народу возможность сделать выбор путем голосования, а не насильственных протестов и последующего свержения правящих сил. Поэтому в правительстве началась серия отставок в результате давления со стороны той же элиты, и премьер-министр был вынужден сделать упреждающий шаг и подать в отставку. Поводом для этого послужила разработка нового избирательного закона, что в нынешней напряженной обстановке является невыполнимой задачей.

Сегодня — отставка правительства Диаба, завтра — смещение президента Мишеля Ауна, а на следующий день — отставка спикера парламента и конституционный и правительственный вакуум, который приведет к хаосу и откроет двери для иностранного вмешательства и опосредованной войны. Этот сценарий развития событий готовили несколько месяцев, если не лет, и поэтому наши опасения по поводу кровавого будущего страны усиливаются.

Под предлогом отсутствия правительства Ливан быстро окажется под международным контролем и будет «управляться» неправительственными организациями, и мы не исключаем, что первой в страну прибудет организация «Белые каски». Во всяком случае она находится на расстоянии вытянутой руки — ее штаб-квартиры расположены в Идлибе и Алеппо.

Еще одна бомба взорвется в Ливане через неделю. Мы имеем в виду разрушительные последствия объявления решений специального трибунала по делу Харири. Эти решения могут стать спусковым крючком для насильственных протестов и столкновений на конфессиональной почве. Их огласку отложили не из сочувствия к жертвам катастрофы в порту Бейрута, а для выбора подходящего времени и создания соответствующих условий для такого пугающего развития событий.

«Хезболла», как и сирийский режим, будет сопротивляться переменам и всем планам по разоружению движения, поскольку в отличие от всех своих противников у него больше военной мощи, чем у ливанской армии (и это не его вина и ответственность). «Хезболлу» отличает внутренняя сплоченность — движение не переживало ни один раскол с момента своего создания почти 40 лет назад. Эта сила зиждется на прочном региональном союзе (ось сопротивления), и, что важно, ей удалось сформировать альянс с большей частью ливанского религиозного спектра, включая христиан, суннитов, шиитов и друзов. Как следствие, «Хезболла» станет главным бенефициаром отмены Таифских соглашений, потому что не берет на себя всю ответственность и всегда доказывала, что не хочет править в одиночку, и шла на серьезные уступки ради сохранения ливанского государства.

Ливан богат высококвалифицированными кадрами и мудрыми людьми всех конфессий, которые могут быстро выполнить миссию по спасению страны от этого опасного конфликта, в который ее пытаются втянуть Америка, Израиль, Франция и некоторые арабские государства. Так почему бы не сформировать переходное правительство «национального спасения» под руководством Селима аль-Хосса или кого-то другого, состоящее из нейтральных фигур? Почему бы генералу Эмилю Лахуду не возглавить национальный комитет по расследованию, куда бы вошли армейские генералы, для изучения обстоятельств катастрофического взрыва в порту в качестве альтернативы международной комиссии для расследования, вокруг которой возникает слишком много вопросов?

Мы советуем всем заговорщикам и потенциальным наемникам, участвующим в реализации американо-израильско-французских планов, немного подождать и попытаться извлечь урок из сирийского, иракского и ливийского сценариев, прежде чем вовлекать себя, свои силы и весь Ливан в новый холокост, который в настоящее время готовится в израильских и американских штабах. «Хезболла» сегодня и «Хезболла» в 2005 году — это совершенно разные силы.

Возможно, полезно вспомнить, что последствия 15-летней гражданской войны в Ливане все еще чувствуются в жизни людей, и бойцы «Хезболлы» являются неотъемлемой частью ливанского общественного полотна. Их нельзя вывезти на борту кораблей, с оружием или без, куда-нибудь на Кипр или в Тунис в рамках очередной американской сделки. Все кардинально изменилось.

Ливан > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 13 августа 2020 > № 3467317


Ливан > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 августа 2020 > № 3467140

Project Syndicate (США): сможет ли Ливан подняться из руин?

Автор статьи жил в Ливане в 70-х годах и дает свою версию причин ее нынешнего плачевного состояния. Он задается вопросом: что может прекратить историю бедствий в стране, чья столица когда-то считалась ближневосточным Парижем? После катастрофы в Бейруте ответить на этот вопрос ещё труднее, чем раньше.

Джон Эндрюс (John Andrews), Project Syndicate, США

Винчестер (Великобритания) — «Харам Любнан», бедный Ливан. Эта страна приняла более миллиона человек, бежавших от войны в соседней Сирии. Её экономика находится в свободном падении. И как будто всего этого, а также пандемии covid-19, было недостаточно. Теперь произошёл катастрофический взрыв в порту Бейрута, из-за которого погибли более 150 человек, более 6 тысяч оказались ранены, а около 300 тысяч (5% населения) стали бездомными. Что позволит прекратить эту историю бедствий в стране, чья столица когда-то считалась ближневосточным Парижем?

К сожалению, этот образ давно канул в лету, уничтоженный гражданской войной 1975-1990 годов, коррупцией и региональным хаосом. Сразу после взрыва в порту обречённое правительство ввело чрезвычайное положение, но тут же против него выступили демонстранты, скандировавшие лозунг, который почти десять лет назад дал старт Арабской весне: «аш-ша'б йурид искат ан-низам» («народ хочет свергнуть режим»).

Хотя сейчас правительство уже ушло в отставку, народный гнев будет и дальше нарастать. Специальный трибунал по Ливану в Гааге 18 августа обнародует свой вердикт по делу об убийстве премьер-министра Рафика Харири в 2005 году. Четырёх членов «Хезболлы», шиитской военизированной организации и политической партии, которую поддерживают Иран и Сирия, заочно судили за взрыв кортежа Харири. Объявление вердикта должно было состояться 7 августа, но его отложили «из уважения к бесчисленным жертвам разрушительного взрыва» в Бейруте, произошедшего тремя днями ранее.

Каким бы ни было решение Специального трибунала, политическая напряжённость будет усиливаться. «Хезболла», которая в США и Евросоюзе включена в список террористических организаций, пользуется широкой поддержкой у шиитов. Её военизированное подразделение сильнее ливанской армии, и у неё есть мощный блок в парламенте.

Одним из факторов в гражданской войне было присутствие палестинских повстанцев и их «государства внутри государства». А теперь «Хезболла», с её «государством, которое выше государства», будет провоцировать новые призывы (со стороны ливанцев и внешних сил) покончить с системой, в которой политическая и экономическая власть распределяется не по заслугам, а по религиозному принципу.

Но действительно ли это то, чего хочет «народ», чьи плакаты призывают к «тхавра» («революции»)? Ливан, появившийся на карте Ближнего Востока сто лет назад благодаря соглашению Сайкса-Пико между Британией и Францией, представляет собой мозаику из христиан, мусульман, друзов и представителей других конфессий (официально их признано 18). В 1943 году было прекращено действие предоставленного Франции мандата Лиги наций, и политические лидеры независимого Ливана провозгласили неписанный «Национальный пакт», в соответствии с которым президентом страны должен быть христианин-маронит, премьер-министром — мусульманин-суннит, а спикером парламента — мусульманин-шиит.

Как выразился первый премьер-министр страны Риад ас-Сольх, цель заключалась в «ливанизации ливанских мусульман и арабизации ливанских христиан». Христианам следовало дистанцироваться от Запада, а мусульманам отказаться от идеи, что Ливан является частью большой арабской нации.

Изначально предполагалось, что численность христиан и мусульман примерно равна. Но последняя перепись населения в Ливане проводилась в 1932 году, а в последующие десятилетия христиане явно превратились в меньшинство. Христиане, с их более низким уровнем рождаемости и с большей склонностью к эмиграции (тысячи бежали во время гражданской войны), сейчас составляют лишь треть граждан Ливана.

Но стоит ли корректировать систему в соответствии с новыми демографическими реалиями, если результатом этого станет очередная вспышка вооружённых религиозных конфликтов? Таифское соглашение, которое позволило завершить 15-летнюю гражданскую войну, внесло лишь небольшие исправления в систему, предоставив мусульманам паритет с христианами в парламенте и расширив полномочия премьер-министра.

Протестующие в Ливане уже давно требуют покончить с разделом власти по конфессиональному принципу, а также с вмешательством во внутренние дела страны различных иностранных государств — от Америки и Израиля до Сирии и Ирана. Но они добились единственного успеха: сильное возмущение внутри страны и за рубежом из-за убийства Харири вынудило Сирию вывести свои войска в 2005 году — спустя 29 лет после того, как они начали «охранять» Ливан.

Парадокс в том, что система, против которой выступают протестующие, обеспечивает им такую степень личной свободы и свободы слова, которая крайне редко встречается в арабском мире. Кроме того, в ситуации, когда наличие работы зависит от персонального покровительства, уничтожение данной системы может принести людям убытки. В ходе эксперимента, проведённого одним из ливанских аналитических центров, 70% опрошенных заявляли, что согласны подписать петицию, призывающую покончить с существующей системой, однако эта цифра упала до 50%, когда участников предупредили, что их имена будут опубликованы.

Ливан всегда был хрупкой конструкцией. В 1970-х годах, когда я жил в Бейруте, этот город был действительно космополитичным «Парижем Ближнего Востока», но затем гражданская война, спровоцированная внешними силами, разделила его на фрагментированные, вооружённые до зубов районы, где от указанного в паспорте вероисповедания человека могла зависеть его жизнь.

Учитывая ум и предпринимательскую энергию ливанцев, теоретически можно представить, что ликвидация конфессиональной системы позволит превратить эту хрупкость в силу. Однако я сомневаюсь в этом.

В других арабских странах защитой для религиозных меньшинств становились диктаторы, и они начинали страдать, когда национальное единство оказывалось под угрозой (так произошло в Ираке и Сирии). С большой ли радостью марониты, считающие себя финикийцами, а не арабами, согласятся на правление большинства — ливанцев-мусульман? И смирятся ли шииты с тем, что ливанские сунниты, которых сейчас стало больше, благодаря суннитским беженцам из Сирии, станут их господами?

Реальная задача — повышение ответственности властей. Это просто позор, что руководители военных формирований 1970-х и 1980-х годов превратились в итоге не в государственных деятелей, а в мафиози, обеспечивающих «крышу» (например, перебои в подаче электроэнергии помогают заработать лёгкие деньги поставщикам дизельных генераторов). Это просто позор, что нежелание эгоистичных банкиров и чиновников гарантировать проведение срочных экономических и финансовых реформ завело в тупик переговоры с Международным валютным фондом.

Ливанцы заслуживают лучшего. Но после катастрофы в Бейруте на открытый вопрос, как им этого достичь, становится ответить ещё труднее, чем раньше.

Джон Эндрюс, бывший редактор и иностранный корреспондент журнала The Economist. Автор книги «Мир в конфликте: понимание проблем мира».

Ливан > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 августа 2020 > № 3467140


Ливан. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Финансы, банки > zavtra.ru, 12 августа 2020 > № 3541926 Рами Аль-Шаер

Подорванное общество

Россия против экономического, политического и военного давления на Бейрут

Рами Аль-Шаер

В ходе своего визита в столицу Ливана в четверг 6 августа, то есть на третий день после страшного взрыва в бейрутском порту, президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что в ближайшие дни он организует виртуальную международную конференцию с целью сбора средств для оказания чрезвычайной помощи Бейруту. Макрон сделал это заявление после серии проведённых им встреч, в том числе — с президентом Ливана Мишелем Ауном.

Конференция прошла в воскресенье, 9 августа в режиме видеоконференции без участия России и ряда других стран. Каковы причины неучастия России в этой конференции? Возможно, президент Франции слишком торопился, принимая решение о проведении этого мероприятия. Однако подобные конференции необходимо тщательно готовить, и такая спешка здесь не нужна. Очевидно, что либо Макрону не хватает политического опыта, либо, выступая с подобной инициативой, он преследовал какие-то определённые цели.

На мой взгляд, идея проведения такой виртуальной конференции является неудачной. Трудно предположить, что она может оказаться успешной и позволит собрать необходимую сумму для оказания помощи Ливану. Конечно, можно собрать 200-300 млн. долл., но для ликвидации последствий взрыва Ливану, согласно большинству оценок, необходима срочная помощь в размере 5-8 млрд. долл., т.е. минимум на порядок больше.

Ошибкой является и выдвижение Макроном целого пакета условий президенту и правительству Ливана. Кроме того, президент Франции заявил, что собранные средства необходимо "адресно" направить ливанскому народу. Тем самым Макрон не только выразил недоверие ливанским властям, но и проигнорировал один из важнейших принципов международной политики, посягнув на суверенитет Ливана и его государственных институтов.

Что означает призыв Макрона "направить собранные средства для помощи ливанскому народу"? Как можно осуществить этот призыв на практике? Очевидно, что необходимо проработать вопрос о механизмах и путях "адресного" перевода сотен миллионов (а возможно — и нескольких миллиардов) долларов ливанскому народу.

Такое давление на официальный Бейрут, которое стало возможным в результате заявлений Макрона, привело к тому, что некоторые страны стали настаивать на "необходимости проведения политических реформ" в Ливане. Здесь уместно напомнить, что политическое устройство Ливана является одним из самых передовых в регионе. Отличительными чертами этого устройства являются демократия, плюрализм, гарантированное участие в работе органов власти представителей всех сил ливанского общества, независимо от их политической и конфессиональной принадлежности.

Кроме того, парламентские выборы в Ливане являются одними из самых прозрачных и открытых выборов в арабском мире. Конечно, всё это не означает, что в стране нет коррупции, фаворитизма, кумовства, фактов кражи государственных ресурсов и других пороков современного общества. Такие явления существуют во всех странах мира. Тем не менее, вместо подобного рода "советов" Ливану, выдвижения каких-то предварительных условий для оказания ему помощи, необходимо понимать, что Ливану срочно нужны финансовые средства для оздоровления экономики и ликвидации последствий взрыва. Всё это может осуществиться только путём оказания соответствующей помощи ливанскому правительству и государственным институтам, но никак не посредством разжигания межконфессиональной вражды и смуты, что чревато сползанием Ливана в пучину новой гражданской войны.

Примечательно, что в последние дни всё чаще звучат требования международного расследования причин взрыва. Такое впечатление, что в Ливане нет ни собственных следственных органов, ни независимой судебной системы. Говорю об этом потому, что налицо явное попрание суверенитета Ливана, неуважение воли ливанского народа. Не вижу никаких причин для проведения международного расследования произошедшего. В Ливане существует независимый суд, правоохранительные органы, армия, способная справиться с возложенными на неё задачами. Те же, кто настаивает на международном расследовании, хотят вернуть Ливан в прошлое, в то, что было в стране 15 лет тому назад. Не думаю, что в самом Ливане много тех, кто желал бы этого.

С другой стороны, вполне понятен и гнев протестующих молодых людей, вызванный безработицей, бедностью, последствиями пандемии коронавируса, приведшей к проблемам туристического сектора и экономики в целом, кризису банковской системы. Понятно и объяснимо недовольство тех, кто вышел на улицы, защищая своё право на достойную жизнь, право на лучшее будущее для своих детей. Однако основной причиной гнева и недовольства людей являются санкции, введённые против Ливана, ограничение функционирования банковской системы страны. Эти санкции и ограничения введены Соединёнными Штатами и рядом других западных стран, проводящих политику "коллективного наказания" целых народов в угоду своим политическим целям, политику диктата по отношению к другим странам, политику нарушения государственного суверенитета, игнорирования воли народов.

Естественно, что Россия не может разделять подобные популистские показушные "инициативы", которые нарушают государственный суверенитет, что обычно приводит к обострению внутренней ситуации в стране (а именно это мы и увидели на следующий день после визита Макрона в Бейрут, когда в городе вспыхнули демонстрации, участники которых требовали отставки правительства).

Заявления президента Франции Эммануэля Макрона, а также принятая на конференции "итоговая декларация", вне всякого сомнения, будут использоваться в качестве предлога теми силами, которые призывают к протестам. Всё это лишь усложнит обстановку в стране.

Полагаю, что кампании по сбору средств в чрезвычайных ситуациях должны организовываться и проводиться соответствующими структурами ООН. Лучшим вариантом в этих условиях было бы решение руководителей Лиги арабских государств оказать немедленную конкретную финансовую помощь Ливану. Едва ли сумма в 5-8 млрд. долл. будет большой проблемой для богатых арабских стран.

В этой связи хотелось бы ещё раз отметить, что тяжёлая экономическая ситуация в Ливане возникла не в результате взрыва в бейрутском порту, а в результате санкций, введённых в отношении Ливана Соединёнными Штатами. Эти санкции парализовали банковскую систему Ливана, являющуюся стержнем экономики страны. Однако мы видим, что арабские государства даже в этой ситуации никак не могут решить вопрос об оказании помощи Ливану. Это происходит потому, что эти государства не являются хозяевами своих собственных ресурсов, и фактически лишены права распоряжаться этими ресурсами.

Президент США Дональд Трамп поддержал своего французского коллегу Эммануэля Макрона по вопросу оказания помощи Ливану в ходе состоявшегося между ними телефонного разговора. Совершенно очевидно, что глава Белого дома стремится к осуществлению своих собственных целей, связанных с предвыборной кампанией. Если бы намерения Соединённых Штатов помочь Ливану были искренними, то первое, что они могли бы сделать, это отменить введённые против этой страны санкции, а также снять санкции с Сирии, учитывая тесные экономические связи двух этих стран. Кроме того, принятый недавно Соединёнными Штатами антисирийский "Закон Цезаря", естественно, отрицательно сказывается и на ситуации в Ливане.

Другими словами, у арабов связаны руки, и они не в состоянии помочь братской стране — Ливану.

Что же касается России, то её внешняя политика является стабильной и понятной. Она базируется на соблюдении международного права, на взаимодействии со структурами и институтами международного сообщества, прежде всего — ООН, на уважении государственного суверенитета, что является одним из основных приоритетов российской внешней политики. Всё это, на мой взгляд, и обусловило неучастие России в этой конференции, точнее — к "кампании по сбору пожертвований". И такую позицию по отношению к инициативе президента Франции, заняла не только Россия.

Когда я уже заканчивал писать эту статью, поступило сообщение о состоявшемся заседании кабинета министров Ливана. В сообщении было сказано, что правительство ушло в отставку, которую принял президент Ливана Мишель Аун.

Очевидно, что формирование нового правительства в этой чрезвычайной ситуации, с которой столкнулся Ливан в результате взрыва в бейрутском порту, станет нелегкой задачей. Особенно после того, как выяснилось, что некоторые влиятельные фигуры и партии, играющие важную роль в политической жизни страны, заняли непримиримую позицию по ряду вопросов и стремятся извлечь максимум выгоды из происходящих событий, и изменить в свою пользу баланс сил при принятии важных политических решений, которые определят будущее Ливана и повлияют на деятельность государственных институтов.

Судя по всему, Ливан ожидает непростой период, который может занять достаточно долгое время. Однако сейчас самое важное заключается в том, что правительство должно продолжать свою ежедневную рутинную работу в условиях, когда потребуется принятие неотложных практических шагов до наступления зимы. Необходимо будет обеспечить всех пострадавших в результате взрыва жильём, топливом и электроэнергией, предпринять срочные шаги по восстановлению функционирования морского порта. Кроме того, на плечи "временного" правительства ляжет задача распределения гуманитарной помощи, которая станет поступать в страну в ближайшие дни с целью ликвидации катастрофических последствий взрыва. Это обстоятельство крайне важно. Речь идёт о необходимости взаимодействия всех стран и международных организаций, оказывающих помощь Ливану, с официальными властями страны. Иначе страну ждёт хаос, а все усилия по восстановлению Бейрута и оказанию помощи ливанскому народу могут быть сведены на нет.

Уверен, что вскоре будет сделано заявление об официальной позиции российского руководства по данной проблеме. Не знаю, в какой форме это произойдёт, однако убеждён, что в этом заявлении будет подтверждена необходимость уважения суверенитета Ливана, выражена поддержка ливанского руководства в лице президента и подавшего в отставку правительства, подчёркнута необходимость участия международного сообщества в лице ООН, а также оказания прямой помощи Ливану в этой чрезвычайной ситуации без каких-либо предварительных условий. Сейчас на самом высоком уровне идут контакты между российским руководством и руководителями ряда стран мира, целью которых является координация шагов по оказанию помощи Ливану в ликвидации последствий этой трагедии, по предотвращению внутренних беспорядков, противодействию тем силам, которые стремятся спровоцировать межконфессиональные столкновения, снова разжечь гражданскую войну, в ходе которой в своё время уже погибли тысячи человек, а стране был нанесён огромный ущерб.

Ливан. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Финансы, банки > zavtra.ru, 12 августа 2020 > № 3541926 Рами Аль-Шаер


Ливан. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 12 августа 2020 > № 3468412 Валид Фарес

«КЕДРОВАЯ» РЕВОЛЮЦИЯ: СРАЖЕНИЕ ЗА СВОБОДНЫЙ ЛИВАН

ВАЛИД ФАРЕС

Американский учёный и публицист ливанского происхождения, автор многих книг о ситуации на Ближнем Востоке.

ВОСЬМАЯ ГЛАВА ИЗ КНИГИ ВАЛИДА ФАРЕСА

«“Кедровая” революция: сражение за свободный Ливан» – глава из пророческой книги Валида Фареса «Революция грядет: борьба за свободу на Ближнем Востоке», опубликованной осенью 2010 г. в США, когда ничто не предвещало, что через три месяца Ближний Восток и Северная Африка взорвутся волной социально-политических протестов. В 2011 г. книга вышла в издательстве «Эксмо». С любезного разрешения издателей публикуем главу о Ливане, которая – ретроспективно – объясняет многие процессы, происходящие в этой стране сегодня.

Пока Запад наблюдал за афганцами и иракцами, идущими к избирательным урнам после падения «Талибана» и «Баас», многие американские и европейские критики политики доктрины «глобальной демократии», очевидно, не без влияния антиосвободительного регионального картеля, заявляли, что администрация Буша принуждает к демократии народы, которые этого не желают. Набросившись со всей силой на плюралистический политический процесс, «братство противников демократии» выдвинуло идею, что Америка и её союзники насаждают политическую культуру, которую не приемлют афганцы и иракцы. Разумеется, они опустили тот момент, что подъёму либеральной демократии противодействовали доминирующие элиты, а не большинство населения. «Картель» и его союзники на Западе утверждали, что без военной интервенции выборы в Ираке и Афганистане не могли бы состояться.

Ясно, что без насильственного свержения режимов «Баас» и «Талибана» два общества, находившиеся под их властью, не смогли бы добиться свободы. Но рано или поздно они всё равно восстали бы против ужасов, творимых тоталитарными режимами панарабистов и джихадистов. Впрочем, другие общества уже продемонстрировали готовность подняться на борьбу за свободу без присутствия чужеземных солдат на своей территории. Всё, что для этого требовалось – ясная, однозначная, твёрдая позиция Запада относительно права этих народов на собственное освобождение и его моральная готовность оказать помощь в момент, когда этого потребуют обстоятельства. Одно это обещание способно стимулировать глубинные силы угнетённого народа, привести к неожиданному проявлению смелости. Реальность этого подтверждает пример Ливана, страны, с которой связаны годы моей молодости.

Воздействие ливанской «кедровой» революции на души многих американцев и европейцев само по себе стало важнейшим поворотным пунктом в восприятии США и Западом политической культуры региона. Я лично наблюдал этот психологический шок, мотаясь в 2003–2005 гг. между Вашингтоном и Брюсселем, выступая за освобождение этой маленькой страны от оккупантов.

Случай, который я никогда не забуду, произошел в штаб-квартире MSHNC в Секаукусе, штат Нью-Джерси. Я работал у них аналитиком по терроризму и проблемам Среднего Востока. 15 февраля 2005 г., на следующий день после убийства бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири, американские и западные СМИ обратили внимание на необычные кадры, поступающие со спутников в отделы новостей по обе стороны Атлантики. Тысячи, затем десятки тысяч, а затем сотни тысяч ливанских граждан, преимущественно молодых юношей и девушек, вышли на улицы, скандируя с невиданной доселе страстью лозунги против сирийской оккупации. «Кто эти люди, кто эти молодые мужчины и женщины? Тысячи скандируют лозунги против сирийской армии и «Хизбаллы». Они такие молодые, такие энергичные. Откуда они взялись?» Отставной полковник Кен Аллард, бывший декан одного из военных колледжей, не мог поверить своим глазам. Он, и бывшие рядом с ним отставной полковник Джек Джейкобс и отставной подполковник Рик Франкона, специалисты по международным конфликтам и корреспонденты NBC, специализирующиеся на вопросах терроризма и вооружённых конфликтах, в изумлении наблюдали за тем, как полтора миллиона человек шли по центру Бейрута с плакатами, требуя прекращения оккупации и угнетения, выступая за демократию и свободу. Джейкобс восторгался красотой и энергией молодых участниц демонстрации. «Клянусь, эти девушки революции – кошмар “Талибана” и реальные конкурентки “Хизбаллы”», – говорил кавалер медали Почёта *.

Отделы новостей Fox News, CNN, BBC и прочих СМИ были, похоже, немало удивлены. Медийная элита Запада, особенно после 11 сентября и тем более после войны в Ираке, была уверена, что народы региона испытывают неприязнь к западной демократии или к демократии вообще, точка. На протяжении ряда лет наш внешнеполитический истеблишмент заявлял, что в Ливане всё хорошо и нет необходимости выводить сирийские войска, поскольку гражданское общество страны этого не требует. Затем наступил 2005 год. И события стали разворачиваться в реальном времени. В Бейруте более трети населения вышли на улицы, сообщая всему миру, что больше не могут терпеть угнетения. На самом деле, это была революция. Одинокий и забытый более чем на четверть века ливанский народ восстал. Без закрытой для полётов зоны, способной защитить их, как иракских курдов, без иностранного военного присутствия, как в Афганистане и Ираке, небольшая, но энергичная нация продемонстрировала всему международному сообществу, что на Ближнем и Среднем Востоке назрел взрыв. Это произошло 14 марта 2005 года.

Из всех средневосточных стран Ливан – наиболее сложная в плане социально-этнической и политической структуры стран. До войны 1975 г. в Ливане действовала демократическая политическая система, сопоставимая с израильской и до некоторой степени с турецкой. Его гражданское общество в различные времена и при различных обстоятельствах пробовало и проверяло на себе демократическую культуру. Потребуются целые тома, чтобы описать и проанализировать ливанский опыт взаимодействия с феноменом демократии, но очевидно, что среди всех членов Лиги арабских государств в этой стране произошла одна из самых первых демократических революций, хотя исход восстания до сих пор окончательно не ясен. Получившая широчайшее освещение «кедровая» революция 2005 г., удивившая мир и обратившая на себя внимание мировой общественности в целом и ООН в частности, с 2008 г. ведёт борьбу за выживание.

Феномен мирного переворота в регионе, пережившим одну из самых жестоких и продолжительных войн, заслуживает называться наивысшим достижением освободительного движения на Среднем Востоке – даже при том, что в настоящее время этот свободный анклав демократической культуры окружают объединённые силы джихадизма и авторитаризма. Ливан не первый раз в своей истории сопротивляется оккупантам и угнетателям. Вторжения и мятежи преследуют эту многострадальную страну с античных времён.

Исторические предпосылки

Я рос в Бейруте, поэтому острый интерес к ливанской истории у меня не случаен. Нескончаемая война, которая опустошала страну, заставила меня попытаться понять, что же такое есть в геноме этой страны, что продуцировало такой ошеломительный уровень насилия и нетерпимости между воюющими фракциями. Но сначала недоумение у меня вызывал отказ Сирии признать возникшую в 1943 г. независимую Ливанскую республику.

Для арабского мира, преимущественно управляемого диктаторскими и авторитарными режимами, особая ливанская демократия уникальна. В отличие от большинства арабских стран, Ливан знал политические кампании, выборы, парламентские переговоры, правительственные коалиции и энергичную свободную прессу. Всё это беспрецедентные явления для Ближнего и Среднего Востока. Под давлением регионального авторитарного «Халифата» ливанский эксперимент с плюрализмом и свободами рухнул. Однако он бросил серьёзный вызов «братству против демократии». Убитый в результате покушения ливанский президент Башир Жмайель однажды сказал в своём выступлении: «Ливанцы одновременно ангелы и дьяволы Востока». Может быть, точнее было сказать, что Ливан – земля, где столкнулись и ведут борьбу ад и рай, угнетение и свобода. Здесь проходит линия раскола между ними.

Ливанские националисты всегда считали своими предками финикийцев – первый народ, оставивший след в письменной истории цивилизации на побережье восточного Средиземноморья, преимущественно в античных городах Библос, Тир, Сидон и Угарит. Историки страны с гордостью заявляют о финикийском наследии, которому мы обязаны созданием алфавита, первых законов мореплавания и, до некоторой степени, первой консультативной демократией, возникшей в городах-государствах на ливанских берегах раньше греческой. Несмотря на исторические дискуссии, свидетельства говорят о том, что на протяжении тысячелетий ранние обитатели Финикии, преимущественно амореи, арамеи и ханаане, осваивали различные формы протодемократических институтов. Там очень рано распространилось христианство, и уже к V веку христиане жили на всей территории современного Ливана.

В течение следующих столетий мозаика восточнохристианских народов, включая маронитов и мелькитов, заполонила прибрежные и горные районы. В VII веке на эти земли с юга вторглись войска Халифата, захватив приморские города и долину Бекаа. Так здесь появилось арабское население. Начиная с VIII века, конфигурация Ливана оставалась почти неизменной и состояла преимущественно из христиан в Горном Ливане и мусульман на равнинах. На протяжении семи столетий марада, вооружённые формирования маронитов, противостояли армиям Халифата, сохраняя свободный анклав на окраине обширной империи.

После падения христианского государства в Горном Ливане в XIV в. и оккупации Османской империей, начавшейся в XVI в., автономное княжество продолжало существование в горах и долинах Ливана вплоть до европейской интервенции, которая в XIX в. формально установила протекторат над государством Горный Ливан. Новое образование получило наименование Petit Liban, или Малый Ливан. Большинство его населения составили христиане, меньшинство – друзы. Во время Первой мировой войны жители этой маленькой автономной страны испытали жестокие притеснения со стороны турок. Треть населения Горного Ливана погибла, другая эмигрировала, оставшиеся образовали ядро современной республики.

После краха Османской империи в 1919 г. Франция получила мандат на управление регионом и намеревалась постепенно наделить Le Petit Liban полной независимостью. Христианские политики попросили прибавить территории к Горному Ливану, и в сентябре 1920 г. возник Большой Ливан. Он стал мультиэтническим и в определённой степени биконфессиональным государством с христианами-ливанцами, ориентированными на Средиземноморье, и мусульманами-ливанцами, аффилированными с арабским миром. В 1943 г. правление французов закончилось, для новой республики настал «золотой век», однако на почве национальной идентичности страну охватил серьёзный кризис. В 1975 г. грянула война.

Специфика ливанской демократии

К 1943 г. большая часть региона находилась под властью Османского халифата, и только в автономии Горный Ливан существовало хрупкое равновесие между христианами и мусульманами, и квазидемократическая система, сформировавшая конституционную демократию с религиозным представительством. Президент был маронитом, премьер-министр суннитом, спикер парламента шиитом; места в парламенте и все должностные посты распределялись между религиозными общинами. Эта необъявленная «федеральная система» была уникальной для арабского мусульманского Среднего Востока, в странах которого правили либо панарабисты, либо авторитарные исламисты.

В 1945 г. арабские националисты вынудили страну присоединиться к Лиге арабских государств, поставив её международные отношения под контроль организации, тон в которой задавали авторитарные режимы. В 1948 г. Лига арабских государств втянула Ливан в совершенно ненужную, растянувшуюся на десятилетия войну с Израилем, вынудив последнего принять сотни тысяч палестинских беженцев и дав указание Бейруту содержать их все эти десятилетия в бедственном состоянии неопределённости. «У нас нет причин ввязываться в войну между арабскими режимами и Израилем», – говорил мне в 1982 г. основатель Ливанского университета, эрудированный мыслитель Фуад Афрам Бустани. Бывший президент Чарльз Хелоу говорил мне, что в 1974 г. большинство ливанцев не хотело вступать в Лигу арабских государств или вмешиваться в арабо-израильский конфликт. «Это показало бы режимам региона, как мы управляем нашей демократией в Ливане», – сказал бывший президент, которому в 1968 г. пришлось иметь дело с первым вооружённым восстанием палестинцев.

В Ливане конца 1960 – начала 1970-х гг. многие критиковали «конфессиональный режим» за то, что он даёт привилегии маронитам и христианам в ущерб нарастающему количеству мусульман. На самом деле республика управлялась группой политических и экономических элит из всех сообществ, получавших огромные прибыли от ливанского свободного рынка и процветающей экономики. Несмотря на споры о её уникальности, фактом оставалось то, что граждане свободно голосовали за своих представителей в муниципальной и законодательной власти, а свобода слова более или менее защищалась. Если бы не длившаяся десятилетия кампания панарабистских и исламистских движений по подрыву этой неустойчивой демократии, Ливан мог бы постепенно присоединиться к клубу демократических государств Средиземноморья и стал бы исключением для всего арабоязычного мира. Вместо того чтобы превратиться в полухомейнистскую страну, маленькая республика могла бы намного раньше выпестовать демократическую революцию.

Но «братство противников демократии» уже с конца 1940-х гг. стало нервничать по поводу появления «Швейцарии на Среднем Востоке».

Вскоре авторитарные режимы Египта, Ирака и в особенности Сирии вместе с шайкой радикальных организаций региона ополчились на бейрутскую модель плюрализма. И после иранской революции хомейнизм раздавил ливанскую демократию.

В 1958 г. египетский президент-диктатор Гамаль Абдель Насер поддержал военный мятеж против прозападного ливанского правительства Камиля Шамуна, спровоцировав первую гражданскую войну. Ливанская демократия выжила, но возможности страны обратиться за международной помощью сократились, а влияние соседних авторитарных режимов на Ливан возросло многократно. Нападения палестинских организаций, позже вооружённых сирийской партией «Баас» и другими режимами, в том числе ливийским и иракским, на ливанскую армию и обычных граждан нарастали на протяжении всех 1960-х и в начале 1970-х гг. Целые районы были выхвачены из-под власти закона, граждан похищали, ливанская демократия постепенно оказалась парализована. В результате нескольких схваток с вооружёнными террористическими группировками, финансируемыми радикальными арабскими режимами, рухнули все демократические институты, оказалась разрушенной демократическая культура страны. Распад власти вызвал появление в христианских и мусульманских районах гражданских военизированных формирований, что, в свою очередь, привело страну ко второй, более продолжительной и разрушительной гражданской войне и иностранной интервенции.

13 апреля 1975 г. уникальный демократический эксперимент республики Большой Ливан рухнул. Страна оказалась поделена между военными диктаторами и гражданскими вооружёнными формированиями, раскололась на две крупные зоны. Одна оказалась под контролем Организации освобождения Палестины (ООП) и группы исламистских, марксистских и панарабистских сил. В этой части страны о демократии и свободах пришлось забыть. Верх взяли военизированные формирования, целью которых была ликвидация либеральной ливанской системы. В другой части страны, разорванной войной, христианские силы теоретически держались за многопартийную демократию, но на самом деле военизированные формирования установили авторитарную власть и там. Либеральные и умеренные мусульмане оказались погребены под наслоениями исламистских и панарабистских сил, их коллеги в христианских зонах попали под власть военных диктаторов правого толка. Таким образом, возникла идеально подготовленная сцена для действий сирийского диктатора Хафеза Асада.

Сирийское вторжение: 1976–1990

После того, как многочисленные военизированные формирования захватили ливанское государство и раздавили конституционные институты, в июне 1976 г. сирийский диктатор направил в страну регулярные войска. В выступлении, которое прозвучало через несколько недель, Асад открыто признал, что его режим поддерживает радикальные силы и он считает сирийцев и ливанцев «одним народом в двух государствах». Ни одна международная коалиция не выступила против вторжения – в отличие от ситуации, сложившейся двадцать лет спустя, когда другой баасистский диктатор Саддам Хусейн вторгся в Кувейт.

Я своими глазами видел сирийские танки, расползающиеся по моей родной стране, и пропускные пункты, устанавливаемые на перекрёстках. Уникальную ливанскую демократию развалила не только гражданская война. Возможность возрождения свободы раздавила сирийская армия. Так продолжалось тридцать пять лет – до «кедровой» революции. Баасисты установили контроль над преимущественно мусульманскими территориями и рядом захваченных христианских районов, создав слоёный пирог диктатуры, которую возглавляли сирийцы в компании с разного рода радикальными силами – палестинскими, ливанскими и, с начала 1980-х гг., движением «Хизбалла», поддерживаемым Ираном.

У демократии в Ливане, оказавшейся под контролем Сирии, практически не было шансов выжить.

Впрочем, в риторике о так называемом «Восточном Бейруте» сохранялась надежда: обещание возвращения свободы после того, как будут выдворены сирийские и прочие оккупанты. Христианские силы объединились под командованием главы вооружённых формирований партии «Катаиб» («Ливанские фаланги») Башира Жмайеля, получив наименование «Ливанские силы». В этом «христианском сопротивлении» были свои авторитаристы, в основном среди фалангистов, свои либералы, в том числе сторонники президента Шамуна, и некоторое количество интеллектуалов, в частности, бывший председатель Генеральной ассамблеи ООН Чарлз Малик и Фуад Бустани. Эти силы имели поддержку коалиции политических партий, в задачи которой входило образование федеративного и плюралистического Ливана. Короче, Восточным Бейрутом правили авторитаристы, но их официальный нарратив оставался привержен либеральным демократическим принципам, в то время как баасисты, панарабисты и джихадисты, доминировавшие в Западном Бейруте, не оставляли и малейшей лазейки для плюрализма.

В период сирийской частичной оккупации Ливана между 1976 и 1990-м гг. у меня была возможность работать со многими политиками и интеллектуалами, а затем и сформировать собственную философскую позицию в рамках тех границ свободы, которые были в моём распоряжении. Во время ливанской войны встал вопрос, к какому лагерю примкнуть? Многие утверждали, что демократия разрушена, поэтому, если ты выбираешь свободу на любой стороне, то оказываешься в изоляции. Действительно, господствующие силы в Западном и Восточном Бейруте препятствовали подъёму демократии, но отдельные лица и группы в пределах своих сообществ неустанно ратовали за расширение освободительной борьбы. Различие было в одном: если в Восточном Бейруте долгосрочной целью большинства политических сил было освобождение Ливана от сирийских, иранских и палестинских (ООП) сил и возвращение к плюралистической демократии, то долгосрочной целью господствующих сил в Западном Бейруте – замена республиканского либерализма образца 1943 г. зловещей идеологией баасизма, панарабизма, коммунизма или, позднее, джихадистского исламизма.

В самые мрачные дни ливанского конфликта перед защитниками демократии стояла трудная задача: оказывать из Восточного Бейрута сопротивление силам, подконтрольным Сирии и поддерживаемым Ираном, и бороться в пределах «свободных зон» против тоталитаризма и фашизма. Именно такой выбор сделали многие демократически настроенные группы, находившиеся в христианских районах, в то время как либералы, оказавшиеся под властью ООП и сирийцев на остальной территории Ливана, вынуждены были ждать многие годы, прежде чем национальная революция против сирийской оккупации дала им возможность поднять головы.

В 1977 г. ряд поселений на юге Ливана сформировали местные вооружённые группы для противодействия палестинским и просирийским силам. Изолированный от свободных зон и всего остального мира, южный анклав не имел иного пути, кроме как искать помощи от приграничного Израиля. В результате Освободительная армия Ливана под командованием майора Саада Хаддада, позже переименованная в «Армию Южного Ливана» (АЮЛ) была заклеймена просирийскими силами и «Хизбаллой» как «агенты Израиля». С 1978 по 1982 гг. между сирийскими силами и их союзниками и ливанскими силами под командованием Башира Жмайеля шли нескончаемые ожесточённые бои. Жмайель был прозападным политиком и мечтал об альянсе с Израилем, который в 1982 г. вторгся с юга на территорию страны и дошёл до Бейрута. В какой-то момент сирийцы были на грани изгнания из Ливана, но президент Асад, проницательный стратег, сумел нанести поражение противнику.

В сентябре 1982 г., спустя несколько дней после избрания президентом, Жмайель был убит, новым президентом стал его брат Амин, у которого была более примиренческая позиция по отношению к Сирии. Через год «Хизбалла» организовала взрывы в казармах американских морских пехотинцев и французов, заставляя многонациональные силы покинуть страну. Наступление возглавили сирийцы, постепенно выдавившие христианские силы из Восточного Бейрута и загнавшие их в небольшой анклав. Невероятно, но последний очаг сопротивления раскололся в 1990 г., началась гражданская война между христианскими вооружёнными отрядами во главе с Самиром Гиги и ливанской армией под командованием Мишеля Ауна.

Пока свободный анклав вёл внутреннюю борьбу, а Запад беспокоился по поводу вторжения Саддама в Кувейт, Асад предложил Вашингтону маккиавелиевскую сделку: я поддержу вас в изгнании Ирака из Кувейта, но моя добыча – Ливан. Он изложил свои условия в сентябре 1990 г. Государственному секретарю США Джеймсу Бейкеру. Соединённые Штаты под нажимом нефтедобывающих региональных режимов согласились, и 13 октября того же года танки Асада прогрохотали по улицам свободного анклава Ливана, завершая пятнадцатилетнюю войну. Вторжение Асада положило конец надеждам на демократическое возрождение как Восточного, так и Западного Бейрута. Вся страна оказалась под игом баасистов. Я покинул Ливан 24 октября 1990 г., через несколько дней после убийства либерального политика Дани Шамуна и его жены. В Ливане открылся путь террору, который продлится пятнадцать лет.

Сирийская оккупация: 1990–2005

В считанные недели сирийский «Мухабарат» установил контроль над всей страной, за исключением южного анклава АЮЛ, оставшегося под контролем Израиля. Настойчивому Асаду и его иранским союзникам понадобилось десять лет, чтобы вынудить Израиль отойти за государственную границу, разоружить АЮЛ и установить полную власть над Ливаном. Первые десять лет сирийской оккупации Ливана (1990–2000) получили известность как самая мрачная эпоха в современной ливанской истории. Всё руководство республики, от президента до чиновников и служащих, контролировалось Дамаском. В Бейруте установился режим наподобие режима Виши в оккупированной фашистами Франции, под жёстким контролем сирийского «гестапо», которым много лет руководил генерал Гази Канаан. В это мрачное десятилетие происходило тотальное уничтожение всех противников сирийской оккупации. В христианских районах, захваченных в 1990 г., масштабы репрессий были наивысшими. Сотни активистов и обычных граждан подверглись арестам, избиениям и пыткам. Многие оказались в сирийских тюрьмах. Молодые мужчины и женщины зачастую бесследно исчезали из своих домов. За всеми СМИ велось тщательное наблюдение. Всё демократическое движение в стране было подавлено. Тем не менее сопротивление оккупации никогда не прекращалось.

В 1990-е гг. последователи генерала ливанской армии Мишеля Ауна и сторонники различных групп бывшего «Ливанского фронта», таких, как «Стражи кедров», были вынуждены уйти в подполье или эмигрировать. В 1991 г. сирийский режим заключил с Бейрутом «договор о братстве и сотрудничестве», который давал сирийским разведслужбам и «Хизбалле» полную свободу действий на ливанской территории. В этот год были разоружены все вооружённые формирования, за исключением поддерживаемых Ираном сил и радикальных палестинских организаций. Вся страна оказалась под властью сирийско-иранского режима. В 1994 г. Самира Гиги обвинили в нескольких преступлениях и посадили в тюрьму, его движение «Партия ливанских сил» было распущено.

К середине десятилетия практически вся оппозиция сирийскому режиму была ликвидирована. Спорадически происходили лишь студенческие демонстрации, но они почти не имели народной поддержки. Сторонники бежавшего из страны Мишеля Ауна, сидевшего в тюрьме командующего Самира Гиги, а также независимые активисты сформировали в эмиграции действующую оппозицию, но она не имела существенного влияния на международное сообщество. На юге Ливана израильтяне совместно с армией Южного Ливана под командованием генерала Антуана Лахада удерживали так называемую «зону безопасности». АЮЛ контролировала 10% ливанских территорий и противостояла всей мощи «Хизбаллы» и её союзников.

Постепенно сирийско-иранский альянс стал оказывать давление на южный анклав, и в результате премьер-министр Израиля Эхуд Барак в 2000 г. решил уйти из зоны безопасности, а армию Южного Ливана распустить. 23 мая того же года отряды «Хизбаллы» вышли к государственной границе, и Сирия установила полный и неоспоримый контроль над Ливаном. Сил, оказывающих сопротивление оккупантам, не осталось, и притеснения ливанцев возросли многократно. Но под глубочайшим гнётом в стране зарождалось движение протеста, которое переросло в восстание.

Путь к восстанию: 2000–2005

Со смертью диктатора Хафеза Асада в июне 2000 г. Сирия не утратила господства над Ливаном. Баасистская машина немедленно подобрала замену: его сына Башара. Смена отца на сына дала антисирийским голосам в Ливане небольшой просвет для робкой критики сирийской оккупации. Среди первых, кто начал публиковать в стране оппозиционные статьи, был Гебран Туэни, издатель ежедневной газеты Al Nahar. 20 сентября Епископальный совет маронитов сделал заявление, призывающее к выводу сирийских войск и освобождению заключённых. Постепенно патриарх маронитов и ряд его сторонников подняли голос против баасистской диктатуры в стране. Стало нарастать количество студенческих демонстраций, в университетские городки были направлены силы безопасности. Эмигрантские группы, активизировавшиеся с конца 1990-х гг., принялись лоббировать западных законодателей и ООН. Череда официальных ливанских правительств, действовавших в интересах Сирии, тщетно пыталась подавить активность эмигрантов. В мае 2000 г. лидеры эмиграции собрались на конференции в Мехико и решили обратиться в ООН и попросить её поддержать призыв к выводу сирийских войск из Ливана. На тот момент это казалось весьма маловероятным.

Однако сколь бы энергичными ни были все эти действия, если бы не теракт 11 сентября, события в Ливане могли бы развернуться иначе. После атак «Аль-Каиды» в сентябре 2001 г. США объявили войну террору, Иран и «Хизбалла» объявлены членами «оси зла». Лидеры ливанской диаспоры, преимущественно из США, быстро выступили с заявлением о поддержке американских антитеррористических действий и вышли с инициативой передать дело о выводе сирийских войск на рассмотрение в ООН. Состоялось несколько встреч в Конгрессе, Государственном департаменте и Белом доме. Ливанская делегация настоятельно требовала активизации действий США в Совете безопасности ООН. На одной из таких встреч в марте 2004 г. Эллиот Абрамс, который был главным по Среднему Востоку в Государственном департаменте, спросил лидеров неправительственных организаций: «Если мы усилим давление извне, поддержит ли ливанский народ нашу инициативу?»

Американские лидеры не были уверены, что народные массы Ливана готовы к демократическому восстанию. Вдоволь нахлебавшись джихадистской и апологетической пропаганды в связи с вторжением в Ирак, администрация Буша-младшего с опаской относилась к развязыванию новой кампании, которая могла вызвать ответный огонь. Критики и так без устали нападали на Вашингтон за политику «поддержки демократических революций». New York Times и американские научные круги утверждали, что народы Среднего Востока не готовы к демократии и по своей воле не сделают выбор в её пользу.

Я отвечал так: «Если Америка и другие демократические страны помогут Ливану освободиться от сирийской оккупации, ливанское гражданское общество пойдёт вам навстречу». У меня не было данных, подтверждавших эту мысль; в своём утверждении я опирался на собственную веру в человеческую натуру и на основные инстинкты человека, находящегося в опасности.

Если ливанцы не перестали надеяться на свободу, они воспользуются возможностью и восстанут. Спустя несколько месяцев мои слова подтвердились: вспыхнула «кедровая» революция.

Администрация Буша была наготове, и перед нами открылся путь в Совет безопасности ООН.

Встреча с послом США в ООН Джоном Негропонте в марте 2004 г. стала первым шагом. Неправительственная делегация объяснила свой план, цели и передала записку послу и его помощникам. Так было положено официальное начало битве за освобождение Ливана. Мы проинформировали главу американской делегации, что ливанская миссия в ООН, подконтрольная сирийскому режиму, называет ливийско-американскую команду «ренегатами». Негропонте только отмахнулся. Затем мы встретились с французской и британской делегациями, которые положительно отнеслись к нашему проекту. Состоялись также встречи в Совете безопасности с послом России и китайскими дипломатами. Проведя переговоры с пятью постоянными членами Совбеза, затем мы пообщались и с временными членами, и с представителями Лиги арабских государств.

Следующим шагом стала перегруппировка политических сил. Правители Бейрута и Дамаска получили информацию, что в Нью-Йорке что-то происходит, но не придали этому значения. К середине лета тысячи бумажных и электронных писем, написанных американскими гражданами ливанского происхождения, поступили в Конгресс США и администрацию президента, а также во французские посольства по всему миру. Ливанская диаспора всячески подталкивала Совет безопасности к рассмотрению резолюции. Башар Асад занервничал, его разведка выступила с обвинениями ООН в нечестном поведении по отношению к ряду ливанских политиков, в том числе к бывшему премьер-министру сунниту Рафику Харири и бывшему министру друзу Марвану Хамаде. Дамаск полагал, что Харири оказал влияние на президента Франции Ширака, чтобы тот поддержал Буша по ливанскому вопросу, но на самом деле ливанские политики не имели к этому никакого отношения.

Инициатива ООН была проектом, выдвинутым исключительно ливанскими неправительственными организациями в изгнании. Харири вызвали в Сирию, где как сообщали американские СМИ, Асад обрушился на него с угрозами. 18 сентября 2004 г. Совет безопасности ООН принял резолюцию № 1559, призывающую Сирию вывести войска, а «Хизбаллу» и прочие вооружённые формирования – сложить оружие. После июня 1976 г., когда Хафез Асад отдал приказ о вторжении в Ливан, и после террористических атак «Хизбаллы» в 1982 г. на многонациональные миротворческие силы в Бейруте, это стало первой акцией ООН, направленной на прекращение баасистско-хомейнистского господства в Ливане. Яростной реакцией Дамаска стала попытка убийства либерального политика друза Марвана Хамаде осенью 2004 года. В январе 2005 г. лидеры ливанской эмиграции призвали ливанское гражданское общество к восстанию против сирийского террора. 14 февраля 2005 г. в результате мощного взрыва в центре Бейрута были убиты Рафик Харири, несколько других политиков и их охранники. Друзья погибших обвинили в заказном убийстве Башара Асада, но спустя несколько лет появились сообщения о том, что за этим террористическим нападением стояла «Хизбалла». Через несколько месяцев в ООН был создан специальный трибунал для расследования действий террористов. Жестокое убийство Харири вызвало серию массовых демонстраций в центре Бейрута. Впервые после 1990 г. десятки тысяч граждан, преимущественно христиан, суннитов и друзов, выступили с маршами и лозунгами против сирийской оккупации. Гражданское общество действовало согласно своим свободолюбивым инстинктам. Мои предсказания оправдались: инициатива в ООН вызвала встречное движение народных масс в Бейруте.

8 марта 2005 г. «Хизбалла» и просирийские силы собрали около трёхсот тысяч сторонников для выступления против назревающей революции. В тот день ведущий телекомпании Fox News спросил у меня, правда ли, что большинство ливанцев хотят демократии, ведь организованный «Хизбаллой» гигантский марш «в поддержку Сирии» собрал четверть миллиона людей. Я объяснил ему, что это – максимальная сила трёх режимов, иранского, сирийского и ливанского, которую они могут мобилизовать для сохранения власти господствующей элиты, и что это – решающий момент для молчаливого большинства, готового поднять свой голос в защиту свободы. Действительно, через неделю полтора миллиона мужчин, женщин, молодёжи прошли маршем по столице, призывая «Свободе – звенеть, Сирии – уходить, “Хизбаллу” – разоружить». 14 марта 2005 г. началась «кедровая» революция.

«Кедровая» революция: 2005 – 2008

Международное сообщество не могло не отреагировать на появившиеся в СМИ фотографии и видеокадры, демонстрирующие народные массы, высыпавшие на улицы Бейрута. «Кедровая» революция (термин, придуманный в Вашингтоне, но не чуждый истории ливанского сопротивления сирийской оккупации) была немедленно признана всеми странами западной демократии, включая США, Францию, многих членов Европейского союза, и поддержана арабскими правительствами таких стран, как Саудовская Аравия, Иордания и Египет. Успех демократической революции, обеспеченный не вооружённым насилием, а исключительно мирными массовыми демонстрациями, поразил многих. Все обратили внимание на резкий контраст между демократическим движением в Ливане, созревшим до такой степени, чтобы объединить различные сообщества, и сирийскими, иранскими и представляющими движение «Хизбалла» силами, господствовавшими в регионе. В Афганистане и Ираке выборы, формирование политических партий, свободные дискуссии, появились благодаря военным кампаниям США и союзников. В Ливане авторитарное правительство, поддерживаемое баасистами и джихадистами, рухнуло от песен безоружных граждан и давления эмигрантских неправительственных организаций.

Вскоре после полуторамиллионной демонстрации в Бейруте Вашингтон и Париж попросили Башара Асада немедленно вывести войска из Ливана. Сирийский диктатор оказался перед выбором: либо направлять дополнительные войска для подавления революции, либо уходить. При наличии американских вооружённых сил на востоке, в Ираке, и на западе, в Средиземноморье, военное командование Сирии быстро сообразило, что в случае международных действий у них нет ни единого шанса.

Оказавшись перед лицом мощной народной революции «снизу» и стратегически зажатым между военными группировками Запада, Асад выбрал третий вариант: вывести свои регулярные войска, но сохранить на ливанской территории «вторую армию». В её состав вошли «Хизбалла», сирийские разведслужбы и радикальные палестинские группировки. К концу апреля план Асада был приведён в действие: армия стала быстро покидать Ливан, оставляя за собой лишь несколько позиций вдоль протяжённой границы между двумя государствами.

Политики, которые появились, чтобы возглавить народное восстание, окрестили свою коалицию «Движение 14 марта». К ядру антисирийской оппозиции, которая вела освободительную борьбу с 1990-х гг., присоединились политические деятели из числа суннитов и друзов. Движение объединило сторонников из многих различных ливанских сообществ.

«Кедровая» революция показала, что большинство ливанского народа лелеяли глубокие надежды на свободу и демократию и были готовы вести борьбу с иностранной оккупацией, тоталитарными идеологиями и терроризмом.

Они справились со сложнейшей задачей: после пятнадцати лет оккупации, которую апологетическая пропаганда во всех средствах массовой информации подавала как «стабилизирующую силу», продемонстрировали окружающему миру подлинную волю народа.

«Кедровая» революция сохраняла свою девственную чистоту до тех пор, пока за дело не взялись политики. Вместо того, чтобы довершить начатое дело и полностью сокрушить просирийский режим и отстранить от власти символы периода оккупации – президента Эмиля Лахуда и спикера парламента Наби Берри, – оппозиционные политики предпочли провести выборы в законодательные органы, а некоторые из них вступили в альянс с «Хизбаллой». «Кедровая» революция завоевала огромное большинство в парламенте, но её политики пригласили в кабинет террористическую группировку.

Первые революционные недели оказались сопоставимы с теми днями, когда иракцы и афганцы шли к избирательным урнам, реализуя свои демократические права. Единственным отличием было то, что избиратели в Месопотамии и Афганистане шли на выборы под защитой американских солдат. В Бейруте треть населения, выступая против двух наиболее деспотичных режимов региона, вышла на улицы без присутствия иностранных сил, которые могли бы их защитить.

К июлю 2005 г. наиболее искренние дни демократической революции закончились. В правительство вошли политики движения «14 марта» и, как это ни странно звучит, просирийски и проирански настроенные деятели, хотя и в меньшинстве. Революционные «политики» остановились на полпути. Они не могли просить большей международной поддержки из страха перед «Хизбаллой» и не могли распустить правительство «национального единства», в которое вошли вместе с террористами. К полному смятению населения, стратегическое преимущество быстро перехватили политики, пользующиеся поддержкой Сирии и Ирана. До конца года трое выдающихся лидеров «кедровой» революции были убиты. Погибли политики левого толка Джордж Хави и Самир Кассир, а также недавно избранный в парламент либеральный издатель Гебран Туени. На следующий год «Хизбалла» втянула политиков движения «14 марта» в бесплодный процесс так называемого диалога. В июле лидер «Хизбаллы» Насралла дал команду на начало обстрелов Израиля. Но главной его целью было слабое правительство Фуада Сениоры. После военных действий лета 2006 г. «Хизбалла» отомстила кабинету министров, организовав городские волнения в Бейруте и парализовав центр столицы.

Расчёт Асада и шиитских аятолл был безупречным: со сменой большинства в Конгрессе США администрация Буша оказалась беспомощна в вопросах международной политики. С 2007 г. Америка больше не могла оказывать стратегическое давление на «Хизбаллу» и Сирию. Контрреволюционное движение против демократии набирало в Ливане ход. Росло количество террористических атак и покушений на законодателей, членов правительства, военнослужащих, политиков, лидеров неправительственных организаций и рядовых граждан. 7 мая вооружённые отряды «Хизбаллы» вторглись в суннитские районы Восточного Бейрута и напали на населённые друзами районы Горного Ливана. Его жители с оружием в руках оказали яростное сопротивление отрядам «Хизбаллы», однако политики движения «14 марта» вынуждены были сдать парламент и признать «легитимность» проиранских вооружённых формирований.

«Хизбалла», государственный переворот: 2008–2010

После захвата основных правительственных территорий Бейрута «Хизбалла» стала главным игроком на политической карте страны. Любопытно, что новые выборы в законодательные органы власти, состоявшиеся в июне 2009 г., опять обеспечили политикам движения «14 марта» парламентское большинство. Старшие лидеры коалиции, опасаясь новых вооружённых действий «Хизбаллы», уступили политическое большинство силам, тесно связанным с Дамаском и Тегераном. За два года «кедровая» революция оказалась вытеснена из правительственных институтов и выдавлена назад на улицы, в мир беспомощных неправительственных организаций. Новый президент республики Мишель Слейман признал власть «Хизбаллы» и возобновил старые сирийско-ливанские «переговоры». В 2010 г. новый премьер-министр Саад Харири, сын убитого суннитского лидера Рафика Харири, тоже подчинился влиянию Сирии и «Хизбаллы». Просирийский альянс сил «Хизбаллы» быстро установил контроль над рядом министерств, в том числе министерством иностранных дел, формируя политический курс посольств по всему миру и в ООН, членом Совета безопасности которого Ливан стал в 2010 г. С помощью чиновничества сирийско-иранская «ось» начала активные действия против сторонников «кедровой» революции, вычищая кабинеты и службы безопасности от сочувствующих движению «14 марта». К началу 2010 г. политическое руководство «кедровой» революции в Ливане практически отказалось от борьбы. Лидер друзов Валид Джумблат встречался с лидером «Хизбаллы» Насраллой; премьер-министр суннит Саад Харири посещал Башара Асада в Дамаске; христианские лидеры неохотно, но признали «Хизбаллу» как легитимное «движение сопротивления».

Возврат к власти «Хизбаллы» и сирийских союзников, хотя и не полный, означает конец первой «кедровой» революции или, по крайней мере, первой её фазы. Противники подконтрольного хомейнистам и попавшего под влияние баасистов государства втайне у себя на родине и открыто в эмиграции собирают силы для второй «кедровой» революции.

Демократические силы Ливана

Я встречался с лидерами Ливана, которые появлялись и исчезали, которые были убиты, оказались в изгнании или в тюрьмах. И понял, что демократические идеалы в этой маленькой стране переходят от поколения к поколению, от сообщества к сообществу и возрождаются как феникс. Непрестанное стремление к свободе столь же древнее, как и народы, населяющие горные и приморские районы Ливана.

Жители глубоких ливанских долин относятся к числу очень немногих народов, которые веками боролись против Омейядов, Аббасидов, мамелюков и османов. Эта борьба запечатлена в истории и будет продолжена. Причина многих неудач и поражений от сил «Халифата» всегда крылась во внутренних разногласиях между лидерами сопротивления.

В настоящее время демократические силы рассредоточены по многим сообществам, образующим современный Ливан. Единомышленникам по освободительному движению из разных этнических групп не всегда удаётся координировать свои действия. Христианское сообщество с 1975 г. ступило на путь борьбы с сирийской оккупацией и вело её пятнадцать лет, прежде чем развалиться в ходе христианской гражданской войны 1990 г. В годы войны либерально мыслящие представители мусульманских сообществ жестоко преследовались вооружёнными формированиями и сирийскими разведслужбами. Примеров героизма активистов и писателей в избытке. Например, литератор либерального толка мусульманин Мустафа Джиха, который был убит джихадистами 15 января 1992 г. Джиха выступал против аятоллы Хомейни, «Хизбаллы» и сирийской оккупации. В 1985 г. я спрашивал его, почему он, шиит, выступающий против иранских хомейнистов, не боится преследований со стороны террористов. Он ответил: «Мусульманские интеллектуалы, которые, подобно нам, бросают вызов господствующим исламистским силам в арабском мире и, в особенности, в Ливане, очень хорошо понимают, что все мы – живые мученики за свободу. Некоторые из нас увидят наши общества свободными отсюда. Другие увидят это оттуда». В начале 2010 г. другой Мустафа Джиха направил электронное письмо ливанской эмиграции, заявив о возобновлении борьбы путём переиздания книг убитого литератора. Это его сын, который решил подхватить знамя и продолжить борьбу.

Начали подниматься демократы суннитских и друзских общин, особенно после 2005 г., когда Сирия вывела свои войска из Ливана. В этот решающий для выступлений год было убито несколько либеральных деятелей из числа суннитов.

В Восточном Бейруте за демократию и права человека выступали многие знаменитые личности. Среди них – д-р Чарлз Малик, бывший президент Генеральной ассамблеи ООН и один из авторов Всеобщей декларации прав человека; ректор Ливанского национального университета. Фуад Афрам Бустани; бывший президент университета cв. Джозефа Селим Абу; либеральный юрист Муса Принс, активисты и профсоюзные лидеры. Защитники демократии поддерживали борьбу, одновременно продолжая оказывать давление на политиков, заставляя их придерживаться принципов плюрализма мнений и основных демократических свобод. В 1990-е г., в период сирийской оккупации, либеральные авторы и комментаторы находились под особым прицелом. Но драма достигла своего апогея в 2005 г., когда началась революция. Было совершено покушение на журналистку Мэй Чидиак. В её машину была заложена бомба, Мэй лишилась руки и ноги. Объектами нападений становились и журналисты левого толка, такие как Самир Кассир, автор ежедневной газеты Orient Lejour. И последнее, но не менее важное: взрыв автомобиля в декабре 2005 г. унес жизнь члена парламента либерала Гебрана Туэни. Это – высокая цена, которую приходится платить за демократию в Ливане.

Тем не менее демократические силы в Ливане набирают силу. Те голоса звучали в разгар «кедровой» революции. Либеральные силы мусульманских сообществ прилагали страния, чтобы сбросить ярмо тоталитарных идеологий. Революция дала исторический шанс демократам суннитского сообщества. Как говорил мне один из их молодых лидеров, «сунниты ещё удивят ливанцев, поскольку они являются реальным противовесом джихадистским экстремистам». Член парламента Мисбах аль Абдах – один из многообещающих суннитских лидеров. Абдах представляет Триполи, один из крупнейших суннитских городов Леванта. Он согласен с мыслью о том, что в мультиэтническом Ливане каждое сообщество живёт по своему ритму и времени, «но в итоге демократы всех религиозных конфессий станут силой, которая способна произвести изменения».

Восходящий молодой лидер шиитов Ахмад Асад говорил в 2007 г. на брифинге в Вашингтоне, организованном, среди прочих, и Фондом в защиту демократии, что «даже в среде шиитского сообщества реформаторы и демократы полны энергии и готовы к восстанию, несмотря на силу “Хизбаллы”». Эти слова, произнесённые за три года до того, как в Иране вспыхнула «зелёная» революция, говорят о многом. Асад, который выступал против сирийской интервенции в Ливан ещё до «кедровой» революции, говорил мне, что дух демократии распространён повсеместно даже среди шиитов долины Бекаа и южного Ливана – традиционных опорных пунктов поддерживаемой Ираном «Хизбаллы».

С мая 2008 г. «Хизбалла» постепенно начала повторное проникновение в страну. В 2010 г. её вооружённые формирования блокировали все попытки восстановления плюралистической демократии. Международный суд предъявил ей обвинения в совершении террористических актов, но «Хизбалла» продолжает угрожать возобновлением насилия, чтобы не допустить повторения «кедровой» революции.

Перспективы на будущее

Сражение за демократию в Ливане имеет решающее значение для Среднего Востока. В статье, опубликованной в 2004 г. и основанной на записке, которая была направлена в Администрацию президента и Конгресс США, я доказывал, что Ливан является «нервным центром» всего региона. При наличии пяти крупных университетов, множества СМИ, традиции демократических выборов до 1975 г. и мультиэтнического сообщества на перекрёстке между Востоком и Западом любой прорыв к демократии в Бейруте окажет влияние на весь регион. «Кедровая» революция была первым шагом в этом направлении.

Члены «братства противников демократии», несмотря на внутренние разногласия, сплотились, чтобы остановить возникновение передового свободного общества в Ливане. Авторитарные режимы и джихадистские движения Среднего Востока увидели для себя огромную опасность в ливанской демократической революции, успех которой мог дать толчок глубоким изменениям в политической культуре региона. Изменения на «земле кедров» более чем в любой другой недемократической стране региона способны стереть в порошок «идеологический Халифат», который мечтают установить джихадисты и прочие тоталитаристы.

Перевод: Калинин А. А., Лаирова Антонина, Бавин С. П.

--

СНОСКИ

* Медаль Почёта (Medal of Honor) – высшая военная награда в США; учреждена в период Гражданской войны в 1862, вручается президентом США от имени Конгресса. – Прим. пер.

Ливан. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 12 августа 2020 > № 3468412 Валид Фарес


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 августа 2020 > № 3468414 Алексей Сарабьев

НОВЫЙ ВИТОК ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНКУРЕНЦИИ В ЛИВАНЕ?

АЛЕКСЕЙ САРАБЬЕВ

Ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, главный редактор издания «Религия и общество на Востоке».

Протесты в Бейруте 8 августа, спустя четыре дня после трагедии, конечно, не были массовыми. Однако на этот раз немногочисленные протестующие действовали решительно, и это стало началом нового политического витка: уже 10 августа президент Ливана Мишель Аун принял отставку премьер-министра Хасана Диаба и его правительства. Будет ли новый кабинет составлен всё по тому же конфессиональному принципу?

Страшный взрыв аммиачной селитры в бейрутском порту, унесший человеческие жизни и искореживший квартиры бейрутцев, усугубил социально-политическое положение в стране. Закономерно, что он вызвал, во-первых, новый всплеск волны недовольства народа действиями исполнительной власти и, во-вторых, новый раунд политического противостояния «старых добрых» кланово-конфессиональных партий, которых ливанцы и призывают смести с политической арены, «всех – то есть всех» (келлон я‘ни келлон).

Мрачные краски фона

Их три – основных цвета фона общественной жизни Ливана летом 2020 года.

Первый. Социальные протесты с 17 октября 2019 г. подхватили общемировую волну народных выступлений, которая в регионе особенно сильно ощущалась в Ираке (за месяц до того). Ливанские протесты затихали на период очень жёстко проведённого властями карантина, но в начале лета вновь возобновились, хотя и не с той силой, что была.

Второй. При введённой правительством «всеобщей мобилизации по борьбе с коронавирусом» принятые Ливаном карантинные меры были, пожалуй, самыми жёсткими в Леванте. Страх пандемии перемешался с растерянностью перед небывалыми ограничениями социальной активности. Колоссальные убытки ливанцев-предпринимателей и потеря многими источников заработка усилили психологическую подавленность и отчаяние населения.

Третий. Явно нерезультативные действия правительства и углубление финансово-экономического кризиса убеждали население в тупиковости ситуации и необходимости продолжения протестов.

Этот фон вкупе с продолжением острой политической конкуренции создавал в Ливане эффект взведённого курка. Серьёзным триггером стала бейрутская трагедия, запустившая новый этап протестов – на новом уровне.

Возникают несколько вопросов, которые как ливанцы, так и вдумчивые наблюдатели задают себе и друг другу, и ответ на которые помог бы понять пути выхода из сложившегося опасного положения.

Революционная ситуация?

О том, что Ливан оказался охваченным глобальной протестной волной, писали разные издания. Она прошла сквозь страны нескольких континентов, в том числе: Чили, Аргентина, Боливия, Эквадор, Англия, Чехия, Алжир, Судан, Ирак, а также анклавы – Гонконг и Каталония. События были вызваны сходными причинами и в этом смысле легко прослеживается взаимосвязь между ними. Едва ли, впрочем, можно говорить о её практических последствиях – кристаллизации исторического субъекта и объединении формы данного политического действия. По этим признакам протестная волна оказалась расчленённой по «национальным государствам».

В Ливане тяжесть положения в экономике начала всё больше отражаться на рядовых гражданах. Народ стал испытывать на себе фатальную нерешённость проблем во многих отраслях экономики. Нараставшая безработица, в том числе среди квалифицированной молодёжи, страшная дороговизна недвижимости и качественного образования, высокие тарифы на жилищно-коммунальное обслуживание и топливо, многочасовые перебои в подаче электроэнергии и «генераторная мафия», восполняющая за дополнительные поборы нехватку электричества, проблемы с утилизацией бытовых отходов, ухудшение экологической ситуации – всё это не могло способствовать социальной стабильности. Финансовый кризис, о мерах преодоления которого довольно вяло вещал глава ливанского центробанка «Банк дю Либан» Риад Саламе, к весне 2020 г. стал грозить заморозкой счетов простых ливанцев якобы для покрытия первостепенных статей бюджета. В условиях карантина и резкого обеднения среднего класса это стало вызывать ярость больших групп населения – поверх границ конфессиональных общин.

После снятия в Ливане строгого карантина в мае постепенно возобновилась и активность масс, «в бурные времена привлекаемых как обстановкой кризиса, так и самими “верхами”, к самостоятельному историческому выступлению».

Поразительное хладнокровие демонстрировали ливанские ведущие политики, пытаясь не дать усомниться ни народу, ни оппонентам в своих силах держать ситуацию под контролем. Трагедия в Бейруте 4 августа нанесла удар как раз по этой области. Когда прошёл шок, ливанцы стали выражать своё законное негодование, а политическая оппозиция – подливать масла в огонь, обвиняя исполнительную власть в бездействии и набирая политические очки через мобилизацию молодёжных движений.

Действительно, спустя месяцы можно попытаться осмыслить, что же вывело людей на улицы, во что переросли требования и что сдвинулось с мёртвой точки. Теоретически людской гнев вызывают не сами по себе тяжёлые условия, а несоответствия и противоречия. Например, когда ожидания социальных групп остаются относительно постоянными, в то время как их возможности оцениваются как снижающиеся.

Ещё одним фактором социальной дестабилизации становится демонстрационный эффект: социальное и материальное неравенство раздражает и озлобляет, заставляет «распределять» степень вины по социальным группам и назначать кого-то виновным. Бейрут с его блеском и нищетой в этом отношении даёт богатую пищу. Но раньше нередко виновными назначались конкурирующие сообщества, причём кланово-конфессиональные партии, по сути, возглавляли это разрушительное действо. А с осени 2019 г. всё пошло не так: протестующие прибегли к шоковой терапии, перекрывая питающие страну «артерии» – парализуя ключевые транспортные магистрали.

Требования неожиданно быстро свелись к одному главному, которое касалось принципа государственного управления и политического участия – конфессионализма. Важно подчеркнуть, что сами демонстранты пресекали участие в своих акциях по партийной принадлежности. Не допускались традиционные политические партии и их агитаторы. «Все, значит все».

Реального результата добиться не удалось, несмотря на быструю отставку правительства Саада Харири и формирование в январе правительства «технократов». От ливанцев не укрылось, что в реальности новый кабинет был составлен всё по тому же конфессиональному принципу – квоты были соблюдены. Сторонники ушедшего в отставку премьера отказались войти в его состав, а значит – новое правительство включило представителей только одной из сторон политического противостояния. Но как раз к уходу от конфессиональных квот и от разрушительного противоборства в политике и призывали демонстранты. То есть результат был близок к нулю, повестка протестов так и осталась открытой.

Карантин снят, да здравствует карантин?

Указом правительства от 15 марта 2020 г. была объявлена «всеобщая мобилизация для борьбы с коронавирусом». Видимо, осознавая юридическую зыбкость такой формулировки, как «всеобщая мобилизация» (ат-та‘би’а аль-‘амма), премьер лично разъяснил, что она пока сводится к обязательству оставаться в своих домах и не оставлять их, за исключением крайней необходимости, ради предотвращения разного рода «собраний в общественных местах и на частных территориях» и посредством «принятия неотложных необходимых мер для судебного преследования нарушителей в компетентных судебных органах». Специально оговаривалась необходимость использование для этого сил армии и спецслужб: разработать особые меры поручалось «руководству армии, Главному управлению сил внутренней безопасности, Главному управлению общей безопасности, Главному управлению государственной безопасности, муниципальной полиции и муниципальных профсоюзов».

Правда, даже в этих жёстких условиях происходили акции протеста, например, доведённых до отчаяния водителей общественного транспорта в Триполи, оставшихся без работы и средств к существованию.

Заслуживает особого внимания закон, принятый в тот сложный период, который явно отсылал к пережитому ливанскими политиками шоку от по-настоящему массовых протестов. 9 апреля 2020 г. члены правительства «технократов» направили на утверждение в парламент некий законопроект «о приостановке юридических и судебных сроков». Законопроект предполагал, что «в период с 18 октября 2019 г. по 30 июня 2020 г. приостанавливается действие всех юридических, судебных и договорных сроков, предоставляемых лицам с публичными и частными правами для осуществления всех видов прав, независимо от того, являются ли эти сроки формальными или процедурными, либо распространяются на основании права; решение включает приостановку сроков гражданских, коммерческих и уголовных дел; указанные сроки будут возобновлены после окончания их приостановки». Верхняя дата «приостановки сроков» была связана, видимо, с прогнозируемыми сроками жёстких карантинных мер, а нижняя – ясно указывала на начало массовых протестов в стране. Тем самым принимался закон, по сути, с «обратной силой». Похоже, что в представлении готовивших этот документ жёсткость карантинных мер и наказание за участие в беспорядках периода массовых протестов были взаимосвязанными.

В свою очередь при отсутствии внятной программы правительства складывалось впечатление, что министры юридически подстраховывали свои возможные (ожидаемые?) неудачи в будущем. Ответственность исполнительной власти, тем самым, как бы перекладывалась на пандемию, не позволявшую в условиях жёстких ограничительных мер эффективно работать.

Таким образом, карантин, если рассуждать прагматически, пришёлся на руку новому кабинету министров, от которого ждали прорывных решений при фактическом отсутствии ресурсов для этого. Он стал даже своего рода щитом от критики со стороны оппозиции, настроенной воинственно. Ещё в конце апреля завершался срок в 100 дней, в который правительство Хасана Диаба обещало провести первый этап реформ. Риторика Харири была покровительственно-угрожающей: якобы это он предоставил такой срок новому кабинету: «Готовившему план экономического спасения (хуттат инказ иктисади) правительству мы решили предоставить льготный период в ожидании, что сможем судить об этом обещанном плане, но, похоже, оно движется к плану экономического самоубийства (хуттат интихар иктисади), построенному на отъёме депонированных в банках денег ливанцев». Звучала и угроза «заговорить по-другому, если вопрос не будет улажен».

Новая волна пандемии и повторное введение жёстких карантинных ограничений могло бы оказаться счастливым билетом для исполнительной власти, которая оказалась в тяжёлой ситуации отсутствия возможностей для решений, могущих принести наглядный и убедительный результат.

Политические баталии – серьёзно?

Вопрос мог бы остаться риторическим, если бы не обстоятельства, дающие основание ставить его буквально.

Сложные перегруппировки политических сил в период «президентского вакуума» (с мая 2014 по конец октября 2016 г.) наводили на мысль о том, что ушло в прошлое противостояние на политической арене Ливана двух альянсов, названных по датам 2005 г. «14 марта» и «8 марта», что теперь диспозиция совершенно иная. Однако неослабный «негативный интерес» к ливанской организации «Хизбалла» (легальная политическая партия плюс военное крыло), которая признана террористической, например, Соединёнными Штатами, Британией, Австралией, Канадой, Германией, странами Персидского залива, подводит к другому углу зрения. Диспозиция в целом сохранилась, но теперь основной точкой расхождения является уже не ушедший в прошлое вопрос сирийского доминирования, а именно эта партия антисионистской оси «Сопротивления» (аль-мукавама) – как и палестинские боевики в Ливане сорок пять лет назад, на заре гражданской войны. Как и тогда, это может стать поводом для затяжной гражданской «волны турбулентности».

Тут логика сбивается, и сбой этот пока не осмыслен в свете такого малоизвестного, но существенного феномена, как «сковывание конфликта» (рабт ан-низа‘). Это понятие означало заморозку долгих напряжённых взаимоотношений главных полюсов ливанской политики, что на протяжении многих месяцев подряд отмечалось необъяснимое потепление отношений «Мустакбаль» и «Хизбаллы» как полярных политических оппонентов. Многое продолжало указывать на то, что взаимопонимание между ними, их «сосуществование в согласии» (аль-мусакана), пусть и в относительном, сохранялось. Писали, что внешний разлад в отношениях весной 2020 г. («освобождение», тахаррур) между «Хизбаллой» и «Мустакбаль» был переоценён.

В то же время предшествовавший ливанским протестам период характеризовался и вовсе «медовым месяцем», когда в составе кабинета Харири министры от «Хизбаллы» были якобы «на его стороне и, может быть, даже являлись его “сетью безопасности”, на которую он мог опираться в своих возможных баталиях как внутри правительства, так и за его пределами». Можно предположить, что это было не что иное, как прагматическое взаимодействие «сильных», заинтересованных друг в друге в рамках выстроенной биполярной системы политического контроля в государстве. Нынешняя сдержанность обеих сторон в отношении друг друга может служить тому подтверждением.

Казалось бы, самое время политической оппозиции воспользоваться обострившейся ситуацией для попытки прийти к власти. Но этого не происходит, и причин может быть две. Или сложившиеся условия не дают Харири основания надеяться на прочное закрепление в исполнительной власти (гарантированная неудача в реализации внутренней политики на фоне мощных социальных протестов), или же он рассматривает пост главы правительства как недостаточный для себя, вынашивая планы смены правила «Национального пакта», когда на президентский пост может рассчитывать только маронит…

Накануне вердикта Спецтрибунала

Ещё одно обстоятельство, возвращающее мысль к клану Харири и вопросу «Хизбаллы». Так совпало, что трагедия произошла накануне вынесения очередного «окончательного» заключения Спецтрибунала ООН по Ливану (СТЛ). Затянувшееся на много лет расследование преступления зимы 2005 г. – убийства Рафика Харири, экс-премьера (сложил полномочия в ноябре 2004 г.) и миллиардера – должно было завершиться оглашением вердикта по конкретным обвиняемым 7 августа. Вполне объяснимо, что оно было перенесено (пока на 18 августа): Ливану было не до того.

Но, возможно, была и другая причина. Многие не хотели бы, чтобы это событие прошло незамеченным, ведь его международно-политический резонанс ожидался громким. Почти наверняка обвинение по конкретным лицам из «Хизбаллы» подтвердятся. Это должно стать серьёзным козырем, а такой ход логично делать, когда ничто не отвлекает от производимого эффекта. О подготовке такого хода, имеющего целью свалить подавшее в отставку 10 августа правительство Хасана Диаба, говорит, в частности, неосторожное высказывание ливано-саудовского миллиардера Бахи Харири: «То, что покойный премьер-министр Рафик Харири построил за 15 лет, было разрушено за одну секунду. Режим, управляемый “Хизбаллой” и князьями войны, должен уйти…»

Кстати, Ливан ежегодно вносил круглую сумму в обеспечение работы СТЛ, что было некогда одним из поводов к выходу министров шиитов из правительства и падения кабинета Харири 12 января 2011 г. После формирования нового кабинета Наджиб Микати продолжали раздаваться мнения об ангажированности СТЛ, а тогдашний глава Свободного патриотического движения заявлял 2 июля 2011 г.: «Хасан Насралла победил в битве с поддерживаемым ООН Спецтрибуналом».

Вообще, нынешнее политическое противостояние вызывает ощущение дежавю, напоминая о событиях почти десятилетней давности, и политики, похоже, не прочь действовать в привычной для них парадигме. Вот только для простых ливанцев она стала невыносимой.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 августа 2020 > № 3468414 Алексей Сарабьев


Ливан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > un.org, 11 августа 2020 > № 3481830

Трагедия в Бейруте: как вы можете помочь

Учреждения ООН начали оказывать чрезвычайную помощь ливанцам сразу после трагедии – в зону бедствия доставляют медицинские материалы, наборы для строительства временного жилья и продовольствие; сотрудники всемирной организации помогают с поиском людей и воссоединением семей. Но это только начало, сделать предстоит еще очень много: Ливан нуждается в международной поддержке.

Управление по координации гуманитарных вопросов

Заместитель Генсека ООН по гуманитарным вопросам Марк Локок подчеркнул, что Ливан будет нуждаться в помощи на всех трех фазах: поисково-спасательные работы и оказание экстренной помощи; восстановление и реконструкция; и экономическое возрождение.

«В ходе второй фазы потребуются миллиарды долларов, как из государственных, так и частных источников финансирования», - отметил Марк Локок. Он добавил, что на третьей фазе необходимо будет взяться за разрешение уже существовавшего до взрыва экономического кризиса.

Гуманитарный координатор ООН в Ливане Наджат Рошди, которая находится в Бейруте, сообщает о крайне тяжелой ситуации. По ее словам, погибли более 200 человек, ранения и увечья получили более шести тысяч, разрушен не только порт, но и весь центр города.

Буквально через несколько часов после взрыва координатор ООН по гуманитарным вопросам в Ливане выделила на помощь пострадавшим 9 миллионов долларов. В минувшую пятницу ООН направила еще 6 миллионов долларов из своего Центрального фонда реагирования на чрезвычайные ситуации. ООН оказывает поддержку Ливанскому Красному Кресту, который занимается обеспечением людей временным жильем.

Рошди заявила Службе новостей ООН о том, что средства, выделенные ООН или ее партнерам, будут потрачены на нужды жителей Ливана.

Всемирная продовольственная программа

Всемирная продовольственная программа (ВПП) доставила в Ливан пшеничную муку и зерно для пекарен и мельниц - в порту был уничтожен единственный крупный зерновой элеватор в Ливане.

ВПП также оказывает пострадавшим финансовую и продовольственную помощь, а эксперты организации помогают наладить системы доставки жизненно необходимых товаров.

Ограничения, связанные с пандемией, вызвали в Ливане глубокий экономический кризис, а техногенная катастрофа еще более усугубила существующие проблемы. В ходе опроса, проведенного ВПП в Ливане еще до взрыва, каждый второй респондент заявил о своих опасениях, вызванных нехваткой продовольствия. Уязвимым группам населения сейчас оказывают дополнительную помощь, для них заготовлено пять тысяч продовольственных наборов. Каждый комплект рассчитан на то, чтобы прокормить семью из пяти человек на протяжении одного месяца. В ВПП благодары за любую поддержку. Перечислить средства можно по этой ссылке.

Всемирная организация здравоохранения

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), бейрутские больницы переполнены, мест не хватает, при этом три лечебных учреждения полностью выведены из строя взрывом и еще два частично повреждены. Об этом в пятницу на брифинге в Женеве заявил Кристиан Линдмейер, представитель ВОЗ. В целом, по его словам, в этот критический период из-за разрушений город лишился более 500 койкомест.

«Сейчас самое главное извлечь людей из-под завалов и оперативно оказать помощь выжившим, - подчеркнул он. – Конечно, важно обеспечить людей самым необходимым - продовольствием, крышей над головой, лекарствами, а также доставить медицинское оборудование, которое требуется для лечения травм и различных заболеваний». В ВОЗ попросили доноров выделить 15 млн долларов на чрезвычайную помощь Ливану.

Приоритетным направлением работы учреждений ООН в Ливане также остается помощь самым уязвимым группам населения, в том числе тем, кто нуждается в медицинской помощи на фоне национального бедствия и продолжающейся пандемии COVID-19. Эта задача стала еще более сложной: во время взрыва в бейрутском порту полностью уничтожены грузы с защитными средствами для медиков.

В ВОЗ напоминают, что каждый может оказать посильную помощь.

Управление по делам беженцев

В целом в Ливане нашли приют 1,5 млн человек, вынужденных покинуть свои страны в поисках безопасности, многие из них – выходцы из Сирии. «В некоторых районах, пострадавших в результате взрыва, проживают беженцы», - отметил пресс-секретарь Управления Чарли Яксли.

Сотни тысяч ливанцев лишились крова - сотрудники УВКБ оказывают им помощь. В зону бедствия доставлены наборы для строительства временного жилья, пластиковые панели, палатки, матрасы и одеяла. Грузы включают также медицинские материалы и оборудование, необходимое для борьбы с коронавирусом. Если вы хотите помочь, нажмите на эту ссылку.

Международная организация по миграции

МОМ предстоит еще оценить, насколько пострадали находящиеся в Ливане 400 тысяч мигрантов и 1,5 млн беженцев, которые и до взрыва проживали в крайне сложных условиях.

В МОМ вместе с другими учреждениями ООН оказывают поддержку этим уязвимым группам населения. «Сейчас люди более, чем когда-либо нуждаются в поддержке», - сказал Директор МОМ Антонио Виторино. Он призвал включить в национальные планы по ликвидации последствий взрыва программы помощи мигрантам и беженцам. Нажмите на ссылку, если вы можете помочь.

Детский Фонд ООН (ЮНИСЕФ)

По данным ЮНИСЕФ, около ста тысяч детей остались без крыши над головой, а во многих уцелевших домах нет воды и электричества. На этом фоне продолжает распространяться COVID-19 – на прошлой неделе выявлено рекордное число новых случаев.

«У тех, кто пострадал в результате взрыва, нет возможности соблюдать физическую дистанцию, а масок катастрофически не хватает, но сейчас многие не задумываются о COVID», - сообщила представительница ЮНИСЕФ. В Детском фонде запросили 8,25 млн долларов на чрезвычайную помощь пострадавшим от взрыва жителям Бейрута. Каждый может оказать посильную помощь.

Управление ООН по правам человека

В Управлении ООН по правам человека призвали международное сообщество не бросать в беде ливанский народ. «Люди оказались в бедственном положении, - заявил представитель Управления Руперт Колвилл. – Обширные районы города стали непригодными для жизни, разрушен главный порт страны, а система здравоохранения не выдерживает возникшую нагрузку».

Он напомнил, что еще месяц назад Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет предупреждала, что на фоне экономического и политического кризиса ситуация в Ливане «стремительно выходит из-под контроля». Она призвала тогда правительство и другие стороны срочно провести необходимые реформы, чтобы обеспечить население жильем, продовольствием, электроснабжением и услугами в сфере здравоохранения и образования.

Выступая в пятницу на брифинге в Женеве, Колвилл заявил, что расследование обстоятельств взрыва в Бейруте должно быть «оперативным, независимым и тщательным». По его словам, пострадавшие должны получить ответы на свои вопросы. «Мы видим, что люди охвачены гневом, и это вполне объяснимо», - отметил представитель Управления ООН по правам человека. В частности, по словам Колвилла, в связи с данными о том, что в Бейруте взорвались запасы нитрата аммония, люди задаются вопросами: «как эти вещества попали туда» и «почему они хранились в порту годами».

Сотрудники ООН проявляют солидарность

Сотрудники ООН по всему миру проявляют солидарность с пострадавшими в результате взрыва жителями Бейрута и своими коллегами, работающими в Ливане.

Профсоюзы сотрудников ООН в Нью-Йорке, Найроби и Вене, а также ассоциации сотрудников при Экономической комиссии для Латинской Америки и Карибского бассейна и других организациях ООН собрали 32 тысячи долларов. По этой ссылке сотрудники ООН могут выделить средства, чтобы помочь своим коллегам, работающим в Ливане.

Ливан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > un.org, 11 августа 2020 > № 3481830


Ливан > Госбюджет, налоги, цены > un.org, 11 августа 2020 > № 3481827

ВПП: через две с половиной недели Бейрут может остаться без хлеба

По последним данным, в результате разрушительного взрыва в бейрутском порту погибли не менее 160 человек, более 5 тысяч получили ранения. При этом только 47 процентов обследованных международными специалистами медицинских учреждений города по-прежнему могут предоставлять пациентам полный спектр стандартных медицинских услуг.

Управление ООН по гуманитарным вопросам предоставляет тысячам пострадавших горячее питание, продовольственные пайки и другую экстренную помощь. Среди экспертов растут опасения, что разрушение бейрутского порта усугубит проблему нехватки продовольствия, вызванную пандемией COVID-19 и затяжным социально-экономическим кризисом в стране.

Из Управления ООН по делам беженцев (УВКБ) сообщают о том, что среди погибших были по меньшей мере 34 беженца. Семь беженцев все еще числятся пропавшими без вести. УВКБ выделило 12 миллионов долларов на оказание чрезвычайной помощи пострадавшим и наиболее уязвимым в финансовом плане семьям в Бейруте. Этот пакет включает 9,6 миллиона долларов на предоставление временных убежищ потерявшим кров и 2,4 миллиона долларов – на поддержку пострадавших в течение следующих трех месяцев.

«Мы продолжаем работать со спасательными командами и различными гуманитарными организациями для выявления жертв взрыва и оказываем поддержку семьям, которые потеряли своих близких, – говорится в заявлении Управления ООН по делам беженцев. – Эта поддержка включает в себя консультирование, выдачу наличных денег на экстренные нужды и помощь в организации похорон».

Всемирная продовольственная программа (ВПП) планирует расширить существующую в Ливане практику оказания денежной поддержки, охватив ею пострадавших от взрывов бейрутцев. Кроме того, ВПП объявила о своей готовности в течение шести месяцев обеспечивать ежемесячными продовольственными пайками 50 тысяч жителей Ливана. Всемирная продовольственная программа поставит в страну трехмесячный запас пшеничной муки и зерна для пекарен, чтобы защитить Ливан от нехватки продовольствия. Первая партия пшеницы должна прибыть в Бейрут в ближайшие десять дней. Как заявил накануне глава ВПП Дэвид Бисли, если международное сообщество не окажет необходимую помощь, через две с половиной недели Ливан может остаться без хлеба.

Представители ЮНИСЕФ в Ливане собирают данные о погибших и пострадавших среди детей. На данный момент известно о трех смертях среди детей в зоне катастрофы и о более чем 30 раненых. Многие дети после взрыва были разлучены со своими семьями - до сих пор не воссоединились с родственниками лишь два ребенка.

По данным ЮНЕСКО, взрыв в порту Бейрута привел к частичному или полному разрушению 70 государственных и 50 частных школ. Существующая ситуация угрожает срывом нового учебного года. Около 55 тысяч учащихся могут лишиться возможности продолжить учебу. ЮНЕСКО окажет правительству Ливана техническую и финансовую поддержку, включающую предоставление компьютеров и других устройств, что позволит ливанским детям и подросткам продолжить обучение дистанционно.

Ливан > Госбюджет, налоги, цены > un.org, 11 августа 2020 > № 3481827


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 августа 2020 > № 3468413 Руслан Мамедов

«ХИЗБАЛЛА» И СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ТЕРПЕНИЕ

РУСЛАН МАМЕДОВ

Программный менеджер Российского совета по международным делам.

На случай худшего сценария «Хизбалла» подготовлена к войне лучше других ливанских сил. Опыт ведения боевых действий на протяжении более чем семи лет в таком сложном конфликте, как сирийский, укрепили военно-политическую организацию. Но, скорее всего, она постарается придерживаться тактики «стратегического терпения» и выборочного взаимодействия с другими игроками, чтобы отвести от Ливана внешние удары.

Взрыв, прогремевший 4 августа в порту Бейрута, стал не только трагедией с тысячами раненых и более 200 погибших, разрушившей инфраструктуру в радиусе поражения, – он воспламенил и внутриполитический процесс. «Ливанская улица» перестала соблюдать ограничения, введённые по причине коронавируса. Как и осенью-зимой прошлого года, ливанцы вышли с массовыми протестами, призывали к ответственности своих политиков и даже захватили несколько зданий министерств и ведомств.

«Все – значит все» – таков был лозунг протестовавших в 2019 г., они видели проблемы страны во всех без исключения политических силах. Саад Харири, представитель связанной с Саудовской Аравией влиятельной суннитской семьи, ушёл с поста премьера. Инициативы кабинета «технократов» во главе с Хасаном Диабом (он в понедельник подал в отставку) не улучшили экономическую ситуацию. Ливан пребывал в тяжёлом экономическом кризисе. Национальная валюта ослабла на 80% с начала года, государственный долг вырос до 150%, безработица выросла до 45%, за чертой бедности оказались более 45% граждан страны. Всё это заставило правительство объявить о банкротстве и начать переговоры с потенциальными кредиторами, среди которых особое внимание уделялось Международному валютному фонду. Однако МВФ предлагал условия, на которые ливанское правительство пойти не могло. По подсчётам Фонда, ливанский ВВП из-за пандемии должен был сократиться на 12%, однако в связи со взрывом порта прогноз может стать ещё хуже.

Стоит обозначить несколько факторов, влиявших на социально-экономическую и политическую ситуацию в стране.

Во-первых, неэффективность и коррумпированность правительства и нежелание проводить реформы.

Во-вторых, Ливан традиционно зависел от динамики конфликта с Израилем и негласных соглашений между Эр-Риядом и Тегераном, каждый из которых влиял на политических процесс путём взаимодействия со своими «прокси». Рост влияния «Хизбаллы» в последние годы, как и собственные проблемы монархий Залива, привели к тому, что КСА и его соседи сократили финансовую помощь Бейруту. Сейчас на первый план региональной динамики выходит конкуренция между Турцией и ОАЭ, которые также не остались вдалеке от ливанского кризиса.

В-третьих, США в рамках своей ближневосточной политики рассматривает «Хизбаллу» в качестве одной из целей «максимального давления» против Ирана.

В-четвёртых, вызовы и угрозы Ливану создаёт ухудшение ситуации вокруг соседней Сирии. Вопрос не только в нагрузке на ливанский бюджет в связи с сирийскими беженцами (около 1,5 млн человек). Сирийцы также используют ливанскую банковскую систему в качестве инструмента для выхода на мировой рынок. Считается, что в ливанских банках у сирийцев около 40 млрд долларов, которые, однако, всё менее доступны правительству в Дамаске.

Вашингтон стал вводить санкции против ливанских физических и юридических лиц из-за их связи с «Хизбаллой» и взаимодействия с сирийскими властями. Так, в сентябре 2019 г. пострадал Jammal Trust Bank, активы которого превышали 1 млрд долларов. Американцы потребовали от ЦБ Ливана ликвидировать банк, что и было сделано. В июле 2020 г. президент США подписал «Закон о защите гражданского населения Сирии», или «закон Цезаря», предусматривающий новые санкции в отношении Дамаска. Соединённые Штаты десятилетия назад признали Сирию государством-спонсором терроризма, налагая разные санкции с 70-х гг. прошлого века. Однако этот пакет никогда не касался третьих стран. Принципиальное отличие американских мер 2020 г. заключается в их экстерриториальном характере. Теперь американцы могут вводить вторичные санкции, отчего пострадает и Ливан.

Посол России в Бейруте Александр Засыпкин отмечает, что американские попытки повышения эффективности санкций «будут вести к ухудшению общей ситуации в Ливане», в то время как позиции «Хизбаллы» «наверняка лишь усилятся». Действительно, 250 млн евро, обещанные в качестве внешней помощи Ливану после взрыва в Бейруте, не повлияют на общую экономическую ситуацию, полезнее предметные переговоры между американцами и ливанцами о возможностях урегулирования и нивелирования последствий санкций для населения. Возможен сценарий, при котором «Хизбалла» предпочтёт отказаться от части нынешних политических позиций в обмен на включение организации в согласованный с внешними силами процесс выхода Ливана из кризиса. Однако этот сценарий предполагает гибкость всех ливанских и международных политических сил.

Ливанцы требуют изменений политической системы, сложившейся после гражданской войны 1975–1990 годов. В её основе так называемый принцип «мухасаса таифийя», или квотирование мест в органах государственной власти по конфессиональному признаку. Согласно ему пост президента в Ливане достаётся представителю христианской маронитской общины, премьер-министра – сунниту, а спикера парламента – шииту. Преодоление конфессионализма – традиционная для Ливана проблема, однако до сих пор альтернативы ей не предложено.

Другой политической элиты в стране нет, и именно шаткое согласие по закреплению интересов кланов позволяло избегать массового кровопролития последние три десятилетия.

Тем не менее после взрыва в порту Бейрута в основном прозападная «ливанская улица» окончательно убедилась в банкротстве политической системы и выступила против «насквозь коррумпированных» политиков. Такому подходу активную поддержку оказывают известные прозападные эксперты и журналисты, многие из которых базируются в Бейруте.

Консолидации общества на фоне трагедии не произошло. Вновь вскрылись внутренние разногласия и раскол. Так, региональные и западные мейнстримные медиа, прозападная экспертная среда, часть христиан-маронитов и суннитов стали оказывать давление на одну из ключевых ливанских сил – шиитскую «Хизбаллу». Если в войне с Израилем в 2006 г. она завоевала доверие части христиан-маронитов и мусульман-суннитов, то после вовлечения организации в сирийскую войну отношение к ней в Ливане стало портиться. По мере ухудшения социально-экономической ситуации ливанцы стали всё чаще указывать на «Хизбаллу» как на причину. Неудивительно, что после взрыва в порту многие возложили вину на шиитов, контролирующих этот объект. В свою очередь, лидер «Хизбаллы» Хасан Насралла заявил, что организация не имеет никакого отношения к порту Бейрута и не вмешивается в управление, добавив: «Как Сопротивление, мы обязаны знать, что происходит в порту Хайфы, но не в порту Бейрута». Правда, несмотря на риторику и инциденты в Сирии и на ливано-израильской границе, ни Израиль, ни «Хизбалла» сейчас не заинтересованы в эскалации.

Сторонники «Хизбаллы» не реагируют и на агрессию части ливанского общества. Помимо традиционного для последователей организации термина «мукауама» (сопротивление), всё большее значение обретает «сабр» – терпение.

«Стратегическое терпение» Хизбаллы имеет целью минимизировать риски и потери, а также подготовиться к реальной угрозе.

Сам Насралла выразил разочарование в том, что общество не сплотилось. Кроме того, он отметил, что «Хизбалла» продолжает разбирать развалины с остальными спасателями, а разбираться с политикой собирается позднее.

В речи Насраллы аналитиков также могло заинтересовать положительное восприятие визита французского президента Эммануэля Макрона. Видимо, за этим скрывается более продуманный подход «Хизбаллы» к своему позиционированию в Ливане, в частности, в отношении влиятельных сил, а также восприятие организации самими французами. Ранее Макрон заявлял о том, что Франции стоит взаимодействовать с «Хизбаллой», поскольку она значима для ливанского процесса. Член «Хизбаллы», глава ливанского парламентского блока «Верность сопротивлению» Мухаммад Раад присутствовал на встрече в Бейруте с Макроном. Раад – единственный, кто говорил на арабском языке – ветеран ливанской политики. На него, действующего депутата ливанского парламента, были наложены американские санкции. Сама же организация давно в санкционных списках и признана террористической в США. Однако французская сторона посчитала важным сохранить канал взаимодействия не только с традиционными христианскими сторонниками, но и с шиитскими движениями.

«Хизбалла» стремилась привить подход «стратегического терпения» и Тегерану. Согласно ливанским СМИ, «Хизбалла» просила Иран не комментировать ситуацию со взрывом и остаться в стороне от оценок визита Макрона в Бейрут. Возможно, обсуждаются какие-то политические уступки, на которые «Хизбалла» может пойти в будущем в обмен на помощь Франции в восстановлении Ливана.

На случай худшего сценария «Хизбалла» подготовлена к войне лучше других ливанских сил.

Опыт ведения боевых действий на протяжении более чем семи лет в таком сложном конфликте, как сирийский, укрепили военно-политическую организацию. Но, скорее всего, она постарается придерживаться тактики «стратегического терпения» и выборочного взаимодействия с другими игроками, чтобы отвести от Ливана внешние удары. Возможно, такой подход даже позволит Бейруту привлечь помощь, которая, однако, будет политизирована и завязана на условия со стороны доноров. Стратегически Ливану требуется восстановить свою банковскую систему и порт Бейрута, получить адресные инвестиции в экономику и реальный сектор. Несмотря на массовые протесты, масштабные реформы и обновление политической системы маловероятны – значимые кланы слишком привыкли к сложившейся модели.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 11 августа 2020 > № 3468413 Руслан Мамедов


Ливан. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 10 августа 2020 > № 3468415 Андрей Бакланов

ЛИВАН ПЕРЕД ЛИЦОМ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА: ЛОЗУНГ МОМЕНТА

АНДРЕЙ БАКЛАНОВ

Заместитель Председателя Ассоциации российских дипломатов, профессор-руководитель секции исследований стран Ближнего Востока и Северной Африки Национального исследовательского университета – Высшей школы экономики, вице-президент Российского комитета солидарности и сотрудничества с народами Азии и Африки.

Уже много лет Ливан – когда-то самая цветущая, стабильная и образованная страна Ближнего Востока – всё более погружается в пучину бесконечных кризисов, политических дрязг, военных столкновений, трагических инцидентов. Взрыв в бейрутском порту в мирное время привёл к последствиям, которые можно сравнить с потерями от военных действий. Люди вышли на улицы, и чувства протестующих можно понять. Руководство страны обещает провести в пятидневный срок расследование обстоятельств, которые привели к трагедии.

Но, надо признать, и руководство, и оппозиция явно «измельчали», лозунги и призывы носят какой-то вымученный, банальный характер, что совершенно не соответствует колоссальным масштабам трагедии. Демонстранты требуют «отставки правительства». И это – «лозунг момента»? Нынешнее правительство у власти всего несколько месяцев. И что, его смена – путь к недопущению в будущем таких потрясений? Полагаю, что ливанцы не готовы признать главного – заложенная в основе государственной идеологии идея этноконфессиональных сдержек и противовесов даёт сбои и, как показывает реальное развитие событий, ведёт к краху страны.

В Ливане насчитывается восемнадцать основных религиозных общин. В стране постоянно шла борьбы двух принципов построения государства – на общегражданской или на конфессиональной основе. Конституция 1926 г. предусматривала отход от конфессиональной системы построения государства и его органов. Однако конфессиональный принцип «взял реванш», восторжествовал, когда летом 1943 г. тремя важнейшими общинами – шиитами, суннитами и маронитами – был принят Национальный пакт, который предусматривал введение сложной системы конфессионального распределения высших постов в государстве.

Надо признать, многие тогда полагали, что это – образец «сбалансированного решения» этноконфессиональных проблем. Однако на практике идиллия длилась недолго и на деле вылилась в создание системы, при которой руководители страны, правительство всё меньше занимались делами практическими, важными для населения и развития страны, и все более уходили в тщательное отслеживание того, что происходит с «этноконфессиональным балансом». На важнейшие посты выдвигались люди не по своим профессиональным и гражданским качествам, а по степени надёжности их как «проводников» линии той или другой конфессиональной группы.

Такая система привела страну к гражданской войне 1975–1990 годов. Война многому научила ливанцев. На заключительном этапе военных действий на встрече, состоявшейся в 1989 г. в городе Таиф в Саудовской Аравии депутатами ливанского парламента была принята «Хартия национального согласия», которая, казалось бы, закладывала основы прочного гражданского мира на основе преодоления системы политического конфессионализма. Однако формальное упразднение этого принципа, к сожалению, не было подкреплено реальной политической работой руководства страны, лидерами партий и общественных течений. Ключевые посты по-прежнему раздавались по конфессиональному и просто родственному признаку, что неуклонно вело к «депрофессионализации» кадров государственного управления, системной коррупции. Сегодня по большому счёту страна пожинает плоды тех манипуляций.

Одновременно с этим феноменом в стране развивался и другой процесс – формирования всё более мощных «параллельных», внегосударственных конфессиональных, клановых военных организаций. Не доверяя друг другу, наиболее крупные конфессиональные группы стремились для подстраховки иметь свои боевые дружины. При численности армии порядка 70 тысяч человек и сил МВД – около 30 тысяч человек, общее число членов партийно-конфессиональных формирований в последние годы достигло 40 тысяч человек, из них около 30 тысяч приходилось на «Хизбаллу». И сегодня в Ливане широкое распространение получила точка зрения, что взорвавшиеся припасы – секретный арсенал параллельных силовых структур, которые свободно существуют и ведут свою деятельность на территории страны. Прежде всего, в этом контексте указывают на «Хизбаллу».

В Бейруте, в других районах страны распространяется информация о том, что район порта, в том числе портовые складские помещения давно перешли под практически единоличный контроль «Хизбаллы», которая использует взрывчатые вещества для изготовления оружия и боеприпасов. Высказывается мнение, что «Хизбалла» широко использовала порт для контрабандного ввоза тяжёлого военного оборудования, которое нельзя было перевозить на грузовиках по суше или в самолётах.

Внимательно следят за развитием событий израильтяне, которые привели в повышенную готовность свои войска. За две недели до взрыва они усилили контроль за ситуацией на границе с Ливаном. Израильтяне также говорят об имеющейся у них информации относительно планов значительного увеличения производства в мастерских «Хизбаллы» оружия, в том числе высокоточных ракет.

События в Ливане крайне негативно влияют на перспективы урегулирования в соседней Сирии. Ливан в последние годы выполнял для сирийского режима примерно ту же роль, что Гонконг для Китая в годы изоляции КНР.

Самое главное – ливанские банки могли быть удачным промежуточным элементом в организации торговых сделок САР с внешним миром. Сейчас с прогрессирующим ослаблением ливанской государственности, всех структур госуправления и инфраструктуры это будет делать практически невозможно.

По имеющейся информации, в последние недели наиболее «смелые» компании Азии начали в обход санкций прорабатывать варианты вхождения в экономику Сирии через Ливан для осуществления контрактов на восстановление страны по формуле «инвестиции в обмен на права собственности». Теперь же и эти планы оказываются малореальными.

Ливанская трагедия разыгралась как по нотам именно в тот период, когда начали сказываться негативные последствия новых масштабных санкционных мер США против Сирии, ухудшилась финансовая обстановка в САР, усилились оппозиционные настроения, в частности в политически важном районе Дерии. По-видимому, ливанские события будут использованы и против Сирии, они могут стать частью общего плана изоляции и «удушения» режима Асада. Совершенно очевидно, что выступления в Ливане против «Хизбаллы» и Ирана будут максимально использованы теми силами внутри Сирии, которые ратуют за прекращение военного присутствия Ирана во всех формах на сирийской территории.

В целом Ливан переживает не просто трудные дни. Он стоит перед необходимостью определиться со стратегией своего дальнейшего развития. По-видимому, и для Ближнего Востока предпочтительнее выглядит модель гражданского общества, где каждый гражданин прежде всего – гражданин, а затем уже приверженец той или иной этноконфессиональной группы. По такому пути в 1960-е гг. начинал идти Египет, жаль, что развитие событий в этой стране и регионе в целом «притормозило» дальнейшее укрепление тенденции.

Российская Федерация в эти дни проявила свои традиционно дружественные чувства в отношении народа Ливана. Оказывается значительная гуманитарная помощь. Москва готова помочь в различных вопросах восстановления нормальной жизни в стране. Ливанцы – талантливые и трудолюбивые люди. Нет никаких сомнений в том, что они мужественно преодолеют трудности и испытания, восстановят разрушенное, найдут оптимальные варианты дальнейшего государственного строительства. Они могут всегда рассчитывать на искреннюю дружбу и поддержку россиян.

Ливан. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 10 августа 2020 > № 3468415 Андрей Бакланов


Ливан. ООН > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > un.org, 10 августа 2020 > № 3481834

Взрыв в Бейруте: ООН оказывает Ливану чрезвычайную помощь и обещает долгосрочную поддержку

Организация Объединенных Наций сделает все, что в ее силах, чтобы помочь народу Ливана. Об этом заявила Первый заместитель Генсека ООН Амина Мохаммед, выступая на международной конференции по оказанию помощи Ливану, пострадавшему в результате разрушительного взрыва в бейрутском порту. Форум, созванный президентом Франции, проходил в воскресенье в виртуальном формате.

По словам Мохаммед, учреждения ООН начали оказывать чрезвычайную помощь ливанцам сразу после трагедии – в зону бедствия доставляют медицинские материалы, наборы для строительства временного жилья и продовольствие; сотрудники всемирной организации помогают с поиском людей и воссоединением семей. Первый заместитель Генсека поблагодарила всех, кто выделил средства, подчеркнув роль региональных партнеров ООН, и с удовлетворением отметила, что «в рекордные сроки удалось обеспечить финансирование».

«Но это только начало, - сообщила она. – Работы еще очень много». Представительница ООН напомнила о том, что, по меньшей мере, 150 человек погибли, тысячи ранены и 300 тысяч остались без крова, разрушены или повреждены шесть больниц, во время пожара в порту сгорели значительные запасы продовольствия. После первой чрезвычайной помощи Ливан все еще будет нуждаться в поддержке международного сообщества, чтобы восстановить инфраструктуру и жилой фонд столицы.

«Дома и объекты общественной инфраструктуры значительно пострадали, и восстановительные работы должны соответствовать масштабу разрушений». По словам Мохаммед, учреждения гуманитарной системы ООН не справятся с этой задачей без поддержки других подразделений всемирной организации и ее партнеров. Она призвала всех объединить усилия, чтобы «как можно быстрее положить конец страданиям ливанцев».

«А когда первая пыль осядет, - отметила Амина Мохаммед, - станут заметны более глубокие и долгосрочные последствия взрыва». Она сообщила, что учреждения системы развития ООН, во главе с представителем ООН в Ливане, мобилизуют усилия, чтобы поддержать ливанские власти и на этом этапе.

«Организация Объединенных Наций поможет укрепить социальную поддержку уязвимых групп населения, чтобы защитить их от последствий социально-экономического кризиса, и у нас есть необходимый опыт в этом деле, - подчеркнула Мохаммед. – Очень важно преодолеть долгосрочные последствия трагедии, тогда она станет поворотным моментом для Ливана».

Она призвала правильно оценить масштабы этой работы, ее значение и финансовую стоимость. Представительница ООН напомнила, что Ливан и до взрыва переживал экономические трудности и эпидемию коронавируса. Кроме того, в этой стране проживает большое число беженцев. «Я хочу сказать народу Ливана следующее: учреждения ООН - рядом с вами сейчас и останутся с вами до конца», - подчеркнула Амина Мохаммед. Она призвала друзей и партнеров этой страны также объединить усилия и обеспечить финансовую, материальную и политическую поддержку этих усилий.

«Мы должны выделить четыре приоритетных направления [восстановительных работ] – здравоохранение, продовольствие, а также восстановление домов и школ», - заявила Амина Мохаммед. Она также добавила, что ливанское правительство должно провести реформы, чтобы обеспечить долгосрочную социальную защиту ливанцев.

Ливан. ООН > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > un.org, 10 августа 2020 > № 3481834


Ливан > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 августа 2020 > № 3463831

Правительство Ливана уйдет в отставку на фоне массовых протестов

Ринат Таиров

редактор новостей

Правительство Ливана уйдет в отставку в полном составе. Неспособность кабмина справиться с экономическим кризисом вызывала недовольство народа, которое резко усилилось после разрушительного взрыва в порту Бейрута

Правительство Ливана уйдет в отставку, премьер Хассан Диаб объявит об этом в телеобращении 10 августа, сообщил министр здравоохранения страны Хамад Хасан, передает Reuters. По словам источников агентства, на встрече членов правительства, которая состоялась в понедельник, многие министры выразили желание оставить посты.

Правительство было сформировано в январе. Оно столкнулось с серьезным экономическим и финансовым кризисом, местная валюта резко подешевела к доллару, выросла безработица и уровень бедности. Это привело к протестам.

4 августа в порту Бейрута произошел мощный взрыв. По предварительной версии, его спровоцировало возгорание аммиачной селитры (нитрат аммония), которая хранилась на складе. В результате взрыва по меньшей мере 163 человека погибли, больше 6000 пострадали. Были разрушены или повреждены многие здания. Ущерб от взрыва губернатор города оценивал в $10-15 млрд, хотя сначала говорил о $5 млрд.

Для многих ливанцев взрыв оказался последней каплей из-за кризиса, коррупции, мусора и неработающего правительства, пишет Reuters. В субботу в Бейруте вспыхнули массовые протесты: протестующие пытались захватить здания министерств и прорваться в здание парламента, из-за чего возникли столкновения с правоохранителями. Акции возобновились в воскресенье вечером. Накануне об отставке заявили министры информации и окружающей среды, в понедельник об уходе заявил министр юстиции.

По предварительным данным, аммиачную селитру разместили в порту Бейрута после того, как конфисковали с судна Rhossus, принадлежавшего живущему на Кипре россиянину Игорю Гречушкину. Судно направлялось из Грузии в Мозамбик и сделало незапланированную остановку в Бейруте в 2013 года. Ливанские власти задержали Rhossus и нескольких членов команды. После того, как команда покинула судно, оно осталось брошенным в порту. Как выяснила The New York Times, оно там же и затонуло в феврале 2018 года из-за течи в корпусе.

Мешки аммиачной селитры шесть лет лежали на складе в порту. По одной из версий, взрыв спровоцировали сварочные работы.

Ливан > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 августа 2020 > № 3463831


Ливан. Франция. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2020 > № 3463729

Трудности Ауна и «Хезболлы»: уступки или смена режима (Al Modon, Ливан)

Волна манифестаций после трагедии в порту Бейрута потрясла страну. По мнению автора, ближайшие недели станут определяющими. После делегации во главе с президентом Франции в Ливан прибудут политики из других стран, в том числе из США. Но готова ли «Хезболла» к переговорам?

Мунир ар-Рабиа, Al Modon, Ливан

Трагедия в порту Бейрута предоставила возможность иностранным государствам проникнуть в Ливан под предлогом оказания гуманитарной помощи, а также дала ливанскому правительству шанс подумать над тем, как сохранить свою власть.

Париж — Вашингтон

Помощь предназначалась ливанцам, а не властям. США дали Франции шанс снова попытать счастья в Ливане. Французы стремятся расширить возможности для принятия необходимых мер в отношении «Хезболлы». Воспользуется ли «Хезболла» их усилиями и пойдет на уступки в обмен на сохранение ливанского режима или позволит внести некоторые коррективы?

По мнению экспертов, Вашингтон уверен, что «Хезболла» не уступит. Она скажет, что новая попытка президента Франции не увенчалась успехом, а значит организация продолжит лоббировать свои взгляды на фоне «позитивной» атмосферы.

Ливан ожидает прибытия новых международных и арабских делегаций. Осведомленные источники утверждают, что на следующей неделе в Бейрут прибудет американская делегация во главе с заместителем госсекретаря США Дэвидом Хейлом. Американцы планируют обсудить с ливанскими властями оказание гуманитарной помощи и некоторые спорные вопросы: склады оружия, ракеты, объем работы ВСООНЛ (Временные силы ООН в Ливане — миротворческие силы ООН — прим. ред.), демаркацию границ, ликвидацию всех незаконных контрольно-пропускных пунктов между Ливаном и Сирией и прочее.

Готова ли «Хезболла» к переговорам по вышеупомянутым файлам? Пока нет никаких данных, указывающих на это. Есть и те, кто делает ставку на секретные переговоры между «Хезболлой» и некоторыми странами, которые помогут в достижении предварительного урегулирования, что в итоге проложит путь к полному урегулированию.

Мировые державы по-прежнему обеспокоены влиянием «Хезболлы». И для того, чтобы избежать ответственности за трагедию в Бейруте (в частности это касается Израиль и США) израильтяне и американцы начали действовать. Это не может быть случайностью. Напомним, что Трамп после телефонного разговора с французским лидером Эммануэлем Макроном объявил о готовности принять участие в международной конференции по оказанию помощи Ливану.

Помощь будет не такой большой, как мечтали ливанцы. Кроме того, президент Ливана Мишель Аун призвал оказать поддержку и помощь стране, особенно в вопросе, который касается демаркации морских границ. По предварительным оценкам, американцы могут сыграть в этом значительную роль.

Новое правительство

К сожалению, все идет к тому, что жертвы Бадри Дахера будет недостаточно.

«Международный поезд» уже отправился и, должно быть, переехал многих, но во главе списка стоит нынешнее правительство Ливана. Напомним, что Франция предпринимает огромные усилия по формированию Правительства национального единства.

Правительства, в котором все политические силы объединятся и приступят к поиску решения по полному урегулированию, начиная с экономических и финансовых реформ и заканчивая границами и ракетами. Вполне вероятно, что позднее это проложит путь к внесению поправок в действующую Конституцию страны.

Неприятности Ауна

Однако пока неизвестно, готова ли «Хезболла» отказаться от нынешнего правительства. Если «Хезболла» не пойдет на серьезные уступки, то тогда давление на ливанское правительство еще больше усилится, а Мишель Аун и его товарищи обнаружат, что у них большие проблемы.

В случае, если «Хезболла» и Иран согласятся на переговоры и пойдут на серьезные уступки, то тогда «Хезболла» сможет извлечь политическую выгоду за счет других, в частности за счет своих противников. Если «Хезболла» согласится на требования США, особенно в отношении безопасности Израиля и ликвидации ракетных установок, то тогда она сможет объявить о своей победе, а Аун похвастаться прекращением блокады.

Грядут большие перемены

Кто бы ни читал международную и израильскую прессу, освещающую взрыв в порту Бейрута, все прекрасно видели, что различные страны работают над тем, чтобы извлечь из этого выгоду. Напомним, что ни одна сторона не призналась в том, что замешана в этом деле. По мнению американцев и израильтян, «Хезболла» отступит от своих нынешних позиций. Это было достаточно очевидно всем, кто следил за последними заявлениями Хасана Насраллы. Он не выдвигал никаких обвинений или версий о причастности израильтян к произошедшему. Кроме того, ожидается, что трагедия отразится на хранилищах, где «Хезболла» держит ракеты. Израильтяне считают, что «Хезболла» демонтирует ракетные комплексы и переместит их в другие места после того, как Нетаньяху провел серьезную международную кампанию, которая касается ракетных складов в южных пригородах Бейрута и вблизи аэропорта. После взрыва в порту «Хезболла» сделает еще один шаг назад.

Таким образом, ближайшие недели в Ливане станут определяющими: либо его ждет урегулирование, открывающее путь к полному урегулированию, либо усиление давления, блокады и краха. В любом случае Ливану предстоят серьезные изменения в политической системе.

Ливан. Франция. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 августа 2020 > № 3463729


Ливан > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > un.org, 10 августа 2020 > № 3481833

Глава ООН призвал наращивать международную поддержку Ливана

Сегодня Генеральный секретарь ООН выразил солидарность с народом Ливана, пострадавшим в результате ужасающего взрыва в порту Бейрута в прошлый вторник. Он сообщил, что ООН выделила на срочную помощь ливанцам 15 млн долларов, ооновские учреждения доставляют в страну продукты питания, воду, медикаменты и медицинское оборудование, оказывают психологическую поддержку детям и помогают людям с временным жильем.

Последствия взрыва

«Я хочу выразить соболезнования семьям и близким более 150 погибших, а также пожелать полного выздоровления многим тысячам раненых. Даже сейчас, почти неделю спустя, многие все еще не найдены и числятся пропавшими без вести. Взрыв был действительно ужасающим. В одно мгновение он сравнял с землей жизненно важную инфраструктуру... Были разрушены прилегающие [к порту] кварталы. Многие тысячи [ливанцев] остались без крова», - заявил Генеральный секретарь ООН, выступая на брифинге, посвященном трагедии в Ливане.

Глава ООН отметил, что в результате инцидента три больницы в Бейруте были полностью выведены из строя, еще две частично разрушены. Были повреждены, хотя и в меньшей мере, другие медицинские учреждения. Функционирующие в городе больницы переполнены.

«В результате взрыва образовалось огромное токсичное облако, которое было видно за много миль. Ударные волны ощущались по всему городу - да и во всем регионе Средиземного моря», - сказал глава ООН. Он предупредил, что экономические, социальные и другие последствия будут не только огромными, но и долгосрочными и что без международной помощи не обойтись.

ООН немедленно пришла на помощь, выделив 15 млн долларов

Сама Организация Объединенных Наций, по словам Гутерриша, немедленно пришла на помощь ливанцам. Так, Управление по координации гуманитарной деятельности направило на место события экспертов Международной поисково-спасательной консультативной группы и системы оценки и координации ООН в случае стихийных бедствий. ВОЗ доставила в Бейрут 20 тонн медикаментов и медоборудования.

Буквально через несколько часов после взрыва координатор ООН по гуманитарным вопросам в Ливане выделила на помощь пострадавшим 9 миллионов долларов. В минувшую пятницу ООН направила еще 6 миллионов долларов из своего Центрального фонда реагирования на чрезвычайные ситуации. ООН оказывает поддержку Ливанскому Красному Кресту, который занимается обеспечением людей временным жильем.

Всемирная продовольственная программа (ВПП) доставила в Ливан пшеничную муку и зерно для пекарен и мельниц. Ведь в порту был уничтожен единственный крупный зерновой элеватор в Ливане. Г

Глава ВПП Дэвид Бисли предупредил, что через 2,5 недели Ливан может остаться без хлеба – 85 процентов продовольствия поступают из-за рубежа, 85 процентов зерна - через бейрутский порт, который полностью разрушен взрывом

«Система ООН будет и впредь всячески поддерживать Ливан в этой чрезвычайной ситуации»,- заверил глава ООН Гутерриш.

Он напомнил, что взрыв в порту произошел в очень трудное время для Ливана - в тот момент, когда страна столкнулась с экономическими потрясениями и коронавирусом. При всех этих проблемах Ливан проявлял щедрость и продолжал принимать огромное число палестинских и сирийских беженцев.

«В последние несколько дней мы вновь увидели, что ливанцы действуют в том же духе – они помогают своим соседям, очищают улицы от осколков стекла и принимают в свои дома тех, кто оказался без крова над головой», - отметил Генеральный секретарь ООН. Он призвал наращивать международную поддержку жителям Ливана, особенно женщинам и девочкам, которые наиболее уязвимы во время кризиса. Гутерриш поблагодарил страны, которые уже предоставили финансовую, материальную и специализированную поддержку.

Власти должны найти и наказать виновных во взрыве

«Народ Ливана испытывает глубокое горе и разочарование. Голоса ливанцев должны быть услышаны. Очень важно провести заслуживающее доверия прозрачное расследование, призванное установить причину взрыва и привлечь виновных к ответственности…», - заявил Генеральный секретарь. Он добавил, что власти должны откликнуться на призыв народа и провести реформы, удовлетворяющие чаяния людей в более долгосрочной перспективе.

Глава ООН напомнил, что вчера по инициативе президента Франции Макрона и при поддержке ООН была проведена Международная конференция в поддержку Бейрута и ливанского народа. На ней многие партнеры, в том числе многосторонние международные и региональные организации заявили о готовности прийти на помощь Ливану.

«Мы изучаем результаты [конференции] и намерены в скором будущем принять эффективные дальнейшие меры. Масштабы катастрофы огромны», - отметил Генеральный секретарь ООН.

Его заместитель по гуманитарным вопросам Марк Локок подчеркнул, что Ливан будет нуждаться в помощи на всех трех фазах: поисково-спасательные работы и оказание чрезвычайной помощи; восстановление и реконструкция; и экономическое возрождение.

«В ходе второй фазы потребуются миллиарды долларов, как из государственных, так и частных источников финансирования», - отметил Марк Локок. Он добавил, что на третьей фазе необходимо будет взяться за разрешение уже существовавшего до взрыва экономического кризиса.

Гуманитарный координатор ООН в Ливане Наджат Рошди, которая находится в Бейруте, доложила участникам видеоконференции, что ситуация в стране крайне тяжелая. По ее словам, погибли более 200 человек, ранения и увечья получили более шести тысяч, разрушен не только порт, но и весь центр города.

Без жилья остались триста тысяч челов

Ливан > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > un.org, 10 августа 2020 > № 3481833


Ливан > Армия, полиция > forbes.ru, 9 августа 2020 > № 3462599

Многотысячные протесты в Бейруте переросли в столкновения с полицией

Ринат Таиров

редактор новостей

Тысячи человек вышли в субботу на акцию протеста в Бейруте — спустя четыре дня после того, как мощный взрыв в порту убил свыше 150 человек и привел к масштабным разрушениям. Митинг перерос в столкновения с полицией: та применила слезоточивый газ, пострадали свыше 100 человек

Около семи тысяч человек вышли в субботу вечером на акцию протеста на площади Мучеников в центре Бейрута, столицы Ливана, сообщает Reuters. Митингующие недовольны властями страны, которые допустили мощный взрыв аммиачной селитры (нитрата аммония) в порту и требуют наказать чиновников, коррумпированность и халатность которых, по мнению протестующих, привела к трагедии, отмечает AP.

Протесты переросли в столкновения с правоохранительными органами. Некоторые участники акций кидали камни, полиция применила слезоточивый газ, когда некоторые митингующие попытались прорваться через барьер, ограничивший движение по улице, ведущей к зданию парламента, передает корреспондент Reuters. По данным ливанского «Красного креста», пострадали почти 150 человек: 32 доставили в больницу, остальным оказали помощь на месте. По описанию Reuters, протестующие скандировали «люди ходят смены режима» — эти слова были популярны во время «арабской весны» в 2011 году. Также звучали лозунги «революция, революция» и «уходите, вы все убийцы», отметило агентство.

Взрыв в порту произошел 4 августа. По данным министерства здравоохранения Ливана, он привел к смерти 158 человек, пострадали 6000. Двадцать один человек считается пропавшим без вести. Как сообщил президент страны Мишель Аун, в порту на протяжении шести лет хранились 2750 т аммиачной селитры, которая используется для производства удобрений и боеприпасов, причем без необходимых мер безопасности. По одной из версий, взрыв мог случиться из-за сварочных работ, но власти не исключают и возможности взрыва бомбы или иного внешнего вмешательства.

Правительство пообещало привлечь виновных к ответственности, задержаны 19 человек, но митингующих это не удовлетворило. На акции люди установили похожую на виселицу конструкцию — петли на деревянных рамах с портретами чиновников. Некоторые собеседники Reuters называют правительство страны коррумпированным и говорят, что хотели бы, чтобы контроль над Ливаном взяла другая страна либо ООН. Взрыв, который стал самым мощным в истории Ливана, привел к ущербу в $10-15 млрд, пишет AP со ссылкой на губернатора города. Такой суммы у Ливана нет, страна и так на грани дефолта по долгам, которые уже превышают 150% ВВП, добавил Reuters.

Взрыв наложился на сложную экономическую ситуацию в стране, которая столкнулась с сильным экономическим и финансовым кризисом. Валюта страны резко подешевела к доллару, а инфляция, бедность и безработица — стали быстро расти. Это тоже вызывало многочисленные протесты в Бейруте и других городах страны.

Аммониевую селитру в порт Бейрута доставил корабль Rhosus, который принадлежал выходцу из России Игорю Гречушкину. Судно под молдавским флагом направлялось из Грузии в Мозамбик, остановка в Бе йруте не предполагалась. Бывший капитан судна утверждает, что владелец хотел взять там дополнительный груз, по другой версии, на судне возникли неполадки. Ливанские власти судно задержали, а груз затем конфисковали. Как выяснила The New York Times, Rhosus несколько лет стояло покинутым в порту Бейрута, а в феврале 2018-го там же затонуло.

Ливан > Армия, полиция > forbes.ru, 9 августа 2020 > № 3462599


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 августа 2020 > № 3462727

The Guardian (Великобритания): Бейрут в ожидании протестов — ливанцы хотят получить ответы на свои вопросы и требуют наказать виновных

В субботу в Бейруте ожидаются массовые протесты на фоне растущего негодования по поводу коррупции и некомпетентности, которые, судя по всему, и создали предпосылки для одного из самых мощных неядерных взрывов, происходивших в мире.

Эмма Грэм-Харрисон (Emma Graham-Harrison), Мартин Чулов (Martin Chulov), Бетан Маккернан (Bethan McKernan), The Guardian, Великобритания

Пострадавшие жители Бейрута хотят получить ответы и требуют привлечь к ответственности виновных в трагедии, случившейся в их городе. По данным министерства здравоохранения страны, в результате взрыва погибло более 150 человек, около пяти тысяч получили ранения и, по меньшей мере, 60 человек до сих пор считаются пропавшими без вести.

«Три дня мы расчищали завалы, вывозили обломки и зализывали раны,… теперь пришло время дать волю нашему негодованию и наказать их», — сказал 28-летний активист Фарес Халаби (Fares Halabi), собиравшийся принять участие в акции протеста, которая должна была состояться днем.

Последней жертвой взрыва стала жена голландского посла в Ливане. В Министерстве иностранных дел Нидерландов сообщили, что 55-летняя Хедвиг Вальтманс-Мольер (Hedwig Waltmans-Molier) скончалась в субботу от серьезных ран, полученных в результате взрыва, в момент которого она находилась в своем доме в Бейруте.

Через четыре дня после взрыва надежды найти под обломками еще живых людей становится все меньше, хотя крайне напряженной работой по поиску выживших занимаются профессионалы поисково-спасательных команд.

И если пыль и гарь, поднявшиеся в воздух в результате взрыва, оседают, осознание его политических последствий начинается только сейчас. В Ливане на протяжении нескольких месяцев нарастало возмущение людей из-за резкого падения экономики, в результате которого произошел обвал национальной валюты, и граждане в одночасье фактически лишились своих сбережений.

Прошлогодние массовые протесты в итоге привели к свержению премьер-министра, но система, которой он руководил, практически не изменилась, и в условиях экономического давления и пандемии коронавируса народное движение сошло на нет.

Теперь же недовольство правящей элитой снова возросло на фоне возмущения населения в связи с произошедшим взрывом. Ожидается, что на субботние демонстрации, которые состоятся днем, выйдет огромное количество людей, и существует обеспокоенность по поводу того, как во время этих акций протеста будут действовать силы безопасности. В четверг они подверглись всеобщему осуждению за то, что против небольшой группы протестующих они применили слезоточивый газ.

На Площади мучеников, в эпицентре протестного движения, некоторые участники акции протеста воздвигли символические виселицы для ливанских ведущих политиков.

«Сегодняшняя демонстрация — первая после взрыва, во время которого мог погибнуть любой из нас», — сказала активистка Хайят Назер (Hayat Nazer), одна из инициаторов акции в знак солидарности с жертвами взрыва.

«Теперь, когда нам больше нечего терять, это является самым серьезным предупреждением для всех. Сегодня все должны выйти на улицы, все», — сказала она в интервью информационному агентству «Франс Пресс» (AFP).

В пятницу президент Ливана Мишель Аун (Michel Aoun) пообещал, что все должностные лица, виновные во взрыве, будут привлечены к ответственности независимо от занимаемой ими должности.

Однако в Бейруте мало кто верит в то, что властям, допустившим, чтобы в самом центре Бейрута в ветхих помещениях годами хранились огромные запасы смертоносного взрывчатого вещества, можно доверять расследование обстоятельств этой катастрофы.

Один из ведущих телеканалов страны, «Эл-би-си» (LBC), в знак огромного недовольства всем политическим классом, объявил, что больше не будет транслировать никаких политических речей или заявлений лидеров об обещанном расследовании обстоятельств произошедшего взрыва.

Беспрецедентный бойкот в отношении руководства и чиновников Ливана означал, что в пятницу по телеканалу «Эл-би-си» выступления Ауна и лидера «Хезболлы» Хасана Насраллы (Hassan Nasrallah) транслироваться не будут.

Франция призвала провести международное расследование обстоятельств взрыва, который уже считается одной из крупнейших в истории промышленных катастроф.

Само место взрыва, порт, скорее всего, также станет фактором, который усугубит экономические последствия произошедшего и затруднит процесс восстановления разрушенной инфраструктуры, поскольку в результате взрыва был разрушен единственный функционировавший в Ливане зерновой элеватор, и способность страны получать импортные поставки по морю теперь в значительной степени сократилась.

Но Аун уже отверг повсеместно звучащие призывы к проведению международного расследования, заявив одному из репортеров, что он считает это попыткой «утаить некоторые факты». Он также предположил, что причиной взрыва, возможно, является «иностранное вмешательство». Многие ливанцы считают его слова подготовкой условий, в которых влиятельные лица избежали бы наказания.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 августа 2020 > № 3462727


Ливан. Израиль. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2020 > № 3486858 Александр Засыпкин

Александр Засыпкин: Ливан находится у опасной черты

Ливан подсчитывает ущерб, нанесенный в результате крупнейшей в истории катастрофы – недавнего взрыва в порту Бейрута. Положение в стране и без этого усугубляется в политической, экономической и финансовой сферах. Посол России в Ливане Александр Засыпкин в интервью РИА Новости рассказал об ожидаемых вмешательствах во внутренние дела Ливана под предлогом помощи в ликвидации последствий взрыва, а также дал оценку глубокому финансово-экономического кризису и напряженной ситуации на ливано-израильской границе.

– Наверное, весь мир потряс страшный взрыв, прогремевший вечером 4 августа в порту Бейрута. Как заявил премьер-министр Ливана Диаб, это стало катастрофой для всей страны. Имеются многочисленные жертвы, разрушения в центре столицы. Хотя расследование не завершено, преобладает версия о техногенном характере взрыва. Что вы можете добавить как очевидец трагического события?

– У нас, как и у всех жителей, находившихся на достаточно удаленном расстоянии, было вначале ощущение, что началось землетрясение, а затем был удар взрывной волны, который выбил окна, двери. В основном людей порезали вылетевшие стекла. Но чем ближе к эпицентру взрыва, тем больше разрушений, вплоть до обрушения домов. Все это ужасно. Размеры ущерба не поддаются подсчету. Но самое страшное, что погибло много людей. Это невосполнимые потери.

– Были ли пострадавшие российские граждане?

– Наше консульство сразу же стало отслеживать ситуацию, но тревожных сообщений не поступало. Стеклом была порезана жена сотрудника посольства. Ей в госпитале быстро зашили рану. В комплексе посольства, Культурном центре были повреждены окна и двери.

– По поводу причин случившегося сразу стало распространяться много версий, в том числе об обстреле с воздуха, теракте. Какова, на ваш взгляд, наиболее убедительная версия?

– Уверен, что ни при каких обстоятельствах нельзя заниматься политическими спекуляциями, а особенно, если пострадали тысячи людей. Согласно наиболее убедительным данным, в ходе ремонтных работ произошло возгорание, а затем чудовищный взрыв ангара, в котором с 2014 года хранилась конфискованная с поврежденного судна аммиачная селитра, так что речь идет о вопиющих нарушениях техники безопасности.

Сейчас многие в Ливане, и в этом есть большая доля истины, говорят, что в данной трагедии отразились недостатки ливанской действительности, существующие проблемы в государственных структурах, взаимодействии ведомств. Это были явный недосмотр и халатность соответствующих контрольных органов, хотя, как сообщалось, вопрос об утилизации взрывоопасной селитры регулярно ставился на повестку дня.

– Есть информация о развертывании международного содействия Ливану. Каков в это вклад России?

– Действительно, многие страны выразили намерение помочь в разных формах. С нашей стороны по линии МЧС направляются спасатели, полевой госпиталь, лаборатория для тестирования на коронавирус, а также продукты питания.

– В Ливане с октября прошлого года до весны проходили массовые акции с требованием кардинальных реформ. Но потом наступило затишье. Это произошло из-за ограничительных мер в связи с коронавирусом или были какие-то иные причины? И каковы перспективы развития ситуации в стране, учитывая, что протестное движение сопровождалось кризисом банковской системы и ухудшением материального положения населения?

– Действительно, проблемы никуда не делись, и по-прежнему Ливан находится у опасной черты, причем динамика остается негативной. Коронавирус безусловно ослабил общественную активность. Однако, на мой взгляд, сыграло свою роль и то, что протестное движение не предложило согласованной программы преобразований. Выдвинутый с самого начала лозунг о смене всего политического класса звучал вроде бы как воплощение народных чаяний о переменах, а фактически означал призыв к восстанию. Причем достаточно быстро начались беспорядки, столкновения провокаторов с правоохранителями. В результате значительная часть участников манифестаций ушла с улиц, не желая ассоциироваться с погромщиками, невольно подыгрывать тем, кто стремится разжечь смуту.

Но верно и то, что если процесс деградации не прекратить, то дело может дойти до еще более масштабной волны протестов с непредсказуемыми последствиями. При этом поступает информация о подозрительной активности в ряде районов страны – оживление радикалов, поступление им денег и оружия. В то же время следует подчеркнуть, что армия и органы безопасности остаются надежными гарантами стабильности, не вмешиваясь в политические распри.

Действующая власть в лице, прежде всего, правительства Хасана Диаба пытается осуществлять кризисное управление путем решения самых срочных вопросов. Но постоянно находится под жесткой критикой со всех сторон. Это понятно, поскольку кризис имеет комплексный характер. У правительства хватает денег только на поддержание цен на товары первой необходимости. Курс ливанского фунта упал к доллару в несколько раз. Счета вкладчиков в банках практически заморожены. Электричество дают по несколько часов в сутки.

Президент Мишель Аун призвал наладить национальный диалог для обсуждения основных насущных проблем, но пока смогли собраться в основном только его союзники. Даже под угрозой распада страны политики не могут найти общего знаменателя позиций. Есть попытки представить кризис в стране исключительно в качестве результата деятельности нынешней власти. Такой подход выхолащивает сущность проблем Ливана, которые обусловлены, в первую очередь, существованием конфессиональной системы. Еще в Таифских соглашениях 1989 года отмечалась необходимость упразднения конфессионализма. Но движения в этом направлении нет, хотя именно конфессионализм препятствует борьбе с коррупцией, независимости судебной системы.

– Если задача остановки движения к краху вообще решаема, то что для этого надо задействовать в первую очередь?

– В центре внимания всех – вопрос о финансово-экономических реформах. Есть соответствующий план правительства, есть предложения банков, экспертов. Суть состоит в том, чтобы прояснить реальное состояние дел, особенно в сфере финансов, и начать осуществление конкретных шагов по оздоровлению экономики. Неотложный характер имеет выправление положения в электроэнергетике.

Надо принимать во внимание, что если раньше Ливан стабильно на протяжении многих лет получал иностранную помощь, то в настоящее время этот источник перекрыт. Чтобы вновь открыть каналы содействия, в том числе по линии курируемой Францией конференции "Кедр", идут переговоры с Международным валютным фондом. Но пока существенного прогресса не достигнуто. В этой связи западные партнеры упирают на то, что ливанцы, мол, слишком медленно проводят реформы. В свою очередь премьер-министр Диаб высказал мнение, что дело не в этом, а в том, что пока на международном уровне вообще не принято принципиального решения о возобновлении помощи Ливану. Вообще-то говоря, это близко к истине, поскольку соответствует настороженному отношению США и их арабских союзников к ливанскому правительству, которым, как они считают, руководит "Хезболлах".

– К тому же США продолжают санкционное давление. Как с этим обстоит дело, каковы перспективы?

– По замыслу американцев санкции должны так или иначе задевать "Хезболлах", наносить ей ущерб. Но в финансовой сфере повлиять на нее не могут, потому что у партии нет счетов в банках. Так что речь идет о том, что могут пострадать те, кого "назначат" в качестве лиц или организаций причастных к деятельности "Хезболлах". Периодически поступают сигналы о грядущих рестрикциях в отношении политических союзников "Хезболлах". В общем, американцы скорее всего будут продолжать искать способы для повышения эффективности ограничительных мер. Но надо учитывать, что эти попытки будут вести к ухудшению общей ситуации в Ливане, в то время как позиции "Хезболлах" наверняка лишь усилятся.

– В последнее время получила известность идея развивать сотрудничество Ливана на "восточном направлении". Это можно рассматривать как альтернативу застопорившимся отношениям с Западом и Заливом?

– Ни в коем случае это не альтернатива, а подтверждение того, что Ливан нуждается в развитии сотрудничества по всем направлениям. Причем это его историческое состояние – быть связующим звеном цивилизаций и пунктом транзита от Средиземного моря вглубь Аравийского полуострова.

В первую очередь речь идет, конечно, о Сирии – ближайшем восточном соседе, значение связей с которым нельзя переоценить. Конфликт в Сирии тяжело сказался на Ливане. В страну пришло более полутора миллионов беженцев, на ливанскую землю проникли террористы. Сейчас ситуация изменилась, и появились возможности для восстановления стратегически важных для обеих стран связей, а также для возвращения сирийских беженцев на родину. Правда, реализация всех этих возможностей остается под вопросом. В частности, пресловутый "закон Цезаря" в США, накладывающий санкции на тех, кто сотрудничает с Сирией, может существенно притормозить процесс укрепления ливано-сирийского взаимодействия.

Далее на востоке Ирак и Иран, которые могут многое предложить Ливану в рамках взаимовыгодного сотрудничества, в том числе закупать широкую номенклатуру товаров. Наконец, следует указать на усиление внимания Китая к Ливану, в первую очередь, в плане перспектив реализации инфраструктурных проектов. Вот это и есть "восточное направление", и если тему не политизировать, то она звучит вполне прагматично и позитивно с точки зрения национальных интересов Ливана.

– А где в этом случае место России?

– Россию как правило причисляют к "восточному направлению" из-за нашей активной роли в Сирии и широкого поля взаимопониманий с Китаем по международной повестке дня. Вместе с тем, все это достаточно условно, и каждый имеет свои специфические возможности. Уверен, что российские компании способны активно работать в Ливане в ключевых отраслях. Причем в последние годы есть два хороших примера такой работы: "Новатэк" участвует в консорциуме по разведке углеводородов на Средиземноморском шельфе, "Роснефть" получила в операционное управление терминал по хранению нефтепродуктов.

– Не могу не спросить о ситуации между Ливаном и Израилем. Регулярно происходят обострения вдоль "голубой линии". Вот и в эти дни обстановка неспокойная. Главная забота у всех – не будет ли новой войны?

– Всплески напряженности возникают в случае, если "Хезболлах" несет потери в результате израильских налетов на объекты в Сирии. Сейчас именно так и произошло – был убит член "Хезболлах" в зоне аэропорта Дамаска. За это по "правилам игры" полагается адекватный ответ, который израильтяне ждут. В такой нервной обстановке произошел израильский обстрел ливанской территории в районе Ферм Шебаа вроде как по лицам, пытавшимся пересечь "голубую линию". Однако "Хезболлах" это опровергла. Так что пока напряженность сохраняется, каждый день есть тревожные сообщения. Поэтому главное сейчас – не допустить эскалации.

Что касается крупного военного конфликта, то в нем не заинтересованы вовлеченные стороны. Есть спекуляции, что, мол, либо Израиль, либо "Хезболлах" решат взорвать обстановку, чтобы отвлечь от внутренних проблем, существующих у тех и других. Однако с учетом огромного ущерба, который был бы нанесен обеим сторонам, масштабная конфронтация усугубила бы ситуацию для всех, трудности для всех только бы возросли.

– К тому же ВСООНЛ (временные силы ООН в Ливане – ред.) внимательно отслеживают развитие событий и оказывают сдерживающее влияние. Как известно, есть идеи расширить их мандат, как к этому относятся непосредственно вовлеченные стороны?

– Мы ориентируемся, в первую очередь, на позицию Ливана как страны, в которой располагаются ВСООНЛ. Ливанцы не хотят менять мандат, исходя из того, что силы ООН хорошо справляются с возложенными на них задачами, содействуют поддержанию стабильности. Что касается резолюции 1701 СБ ООН, то фиксируются ежедневные нарушения ливанского суверенитета израильтянами, особенно в воздушном пространстве. Если же попытаться, как этого хотят американцы и израильтяне, возложить на ВСООНЛ проведение прочесывания на юге Ливана везде, включая объекты частной собственности, то это неминуемо привело бы к трениям с местными жителями. Россия же заинтересована в том, чтобы ВСООНЛ и впредь контролировали обстановку без проблем.

– В связи с чудовищным взрывом в порту Бейрута почти сразу появились признаки возможного политического использования новой ситуации. С одной стороны, раздаются призывы к сплочению, как внутри Ливана, так и внешним сторонам в интересах скорейшего преодоления последствий трагедии. С другой стороны, высказываются опасения, что в условиях шока в ливанском обществе и мировом сообществе произойдет обострение противоречий. Какой сценарий, на ваш взгляд, более вероятен?

– Нет сомнений, что и одно, и другое присутствуют на общественно-политической арене и в информационном поле. То есть все делают заявления в поддержку Ливана, многие направляют помощь в том или ином виде, выражают надежды, что в беде люди объединятся. Реальность другая, и важно четко отслеживать обстановку на предмет того, чтобы под прикрытием гуманитарного бедствия не произошло вмешательство во внутренние дела Ливана. Сейчас раздаются голоса фактически в пользу интернационализации ливанской проблемы. Это опасный путь, который лишь еще больше обострит ситуацию. Россия, в свою очередь, сразу направила помощь без какого-либо политического подтекста.

Ливан. Израиль. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2020 > № 3486858 Александр Засыпкин


Ливан. Россия > Судостроение, машиностроение. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 августа 2020 > № 3462603

NYT нашла место затопления доставившего аммиачную селитру в Бейрут судна

Ринат Таиров

редактор новостей

NYT выяснила судьбу принадлежавшего уроженцу России судна Rhosus, которое доставило в Бейрут аммиачную селитру. Ее возгорание спровоцировало мощнейший взрыв. Как оказалось, судно затонуло в 2018 году, и сейчас части корабля по-прежнему находятся на дне неподалеку от порта — менее чем в 500 м от эпицентра взрыва

Судно Rhosus, которое перевозило 2750 т аммиачной селитры, взорвавшуюся в порту Бейрута 4 августа, уже больше двух лет как затонуло, выяснила газета The New York Times.

Rhosus вошел в порт ливанской столицы 21 ноября 2013 года и больше его уже не покидал, пишет газета. Сначала судно было задержано властями страны, а команде было приказано оставаться на борту. Спустя несколько месяцев людей отпустили, но судно осталось. В последний раз оно передало сигнал 7 августа 2014 года — в тот же месяц, когда его покинула команда. Власти Ливана перенесли груз с судна на склад в порту, а в 2015 году корабль отбуксировали примерно на 300 метров дальше. Корабль был покинут и оставался на новом месте следующие три года, пишет NYT.

Газета изучила спутниковые снимки за прошедшие годы: на некоторых видно судно в порту Бейрута, размеры которого соответствуют размерам Rhosus: трюмы судна открыты, и на снимках видно, что они пусты. NYT обнаружила похожее судно на фото в Twitter, которое было опубликовано в 2016 году. У Rhosus были значительные течи, и в феврале 2018-го судно стало быстро тонуть: буквально за несколько дней оно погрузилось на дно. На спутниковом снимке от 18 февраля 2018 года, опубликованном NYT, видно перевернувшееся на бок судно под водой. Власти Бейрута не стали ничего делать с затонувшим Rhosus, а морскому трафику его останки не мешали, отметила NYT. Части судна по-прежнему покоятся на дне в районе порта Бейрута — всего в 300 м от эпицентра взрыва груза, который оно перевозило.

По основной версии, хранившаяся на складе аммиачная селитра (нитрат аммония) взорвалась при сварочных работах 4 августа 2020 года. О том, что селитру в порт Бейрута доставило судно Rhosus, 5 августа сообщил ливанский телеканал LBCI по итогам заседания Высшего совета по обороне Ливана. Тогда утверждалось, что химикаты были конфискованы в сентябре 2014 года. Судно, о котором идет речь, принадлежало живущему на Кипре уроженцу Хабаровска Игорю Гречушкину, об этом рассказывали члены команды судна. Гречушкин стал владельцем судна в 2013 году, рассказал проекту «Сибирь. Реалии» бывший капитан Rhosus Борис Прокошев. Планировалось, что ходивший под молдавским флагом Rhosus доставит груз из Батуми в Мозамбик. Остановка в Бейруте была незапланированной: Прокошев говорит, что Гречушкин хотел там взять дополнительный груз, по другой версии — на борту возникли неполадки.

Прокошев слышал от других моряков, что Rhosus затонул в 2015-м или 2016 году, рассказывал капитан в интервью NYT. По его словам, груз из Бейрута был нужен, чтобы получить деньга на оплату прохода через Суэцкий канал. Издание ознакомилось с фотографией капитана на борту, сделанной в 2014 году. На фоне видны мешки груза. Эти мешки похожи на мешки со склада в Бейруте, фотографии которых опубликовал в Twitter ливанский журналист после взрыва, пишет NYT.

По последним данным, в результате взрыва в порту Бейрута погибли больше 150 человек, свыше 5000 пострадали. Порт Бейрута оказался практически уничтожен, мощная взрывная волна привела к сильным разрушениям в значительной части города.

Ливан. Россия > Судостроение, машиностроение. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 августа 2020 > № 3462603


Ливан > Транспорт. Армия, полиция > dn.kz, 7 августа 2020 > № 3461809

Бейрут пострадал на 10% от Хиросимы

Из-за халатности с арестованным российским грузом

Взрыв практически уничтожил порт Бейрута, основные морские ворота Ливана,

где пропали также склады с продовольствием,

что особенно болезненно в стране с гиперинфляцией

СТРАШНЫЙ ВЗРЫВ в порту Бейрута, по оценкам экспертов, по мощности был равен одной десятой разрушительной силы ядерной бомбы, сброшенной на Хиросиму. На разлетевшихся по интернету видео видно, что после детонации основной части взрывчатого вещества над городом действительно вырос характерный «гриб», столь похожий на ядерный, а ударная волна пошла по всем направлениям. Фотографии со спутника показывают ужасные последствия взрыва для порта и окружающих кварталов города. Количество жертв продолжает расти по мере расчистки завалов, пока найдены тела 135 человек, ранения получили более пяти тысяч, в числе которых - консул Казахстана в Ливане. Бейрут и вся страна буквально парализованы шоком и горем.

За несколько минут более 300 тысяч жителей Бейрута лишились крыши над головой, что, если считать пригороды, составляет около 15% населения столицы этой арабской страны. Если же считать только центр, то есть Бейрут в официальных административных границах, то речь идет о 100% лишившихся жилья жителей. Страшный ущерб еще только предстоит оценить (предварительная оценка губернатора города - $10-15 млрд.), чему также не будет способствовать то, что в марте Ливан объявил первый в своей истории дефолт, а в июле началась гиперинфляция. Население страны винит в происшедших бедах правительство, которое, по словам его критиков, «погрязло в коррупции». «…Жители Ливана, переживающего тяжелейший экономический кризис на фоне пандемии коронавируса, считают, что в трагедии виновата правящая элита страны. Власти обещают строго наказать виновных - и уже заключают под домашний арест всех сотрудников порта, отвечавших за хранение селитры», - сообщает сайт Би-Би-Си.

Как сообщают власти страны, начиная с президента, Мишель Ауна, причиной трагедии в порту стал груз аммиачной селитры (нитрата аммония) весом почти в три тысячи тонн, который был арестован на молдавском корабле, принадлежавшем российскому бизнесмену, следовавшем из Грузии в Мозамбик. Находившийся в порту с 2014 года, он вроде как ожидал утилизации, но соседствовал с грузом пиротехники, который загорелся из-за сварочных работ. На видеокадрах видно, что сильному взрыву с «ядерным грибом» предшествовал именно разноцветный пожар, в огне которого блестели разрывы шутих. Судя по всему, мы имеем дело с одной из наиболее трагичных случаев техногенных катастроф последних лет.

По словам бывшего капитана судна Бориса Прокошева, сухогруз «Росус», ходивший под флагом Молдовы, принадлежал бывшему жителю Хабаровска Игорю Гречушкину, который в 2014-м бросил пароход вместе с членами экипажа на произвол судьбы в Бейруте. Из-за долгов бизнесмена члены экипажа стали фактически заложниками судна, запертого в Ливане, но сумели через суд добиться выезда на родину. При этом, Гречушкин им не платил зарплаты, как и предыдущему экипажу.

Чтобы получить деньги на адвоката и билеты до дома, моряки продали топливо корабля, после чего передали его с грузом под ответственность министерства транспорта Ливана, которое и сгрузило аммиачную селитру, а за самим судном не уследило - оно утонуло. «Когда мы уже убыли, его [груз] выгрузили на склад, под ответственность министерства транспорта. Я об этом узнал от ребят-моряков, которые заходили в Бейрут. А пароход в итоге утонул, года два-три назад. У него была небольшая дырка, надо было периодически откачивать воду. А если экипажа нет, некому это делать», - сказал Прокошев в интервью изданию «Сибирь. Реалии».

По информации ливанского канала LBCI, на заседании Высшего совета по обороне было заявлено, что судно «Росус» направлялось в Африку (из Грузии в Мозамбик), но зашло в порт Бейрута, поскольку во время плавания получило повреждения. 2750 тонн аммиачной селитры с судна конфисковали и поместили на склад на 12-м причале порта, где груз ожидал утилизации, однако «не так давно инспекция обнаружила, что в южной стене есть щель, через которую в него можно беспрепятственно попасть». По информации Би-Би-Си, аммиачная селитра применяется как удобрение, однако при смешении с алюминиевой пудрой и нефтепродуктами, такими как мазут, она становится взрывчатым веществом. При этом есть мнение, что и без этих добавок, а просто от проникновения через пробоину морской воды, селитра могла начать становится взрывоопасной. Хранение большой партии этого вещества в густонаселенном районе создавало угрозу, и власти это осознавали. Однако из-за бюрократизма - с 2014 по 2017 год таможенники пять раз просили передать партию селитры армии, продать частной компании или экспортировать за рубеж - но ответа от властей не получили. Гречушкина пока журналистам найти не удалось. Однако, по информации сайта Gazeta.ru, в России суд отказался принимать от Прокошева иск против хозяина корабля, который находился на Кипре, то есть, фактически, совсем рядом с Ливаном. По данным очевидцев, на этом острове был слышен звук взрыва в Бейруте.

Тем временем, в Бейруте введено двухнедельное чрезвычайное положение. Среди пропавших без вести - примерно 100 человек. Не все они могут быть под обломками, некоторых портовых рабочих сила взрыва выкинула в море. «Взрыв также вызвал опасения продовольственного кризиса - Ливан импортирует большую часть продуктов питания, а на складах в разрушенном взрывом порту хранились значительные запасы зерна. Министр экономики Ливана уже заявил, что уцелевшее зерно в пищу больше непригодно», - сообщает Би-Би-Си. Страна хоронит погибших и объявила трехдневный траур. Многие казахстанцы, видевшие видео из Бейрута, вспомнили о событиях в Арысе, в июне прошлого года взорвался склад боеприпасов, повредивший практически весь город, население которого в панике бежало в Шымкент.

Ливан > Транспорт. Армия, полиция > dn.kz, 7 августа 2020 > № 3461809


Ливан > Госбюджет, налоги, цены. Судостроение, машиностроение > inosmi.ru, 7 августа 2020 > № 3463658

Сунь Дэган: взрыв в Ливане кажется неожиданностью, но по факту выявил проблемы управления (Гуаньча, Китай)

Взрыв в Бейруте — трагическая случайность, но он обнажил низкие способности ливанской власти в области экономического и социального управления, заявил в интервью Сунь Дэган, научный сотрудник Института международных исследований университета Фудань. Из-за политической борьбы правительство «практически прекратило работу».

Сунь Дэган (孙德刚), репортеры Сяо Тин (小婷) и Сю Цзюнь (徐俊), Гуаньча, Китай

Днем 4 августа в портовой части Бейрута, столицы Ливана, произошли два серьезных взрыва, которые потрясли весь мир. На момент публикации этой статьи по сообщениям СМИ взрыв привел к гибели как минимум ста человек и ранению четырех тысяч. Многие лидеры государств выразили свои соболезнования ливанскому правительству и заявили, что готовы предоставить гуманитарную помощь. «Гуаньча» взял интервью у господина Сунь Дэгана, научного сотрудника Института международных исследований университета Фудань, и попросил его рассказать о проблемах, которые выявил этот инцидент, а также о возможных последствиях.

— Взрыв в ливанской столице кажется очень неожиданным, но, согласно сообщениям местных СМИ, 2750 тонн аммиачной селитры, которые стали причиной катастрофы, хранились в бейрутском порту в течение шесть лет. Мы также знаем, что ситуация в Ливане последние шесть лет представляет собой партийную борьбу и экономический спад, из-за чего ситуация с этой партией аммиачной селитры не обрабатывалась в течение шести лет. Связан ли взрыв с неэффективностью ливанского правительства и халатным управлением?

— Это происшествие в сфере общественной безопасности — случайность, но оно выявило низкие способности Ливана в области экономического и социального управления. В 2019 году в Ливане началась так называемая «Арабская весна 2.0» из-за роста цен, продолжающегося экономического спада, высокого государственного долга, высокого уровня безработицы и людей, которые вышли на уличные демонстрации. В октябре 2019 года премьер-министр Ливана Саад Харири покинул свой пост, и новым премьер-министром стал Хасан Диаб. Однако экономика Ливана так и не улучшилась. Добавим к этому новую эпидемию коронавирусной пневмонии в 2020 году, которая нанесла серьезный ущерб туристической отрасли Ливана, а также приостановила восстановление работы и производства, что усугубило социальные конфликты.

— Какова внутренняя ситуация в Ливане на данный момент? Как борьба между различными конфессиональными партиями тормозит эффективную деятельность правительства?

— Ливанские сунниты, шииты и марониты контролируют должности премьер-министра, председателя парламента и президента соответственно. На протяжении многих лет вопрос о децентрализации власти был причиной постоянных разногласий между тремя партиями. Кроме того, раны, полученные во время гражданской войны в Ливане, не залечены, что еще больше усугубляет недоверие между различными фракциями. Недостаток власти у правительства и отсутствие сильного лидера, а также локальная раздробленность привели к полной неспособности Ливана к энергичному восстановлению производства и возвращению к нормальной жизни после гражданской войны. Эффективность правительства снизилась, и оно практически прекратило работу, между тем вопросы материального благополучия населения оказались трудно разрешимыми. Хотя три фракции достигли хрупкого равновесия, если экономические и социальные проблемы не будут решены, в Ливане может начаться новая волна социальных потрясений.

— Конфессиональные силы имеют огромное влияние на политическую ситуацию на Ближнем Востоке и могут даже управлять ею. Турция, Израиль, Саудовская Аравия и Иран — все находятся в таком положении, и вдобавок ко всему, в последние годы религиозная власть растет. Погрязнет ли Ближний Восток еще глубже в религиозной борьбе в будущем, и фундаментализм и национализм будут расти и дальше?

— Беспорядки в Ливане создали благоприятные условия для геополитических игр между крупными державами на Ближнем Востоке. Они массово вскармливали своих агентов в Ливане, превратив Бейрут, первоначально известный как «Восточный Париж», в «шахматную доску» для игры между крупными державами, где каждая ливанская партия стала пешкой какой-нибудь страны. Высокий уровень безработицы, большой внешний долг и продолжающийся экономический спад усилили конкуренцию за ресурсы между всеми сторонами, образуя порочный круг. Экстремистские и террористические организации также воспользовались возможностью, чтобы проникнуть в Ливан и получить свою выгоду от всеобщего хаоса.

— В этом году также разразилась пандемия коронавируса. Меры по противодействию эпидемии еще сильнее ударили по экономике Ливана. Ливанский фунт обесценился вдвое, вызвав недовольство общественности и уличные протесты. Экономика Ливана находится на грани краха, а само государство является одной из стран мира с наибольшим внешним долгом. Какое влияние оказала внутриполитическая борьба в Ливане на экономическое развитие страны?

— В последние годы основные страны Ближнего Востока выдвинули среднесрочные и долгосрочные стратегии развития, включая индустриализацию, поиск альтернативных источников энергии и разработку высоких технологий, с целью осуществления экономических преобразований и укрепления управленческих способностей правительств. Длительное отсутствие сильного центрального правительства в Ливане привело к разобщенности политических фракций, что затруднило формирование объединенных политических сил и еще больше затруднило мобилизацию и организацию всей страны. Можно сказать, что Ливан долгое время был не в состоянии реформировать, развивать и укреплять внутриполитические связи. Основные социальные проблемы Ливана — это экономика и народное благосостояние, но политическая борьба между различными фракциями снизила ценность экономического и социального развития и вызвала глубокий социальный кризис.

— После взрыва израильские военные заявили, что «сейчас время преодолеть взаимные конфликты» и сказали, что предоставят гуманитарную и медицинскую помощь Ливану. Конфликт между Израилем и ливанской «Хезболлой» существует уже давно. Исходя из нынешней ситуации, есть ли возможность смягчения отношений между двумя сторонами?

— В краткосрочной перспективе все стороны, оказывающие гуманитарную помощь, могут сгладить конфликты и найти точки соприкосновения, сохраняя при этом различия, чтобы помочь Ливану преодолеть временные трудности. Однако, поскольку противоречия между региональными державами и Ливаном труднопреодолимые, в долгосрочной перспективе конфликты крупных держав в Ливане могут еще больше усилиться, а опасность столкновений увеличиться.

— По данным BBC, Ливан в настоящее время сталкивается с продовольственным кризисом. Как вы думаете, как ливанское правительство далее будет решать эту проблему?

— Ливан — небольшая страна с ограниченными пахотными землями и в основном зависит от импорта продуктов питания. В будущем продовольственный кризис, эпидемия нового коронавируса, высокий уровень безработицы, проблема большого внешнего долга и ответственность за эту проблему общественной безопасности будут накладываться друг на друга, проверяя управленческие способности премьер-министра. Если он не сможет решить эти проблемы должным образом, оппозиция воспользуется народным недовольством и снова поднимет восстание против правительства, и тогда в Ливане разразится новый всеобъемлющий политический, экономический и социальный кризис.

— Конфликт между Израилем и соседними странами продолжается, и там не обходится без вмешательства Соединенных Штатов. С учетом общей политики сокращения администрации Трампа, как США будут продолжать оказывать влияние на Ближний Восток?

— С тех пор, как Дональд Трамп вступил в должность, он рассматривал Ближний Восток как бремя для Соединенных Штатов, поэтому значительно сократил экономическую помощь Ливану, Палестине и экономически отсталым странам, а также продемонстрировал значительно меньшую готовность участвовать в делах безопасности на Ближнем Востоке и меньшее желание обеспечивать безопасность и предоставлять экономические общественные блага региону, чем усугубил экономические и социальные проблемы многих стран региона. В будущем американское правительство будет придерживаться ближневосточной стратегии «общей непривязанности и целенаправленного продвижения» с упором на безопасность и экономическое сотрудничество в странах Персидского залива и Израиле, что обострит экономический и политический кризис в таких нестабильных странах, как Ливан.

Сунь Дэган (孙德刚) — научный сотрудник Института международных исследований университета Фудань

Ливан > Госбюджет, налоги, цены. Судостроение, машиностроение > inosmi.ru, 7 августа 2020 > № 3463658


Ливан. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2020 > № 3463627

Al Modon (Ливан): многочисленные российские гипотезы о взрыве в Бейруте

О взрыве в порту Бейрута многое пока неизвестно. Официальное объяснение — взорвалась аммиачная селитра из-за ненадлежащего хранения. Автор статьи проштудировал российские СМИ в поисках ответов на вопросы. По мнению российского химика, сам по себе нитрат аммония взорваться не мог! Однако есть и другие версии.

Басам Микдад, Al Modon, Ливан

Наша коллега, которая живет на верхнем этаже жилого дома в районе Рас ан-Набех, рассказала о взрыве в порту Бейрута, который произошел вчера. Она сообщила, что почувствовала будто здание сначала соскользнуло в район Ашрафие, затем вернулось на свое место, но потом резко взмыло в бейрутское небо, а на месте взрыва стало стремительно расти грибовидное облако, похожее на «ядерный гриб» при взрыве Хиросимы.

Аналогичное апокалиптическое описание произошедшего встречается в большинстве российских заголовков, посвященных взрыву в Бейруте. Можно встретить следующие заголовки: «Бейрут — новая Хиросима», «Вот каким будет Судный день», «Бейрут плачет», «Бейрут превратился в руины», «Взрыв в Бейруте эквивалентен землетрясению силе 4,5 по шкале Рихтера», «Смертоносный взрыв в Бейруте», «Взрыв в Бейруте в 200 раз слабее, чем взрыв в Хиросиме» и другие заголовки, которые говорят о том, что российские СМИ в ужасе от трагедии в ливанской столице.

На фоне многочисленных слухов о причинах и характере взрыва некоторые информагентства опубликовали экспертное мнение российских химиков из ведущих химических институтов страны. Как сообщает российский телеканал РЕН ТВ, профессор РХТУ им. Менделеева Дмитрий Мустафин высказал предположение о том, что на складе произошел взрыв пиротехнических изделий, а не взрыв боеприпасов. Он считает, что боевое оружие не имеет ярко окрашенного дыма и эффектного взрыва. Российский химик допускает, что взрыв могли спровоцировать «умышленные действия», а также, по его мнению, на ситуацию могла повлиять жаркая погода.

Гипотеза Дмитрия Мустафина о взрыве пиротехнических изделий утонула в потоке информации о катастрофе и была проигнорирована другим химиком, который высказал свое мнение в эфире государственного радио. По словам российского химика Юрия Орлова, сама по себе аммиачная селитра взорваться без внешнего воздействия не может, должны быть еще какие-то компоненты и внешнее инициирование для того, чтобы это взорвалось. Он заявил, что на основе аммиачной селитры делают взрывчатку, используют в горном деле — это хорошо известно. Но сама по себе, без человека, она взорваться не может. Искры недостаточно, нужно, чтобы произошла детонация, а для этого нужно ввести специальные добавки. Без дополнительных компонентов она не взорвется.

Между тем, кандидат химических наук Олег Желтоножко сообщил, что внешний вид образовавшегося от взрыва в порту Бейрута облака подтверждает: взорвались, скорей всего, минеральные удобрения. По его словам, военная взрывчатка и промышленная так не взрывается, также не похоже на взрыв пиротехники, а версия, что взорвались минеральные удобрения, наиболее правдоподобная.

В одной из российских компаний по производству удобрений разъяснили, что могло привести к взрыву. Как отмечает вышеупомянутая компания, аммиачная селитра хранилась на неспециализированном складе совместно с взрывоопасными грузами, что является недопустимым. Плюс на объекте проводились огневые работы при наличии взрывоопасных грузов, что также очевидно является грубейшим нарушением промышленной безопасности. В компании считают, что это и могло привести к инциденту такого масштаба.

Сайт «Сибирь.Реалии» пошел дальше. Он решил рассказать о том, как аммиачная селитра попала в порт Бейрута. Специальные корреспонденты взяли интервью у бывшего капитана корабля «Росус», ходившего под флагом Молдовы, но который фактически принадлежал бывшему жителю Хабаровска Игорю Гречушкину.

По словам экс-капитана Бориса Прокошева, в 2013 году ему предложили поработать капитаном на судне «Росус» и доставить груз аммиачной селитры из Грузии в Мозамбик. Когда он прибыл на корабль, тот стоял в Турции, где бывший капитан бросил судно из-за финансовых разногласий с судовладельцем. Из Турции Прокошев отправился в Мозамбик, но судно вместе с командой было арестовано в порту Бейрута за неуплату портового сбора и технических нарушений эксплуатации. Ливанские власти освободили часть команды, которая вернулась в Россию, но капитана Прокошева вместе с двумя другими членами экипажа держали на борту корабля 11 месяцев. Портовые власти взяли на себя все расходы, поскольку владелец судна отказался платить им деньги.

Капитан судна «Росус» рассказал, что каждый месяц писал Путину с просьбой о помощи, но не получал ответа на свои письма, кроме отписки: ваше обращение отправлено в МИД. А Консульство России в Бейруте отвечало так: «Что ты хочешь, чтобы Путин прислал спецназ, чтобы тебя тут боем освобождали?».

По его мнению, российские власти могли бы нанять адвоката, подать в суд, но ничего не сделали. В итоге экипажу корабля пришлось самим продавать топливо и нанимать адвоката, который подал в суд на власти Ливана, поскольку они не имели право их удерживать. Суд разрешил им уехать в Россию, а расходы покрыл судовладелец.

Что касается груза аммиачной селитры, то, по словам капитана корабля, он узнал от своих товарищей-моряков, которые заходили в Бейрут, что ливанские власти выгрузили его на склад под ответственность Министерства транспорта. А корабль в итоге утонул, года два-три назад из-за небольшой дырки, поскольку ранее экипаж периодически откачивал воду, но поскольку экипажа на судне не было, то и некому было это делать.

Комментируя трагедию в порту Бейрута, капитан «Росус» Борис Прокошев сказал, что в произошедшем виноваты сами ливанцы. Они не должны были арестовывать это судно, от него надо было скорее избавиться. А они начали требовать уплаты портового сбора от судовладельца, который бросил корабль и команду, — и «вот что получилось». Что касается аммиачной селитры, то, по мнению Прокошева, ливанцам нужно было вывезти ее на поля и запахать. Если груз никто не спрашивает, значит, он никому не принадлежит.

Слова бывшего капитана корабля «Росус», чей груз аммиачной селитры мог взорваться в порту Бейрута, подтвердила инспектор Международной федерации транспортников в Новороссийске Ольга Ананьина. В интервью она рассказала, что бывший капитан «Росус» Борис Прокошев обращался за помощью в 2014 году. Капитан сообщал, что моряки несколько месяцев не получают зарплаты, но потом вообще оказалось, что судовладелец взял в долг топливо, а затем бросил корабль и экипаж, которые «остались без воды и продовольствия».

Единственное российское издание, которое выступило против единогласного мнения о взрыве аммиачной селитры и поддержало версию о преднамеренном взрыве в порту Бейрута, была оппозиционная газета «Новая газета».

Она поддержала версию о том, что причиной взрыва в Бейруте стали иранские ракеты. В день взрыва, 4 августа, на портале газеты была опубликована статья специального корреспондента Вадиха Эль-Хайека «Ливан сотрясли иранские ракеты». Журналист сообщил, что источники «Новой газеты» рассказали об истинных причинах чудовищного взрыва в Бейруте. По словам Эль-Хайека, источники в ливанских силовых структурах и в «Хезболле» сообщили газете о том, что в ангаре №12 хранилось оборудование для сборки точных ракет высокой дальности.

Источники полагают, что «Хезболла» намеревалась использовать эти ракеты против Израиля и что причиной взрыва послужил человеческий фактор. Автор отмечает, что инцидент случился в весьма чувствительный для Ливана момент: 7 августа специальный трибунал по Ливану при ООН вынесет приговор по делу об убийстве премьер-министра Ливана Рафика Харири. Трибунал предъявил обвинения высокопоставленным членам «Хезболлы» и крупным сирийским чиновникам.

Ливан. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2020 > № 3463627


Ливан > Транспорт. Химпром. Экология > rg.ru, 7 августа 2020 > № 3460716

Взрыв был неизбежен

Трагедия в Бейруте - объяснение может оказаться простым

Текст: Сергей Птичкин

В центре внимания мировых СМИ остается взрыв в морском порту Бейрута. Размышлений о том, что привело к подрыву, как уже ясно, селитры, немало. Есть и конспирологические. Однако все может крыться в обычной человеческой безалаберности и грубом нарушении техники безопасности.

По имеющимся сведениям, настоящая бомба была заложена в одном из складских помещений порта еще в 2014 году. Шесть лет назад грузовое судно, заполненное аммиачной селитрой, зашло в порт для ремонта. Однако расплачиваться судовладельцу оказалось нечем, и он просто бросил свое плавсредство с удобрениями на произвол судьбы. Власти порта селитру за долги конфисковали и сложили в ближайший терминал. Все прошедшие годы собирались ее как-то утилизировать, но сделать этого так и не успели. 4 августа прогремел страшный взрыв, разрушивший порт и часть столицы Ливана.

Так что могло стать первопричиной трагедии? Владимир Кореньков - один из ведущих специалистов по физике взрыва - считает, что, скорее всего, это было роковое стечение обстоятельств. Впрочем, копившихся долгие годы. Помещение, в котором хранились тысячи тонн селитры, непосредственно соседствовало с огромным элеватором. По словам Коренькова, любое зернохранилище, тем более больших размеров, - потенциально взрывоопасно. Взвесь мучной пыли - страшно горючий материал. Причем горение почти сразу становится объемным, после чего следует взрыв разрушительной силы. А селитра - прекрасный окислитель. Поэтому вполне можно допустить, что элеваторная пыль и складская - от селитры на протяжении долгого времени смешивались, превращаясь в подобие детонатора. Достаточно было малейшей искры или даже сильного удара, чтобы рвануло. Вполне возможно, просто накопилась критическая масса горючего с окислителем, и произошло самовозгорание. При этом, судя по характеру разрушений, наблюдаемых на многочисленных фотографиях, тротиловый эквивалент взрыва оказался совсем не "ядерным" по своей мощи. Скорее всего, он равен подрыву 200 тонн тротила, при общей массе селитры, вовлеченной в процесс около 2700 тонн.

Стоит вспомнить, что почти аналогичный по мощности взрыв произошел в нашей стране почти тридцать лет назад в ночь на 12 апреля 1991 года. Случилось это в Рязанской области в районе небольшого городка Сасово.

По воспоминаниям очевидцев, многоэтажные дома раскачивались из стороны в сторону, в квартирах падали мебель, телевизоры, вдребезги разлетались люстры. Сонных, ничего не соображающих людей сбрасывало с кроватей, осыпая пригоршнями битого стекла. От невероятных перепадов давления срывало крышки люков, лопались пустые предметы - банки, лампочки, даже детские игрушки. Под землей рвались водопроводные трубы. Как сообщалось, ударная волна распахивала окна в поселке Игошино, находящемся за 50 километров от Сасова.

Удивительно, но при значительных разрушениях никто не погиб. В больницу попали только четыре человека, порезанных битым стеклом.

На месте взрыва в 800 метрах от железнодорожной станции образовалась воронка правильной круглой формы, диаметром до 30 и глубиной около 4 метров. Местные вспомнили, что на месте взрыва находилась целая гора аммиачной селитры - в мешках и россыпью. Весна 1991 года была не лучшим временем СССР. Страна в глубоком кризисе. Селитра, используемая в качестве удобрений, почему-то оказалась никому не нужна. И ее стали сваливать на землю недалеко от железнодорожной станции, на которую привозили. Навалили сотни тонн. Специалисты-взрывотехники тогда предполагали, что внутри этой горы накопилось статическое электричество, которое в итоге и сыграло роль детонатора. К сожалению, точную причину взрыва в Сасово установить так и не удалось. Да особо и не расследовали - все-таки человеческих жертв не было. А на рубеже восьмидесятых-девяностых годов прошлого века в нашей стране много что взрывалось с куда более страшными последствиями.

Тем не менее стоит повторить, взрыв 12 апреля 1991 года под Рязанью имеет определенное сходство со взрывом в Бейруте 4 августа 2020 года.

Ливан > Транспорт. Химпром. Экология > rg.ru, 7 августа 2020 > № 3460716


Ливан > Транспорт > rg.ru, 6 августа 2020 > № 3460738

На бочке с аммонием

Взрыв в Бейруте: новые подробности катастрофы

Текст: Диана Ковалева

В результате мощнейшего взрыва в порту Бейрута погибли по меньшей мере 113 человек, пострадали около четырех тысяч. Более 60 раненых находятся в критическом состоянии, сотни людей пропали без вести - и это далеко не окончательные цифры катастрофы, кадры которой поразили весь мир. В руины превратилась почти вся портовая инфраструктура, различной степени ущерб был нанесен половине зданий административной части города. Жители ливанской столицы в ужасе звонят в местный минздрав в поисках родных и близких. Больницы города и пригородов переполнены пострадавшими, а врачи жалуются на нехватку оборудования и медикаментов. Уже стало известно о гибели как минимум 10 спасателей, ранения получили десятки медиков.

Ухудшает ситуацию пандемия коронавируса, из-за которой больничных коек и без того не хватало. "Катастрофа во всех смыслах этого слова", - заявил ливанский министр здравоохранения Хамад Хасан. В стране объявлен трехдневный траур.

"Взрывов было два. Первый был незначительным по сравнению со вторым. Второй был действительно ужасным, было просто невозможно дышать... потому что в воздухе как будто не было кислорода", - рассказал в эфире телеканала NBC News один из очевидцев событий, Али Слим. По словам Лиззи Портер, живущей в Бейруте, сначала она "услышала оглушительный грохот, как будто очень низко пролетел реактивный самолет", а после ее буквально отбросило от дверного проема ударной волной. "Я была в нескольких метрах от электрических линий, параллельных порту. Я вышла из своей машины и побежала ко входу одного из зданий, когда поняла, что оно разрушено... Я не могу поверить, что осталась в живых", - цитирует Al Jazeera еще одну свидетельницу произошедшего, Наду Хамзу. "Это похоже на зону боевых действий. У меня нет слов", - заявил агентству Reuters мэр Бейрута Джамаль Итани.

Местные власти уже объявили ливанскую столицу зоной бедствия. Ущерб, нанесенный взрывом, который иорданские сейсмологи назвали равным по силе землетрясению с магнитудой 4,5, лишь по предварительным данным оценили в три миллиарда долларов. Без крыши над головой остались около 300 тысяч жителей, полностью уничтожены четыре городские больницы. Сколько еще госпиталей получили ущерб - не счесть. Большую тревогу у граждан вызвали новости о том, что взрыв уничтожил портовые хранилища, в которых было, по разным данным, до 85 процентов запасов зерновых страны. Заговорили о дефиците хлеба. И хотя, как пишет "Аль-Ахбар", хранилища на момент трагедии были почти пустыми, агентство Reuters со ссылкой на министра экономики и торговли страны Рауля Нехме сообщило: запасов зерна в Ливане хватит менее чем на месяц. "Эта страна не готова к бедствиям... у нее нет системы реагирования на них. Полицейских едва хватает, чтобы контролировать дороги", - цитирует Al Jazeera журналиста Хабиба Баттаха.

Премьер Ливана Хасан Диаб пообещал найти виновных в трагедии и заставить их "заплатить" за нее. Но что стало причиной случившегося? После различных версий журналистов то о взрыве на складе с фейерверками, то о ракетном ударе Израиля власти наконец объявили: виноваты 2750 тонн нитрата аммония (или, как его еще называют, аммиачной селитры), которые хранились в порту шесть лет и по взрывной силе были равны примерно 1800 тоннам тротила. Вещество попало в порт после того, как его конфисковали с сухогруза Rhosus, ходившего тогда под молдавским флагом. Как передает телеканал LBCI со ссылкой на ливанский Высший совет по национальной обороне, сначала селитру поместили в подходящее хранилище, но после перевезли в ангар, где некоторое время назад обнаружили зазор в стене, через который можно было легко пройти. В ангаре также не запиралась дверь - и именно во время ее сварки одна из искр якобы вызвала возгорание нитрата аммония.

Но как быть со вторым взрывом, о котором говорят очевидцы? По мнению некоторых экспертов, не стоит отбрасывать в сторону версию со взорвавшимся складом пиротехники. "Перед большим взрывом вы можете увидеть искры, услышать звуки, похожие на лопающийся попкорн, услышать свисты. Это специфика, присущая фейерверкам, визуальные эффекты, звуки и переход от медленного горения к мощному взрыву", - цитирует агентство AP Боаза Хайуна, владельца фирмы Tamar Group, которая тесно работает с властями Израиля в вопросах безопасности и сертификации взрывчатых веществ. А профессор химии из Университета Род-Айленда Джимми Оксли заявила, что без очень высоких температур поджечь нитрат аммония не так-то просто, и если судить по черному и красному дыму на видео, то ясно: реакция возгорания сначала и вовсе была неполной. По мнению специалистов, именно фейерверки могли стать той "спичкой", которая в итоге подняла на воздух бейрутский порт.

На расследование произошедшего правительство отвело пять дней. Всю администрацию порта взяли под домашний арест до установления ответственности причастных ко взрыву. Пока вместо порта в Бейруте будут использовать порт в ливанском Триполи. Президент страны Мишель Аун постановил выделить 100 миллиардов ливанских фунтов на чрезвычайные ассигнования, а также поручил выдать кредиты больницам и выплатить компенсации семьям погибших. В Бейруте на две недели ввели режим ЧП, передает Al Jazeera.

Ливан > Транспорт > rg.ru, 6 августа 2020 > № 3460738


Ливан > Армия, полиция > inopressa.ru, 6 августа 2020 > № 3462636

Так "Хезболла" доставила взрывчатку в Бейрут

Мохаммад Раби и Юлиан Репке | Bild

"Там, где когда-то у порта был расположен склад, теперь находится лишь огромный кратер. (...) Мир задается вопросом: почему тысячи тонн высоковзрывчатого нитрата аммония, как бомба замедленного действия, хранились в порту? Расследование Bild показывает: террористическая организация "Хезболла" как минимум причастна к трагедии, если вообще не несет единоличную ответственность за нее".

После того, как судно Rhosus было задержано в порту Бейрута, "собственник корабля исчез со своими деньгами, а мнимые покупатели в Мозамбике "не проявляли никаких шевелений", рассказал тогдашний капитан судна Борис Прокошев в интервью "Радио Свобода".

"Возникает подозрение: мнимая поставка товара в Африку была лишь предлогом для того, чтобы доставить взрывчатку в зону досягаемости "Хезболлы", - полагают авторы статьи Мохаммад Раби и Юлиан Репке.

"Ливанская фирма Majid Shammas & CO., почти одноименная с завоеванным Израилем в 1967 году городом Мадждаль-Шамс на Голанских высотах, предлагала в начале 2014 года купить почти 3 тыс. тонн взрывчатого вещества. Компания уже в 2013 году тайно продавала взрывчатку сирийскому диктатору Асаду - одному из ближайших союзников "Хезболлы", - пишет издание.

"Таможенные документы, имеющиеся в распоряжении Bild, показывают: в августе 2016 года и в июне 2017 года два директора таможни оказывали давление на ливанский суд, чтобы он одобрил покупку вещества фирмой, очевидно, близкой к "Хезболле". Во-первых, говорится в документах, речь шла об "опасных материалах", "которые хранятся на складе в несоответствующих внешних условиях". Во-вторых, "груз, по рекомендации армии, можно также продать ливанской компании Majid Shammas, специализирующейся на взрывчатых веществах".

"Однако судья упрямился. По неизвестным причинам он не отвечал ни "да", ни "нет". Один из инсайдеров сказал в разговоре с Bild: возможно, это был акт гражданского неповиновения, чтобы воспрепятствовать тому, чтобы террористическая организация "Хезболла" завладела взрывчатым веществом".

"Известно также, что сопротивление судьи привело к тому, что бомба замедленного действия по-прежнему находилась в порту Бейрута и за годы была забыта. "Хезболла" знала, что получить доступ к 2750 тоннам вещества можно в любой момент и поэтому воздерживалась от новых попыток завладеть им".

"Впрочем, расследование Bild показывает, что в период с 2012 по 2016 год террористы другими путями пытались получить доступ к высоковзрывчатому нитрату аммония".

"Цель: нанесение ударов по еврейским и израильским объектам по всему миру. Поэтому между поставкой нитрата аммония в Бейрут и новыми попытками находящихся там террористов завладеть веществом прослеживается временная взаимосвязь", - утверждает издание.

"Лишь несколько недель назад Израиль в ходе прицельного авиаудара убил в сирийском Дамаске члена террористической группировки. "Хезболла" поклялась отомстить, а Израиль готовился на своей северной границе к чрезвычайной ситуации".

"Администрация порта отреагировала на очередной интерес террористической группировки к взрывчатому веществу? В пользу этого говорит то, что пожар на складе якобы начался во время сварочных работ на воротах здания. Сотрудники таможни пытались защитить взрывчатое вещество от кражи, сообщали местные СМИ. Вечером в среду ливанское правительство отправило нескольких сотрудников порта под арест...", - пишет Bild.

Ливан > Армия, полиция > inopressa.ru, 6 августа 2020 > № 3462636


Далее...